Единоборства

«Было бы честью сыграть Емельяненко, но не думаю, что это реально». Актер Милош Бикович в восторге от Федора

8просмотров

«Было бы честью сыграть Емельяненко, но не думаю, что это реально». Актер Милош Бикович в восторге от Федора

Милош Бикович и Фёдор Емельяненко / Фото: © Dmitry Golubovich / Global Look Press / Global Look Press, Jun Sato / Contributor / WireImage / Gettyimages.ru

И шутит про свою схожесть с Роем Джонсом.

И шутит про свою схожесть с Роем Джонсом.

Имеющий российское гражданство сербский актер Милош Бикович, известный по ролям в фильмах «Холоп», «Балканский рубеж», «Лед», «Отель Элеон», «Монтевидео: Божественное видение» в разговоре с «Матч ТВ» рассказал об увлечении боксом, ответил на вопрос о возможности провести реальный поединок, высказал уважение Федору Емельяненко и вспомнил о фигурном катании.

«Меня настоящий боксер раскрыл бы за полминуты»

— Милош, вы стали послом и амбассадором чемпионата мира по боксу в Белграде.

— Это для меня было большой честью и огромным удовольствием. Бокс сильно вдохновляет, это невероятно. Это не только зрелищный вид спорт, но и помогает развивать характер и человеческие качества, бороться с собой. Бокс — учитель.

— Как вы связаны с боксом?

— Я познакомился с этим видом спорта, когда у меня была роль боксера в театре. Тогда я начал тренироваться. У бокса, как и у актерского мастерства, ноль толерантности к лжи. Это нельзя симулировать. Этим надо заниматься, быть в моменте, в это погрузиться. И тогда я влюбился в бокс, понял, сколько там нюансов, сколько разных искусств в этом виде спорта — математика, физика, танцы, ритм, игра… Это не просто махание кулаками, это целая философия.

— Проводили спарринги или занимаетесь фитнес-боксом?

— Скорее, это фитнес-бокс для поддержания формы. А на сцене уже бой-спарринг. Ведь роль боксера на сцене и в реальной жизни отличается. В ринге тебе нужно максимально замаскировать удар и донести его до цели кратчайшим путем, а в театре это нужно сделать заметно и не навредить партнеру. В противном случае спектакль может закончиться раньше времени, так что у нас есть заранее подготовленные элементы.

— В общем, своеобразный рестлинг.

— В принципе — да. Конечно, это не классический бой.

— Хотели бы вы провести реальный бой?

— Это будет очень короткий поединок, если я буду в нем участвовать с каким-то настоящим боксером. Это не моя работа. Меня настоящий боксер раскрыл бы за полминуты.

— Сейчас в единоборствах популярны, так называемые, фрик-бои, когда актеры, певцы, политики и так далее выходят драться друг с другом по правилам бокса или ММА.

— Работать над собой — хорошо, но кому-то что-то доказывать не вижу пока смысла.

— Такие поединки перспективны гонорарами.

— Ради денег я играю в театре и фильмах. Это моя деятельность, а не бои. Но повторюсь, это (занятие боксом) интересно в плане собственного развития.

— Давайте спроецируем ситуацию, вам звонит какой-то промоутер. «Милош, добрый день. Готов ли ты провести поединок по правилам бокса с другим актером? Гонорар вот такой».

— Не знаю. Не думаю, что сразу бы отказал. Если бы у меня было время — не было бы проектов, продакшн-компании, театра. И была бы возможность пожертвовать лицом на несколько месяцев, мало ли что произойдет в ринге. И тогда может быть, наверное, да — это могло быть интересно.

«Федор в клетке сам с собой, а противник — препятствие на пути к чемпионству»

— Вернемся к вашей деятельности. Вы играли многих спортсменов.

— Да, я играл футболиста, баскетболиста, фигуриста, сейчас — боксера. И, возможно, один из следующих проектов будет про бокс или ММА.

— Есть ли у вас какой-то боксер на примете, которого вы бы хотели сыграть?

— Был такой югославский боксер Мате Парлов (олимпийский чемпион-1972 и чемпион мира-1974). Но, как сказал мой друг актер Саид Тагмауи: «Я не знаю ни одного боксера, чья история не была бы подходящей для фильма». Это очень зрелищный спорт.

— Тут ведь в первую очередь акцентируются не на факте зрелищности самих боев, а на становлении личности. У многих боксеров трудный путь к вершине.

— Бокс — благородный вид спорта. Он заставляет людей преодолевать трудности. У человека есть два выбора: быть по ту сторону закона или пойти в зал.

— Вы хотели бы сыграть кого-то из российских боксеров или бойцов?

— Честно, я не сильно знаком с жизненными драмами российских бойцов. Может у вас есть какая-то идея?

— Ну, сходу в голову приходит имя Федора Емельяненко.

— Да, это легендарная личность, но это боец. Я очень уважаю этого человека, он тепло относится к Сербии. Я не знаю личную драму Федора, а это очень важно, когда вы делаете кино.

— Вы же можете в любой момент изучить биографию любого спортсмена.

— Я бы с удовольствием готовился к такой роли, хотя не думаю, что по типажу я подходящий актер для роли Федора. Если бы было такое желание, то я менял бы свой режим, тренировался и набирал вес. Однако мы не очень похожи по фактуре. Для меня было бы честью сыграть такого человека, как Федор Емельяненко, но не думаю, что это реально. Я немного другой.

Я не смотрел конкретные бои Федора, я видел нарезки его выступлений. Он не смотрит противнику в глаза, у него нет никакой личной неприязни. Он в клетке сам с собой, а противник — препятствие на пути к чемпионству. Это вызывает уважение. Помню момент, когда его перекинули через себя, он упал на шею, и мне показалось, что тут человек не может выжить. А он возвращается еще сильнее. В этом есть что-то глубинно русское, славянское — когда нас прижали к стене, мы становимся еще сильнее, и в нас просыпается сила, которую нельзя остановить. В Сербии мы называем это «инат». Это слово означает следующее: все против тебя, и ты от этого получаешь дополнительные силы.

— Каких еще российско-сербских спортсменов в сфере единоборств вы знаете?

— Недавно я снимал кино с Дарко Стосичем. Однажды я с ним потренировался. У него рука, как моя нога. Я у него спросил: «Первое, что бы ты сделал, находясь мы в октагоне?». И он меня взял, будто я какой-то маленький котенок, положил на настил и показал, как локтем закончил бы бой. И у меня было невероятное ощущение. Я посмотрел, что бы со мной произошло, если я был с ним в ринге полминуты.

— Хорошо, а по фактуре какой боксер вам больше всего подходит?

— Проблема в том, что у меня нос все еще целый, и его надо фактурить. А так назову Роя Джонса-младшего, мы один в один похожи. (Смеется).

«Раньше мне казалось, что фигурное катание — это для девочек»

— Вы сыграли главную роль в фильме «Лед» (2018 год). Какое у вас отношение к фигурному катанию?

— Я никогда не стоял на коньках до этого фильма. Мне нужно было дотянуть до такого уровня, чтобы я в кадре мог спокойно передвигаться по льду и это выглядело бы убедительно. Вообще, фигурное катание мне всегда казалось спортом для девочек, а потом я увидел и понял, насколько это тяжело.

В каждом фильме у меня разная задача. Например, был футбол, которым я никогда не занимался или мне пришлось научиться ездить на мотоцикле.

— Удается ли вам посмотреть соревнования?

— Я не смотрю турниры. Исключительно из-за того, что не хватает времени. Когда оно у меня появляется, я стараюсь смотреть фильмы или сериалы, потому что мне это необходимо для моей профессии. А так я живу в двух странах, не только снимаюсь в фильмах, но и продюсирую, и играю в театре. Также я занимаю должность президента Союза кинематографистов Сербии. И в последние два месяца я вообще не успеваю включать телевизор.

— После получения в феврале российского гражданства что-то изменениях в вашей жизни?

— Мне не приходится больше ездить в федерально-миграционную службу. Если серьезно, то я живу как российский гражданин, делаю себе прописку, СНИЛС, ИНН и так далее. Я всегда чувствовал себя в России как дома, но сейчас это задокументировано официально.

— Назовите свою лучшую роль?

— Я не могу сказать, какая лучшая. Это было бы неправильно. Но я могу отметить следующее: когда люди не думали, что я могу сыграть, а я в итоге сыграл… Моя карьера начиналась с того, что я играл спортсмена, героя-любовника, интеллигента, который не может быть жестким парнем. Потом я снялся в «Южном ветре» и показал совсем другое лицо, открыл новое амплуа. Знал, что могу это сыграть, но мне важно было это доказать.

— При этом в России вы в первую очередь ассоциируетесь с комедийным жанром.

— Почему это должно быть обидно? Комедия — это один из сложнейших жанров, если она не самая простая и вульгарная: типа я пукнул в кадре, и это должно быть смешно… И жанр комедии связан с таймингом, ощущениями, там нужно быстро думать. Для меня важно, что я развиваюсь и в жанре криминальной, детективной драмы, и играю спортсменов, героев-любовников, и в комедиях. Очень важно развивать себя в разных жанрах.

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball