Единоборства

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

9просмотров

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Ярослав Амосов и Камару Усман / Фото: © Instagram Ярослава Амосова, Mike Stobe / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Ярослав Амосов прямо сейчас лучший на планете по количеству побед без поражений. С рекордом 26-0 он удерживает пояс Bellator в полусреднем весе и не просыпается, когда определяют чемпиона UFC в этой же категории.

Ярослав Амосов прямо сейчас лучший на планете по количеству побед без поражений. С рекордом 26-0 он удерживает пояс Bellator в полусреднем весе и не просыпается, когда определяют чемпиона UFC в этой же категории.

В воскресенье в 9 утра по московскому времени Камару Усман (20-1) на турнире UFC 268 защитил титул чемпиона UFC в категории до 77,1 кг. Усман потерпел только одно поражение в карьере, никому не проиграл в UFC и считается лучшим бойцом промоушена вне зависимости от весовых категорий. В лиге Bellator в этом же весе пояс у украинца Ярослава Амосова, который кроме этого выделяется другим достижением: у Амосова нет поражений в 26 боях в ММА. Ярослав регулярно приезжает на тренировки в Россию, просит не называть его «украинским Хабибом» и объясняет, почему его не пугает чемпион UFC в его категории.

— Примерно в 9 утра по Москве определился чемпион UFC в вашей категории. Что в этот момент делал чемпион Bellator?

— Думаю, что видел последний сон. Интересный бой, но я не готов просыпаться с самого утра в воскресенье и смотреть. Это мой вес, но не в моей организации, и большого смысла смотреть это в онлайне нет. Если уж мне надо будет, я могу посмотреть это в интернете потом. Если бы где-то кто-то собирался бы с друзьями, может быть. И то не в данный момент — я сейчас молодой отец, и лучше в это время пойти где-то с ребенком погулять на природе.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Камару Усман и Колби Ковингтон / Фото: © Icon Sportswire / Contributor / Icon Sportswire / Gettyimages.ru

— Считается, что противостояние Усмана и Ковингтона одно из главных в этом году. Вы видели какие-то их бои?

— Видел бой Камару Усмана с Гилбертом Бернсом. Видел их первый бой [Усмана с Ковингтоном]. Частично. Это не Bellator, поэтому я и не смотрю.

— Давайте мы вам перескажем суть: четыре базовых борца Ковингтон, Усман, Гэтжи и Чэндлер 40 минут били друг друга в стойке. Почему это происходит в современных ММА?

— Тоже задумывался: вроде много парней хорошо борются, но это не используют. Возможно, когда борец с борцом дерутся, каждый думает, что на перевод придется потратить много сил, потому что второй будет правильно защищаться. Но не знаю, я бы все равно попробовал.

Я считаю, что в ММА нужно драться как ММА-боец. Не факт, что у тебя получится его сбить или долго держать внизу, но ты должен показать, что можешь разнообразно работать.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Фото: © Bellator MMA

— Я так не считаю, но многие люди в странах бывшего СССР могут думать, что Камару Усман и Ярослав Амосов — это две разные планеты, потому что Камару Усман там, в YouTube и на «Мэдиссон-сквер-гарден», а Ярослав…

— …приехал на сборы в Харьков к Александру Бутенко.

— Проговорим: вы считаете, что вы на одном уровне с Камару Усманом как бойцы ММА?

— Я же тренировался со многими чемпионами, со многими звездами, и я уверен, что могу выиграть у любого соперника. Я являюсь чемпионом одной из сильнейших лиг этого мира, так что я в себе уверен.

— Вы же пересекались с Колби Ковингтоном в American Top Team?

— Да, но это был один из первых моих приездов, поэтому мы даже особо не тренировались, а скорее разбарывались. Потом я травмировался, а потом у него начались какие-то конфликты в зале, и он больше не появлялся.

— Вы побеждали хороших борцов из США, но не самых известных бойцов ММА, Эда Рута и Логана Сторли. Затем за счет борьбы взяли пояс, не дав ни шанса Дагласу Лиме, но вы начали заниматься только в 15 лет. Почему у вас так хорошо получается бороться?

— Если бы я знал ответы на такие вопросы… Вернее, я бы и сам хотел их узнать.

Я много уделяю времени борьбе, и она мне нравится. Первые мои тренировки — я вообще защищался от ножа, пистолета и палки, потом уже перешел на самбо, рукопашный бой и все в таком стиле. Потом у меня появился еще один тренер, который занимался вольной борьбой, он начал меня тренировать. А потом я стал тренироваться даже со сборной Украины по вольной борьбе, с ребятами отдельно занимался, просто ездил на мини-сборы разные. Был период, когда я чуть-чуть подтянул ударную технику, и как-то пошло.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Фото: © Bellator MMA

— Самая классная подробность, которую я слышал про вас, звучит так: «Некоторые вещи он даже сам не может объяснить, почему они у него получаются».

— Начал такое замечать, да. В какой-то момент понял, что я не всегда борюсь теми приемами, какие показывают тренеры, а у меня получаются какие-то свои движения. И я пробую их показать ребятам, с которыми занимаюсь, но в конечном итоге понимаю, что они не понимают.

— Вы тренировались в Осколе, приезжали в Москву, были в Таиланде и сейчас готовитесь к боям во Флориде. Ни разу не были на Кавказе?

— Кстати, ни разу не был, но хотел в сентябре поехать куда-то в Дагестан. Потом оказалось, что моему другу дали бой на сентябрь, и я поехал ему помогать готовиться в American Top Team. Там как раз почти весь Дагестан тренировался, так что я поехал в «Дагестан топ тим», можно так сказать.

— Вас часто сравнивают с Хабибом из-за рекорда: у вас 26-0, у него 29-0. Вы в соседних весовых, говорите на одном языке, оба стали чемпионами. А чувствуете ли вы, что, если вы встретитесь на тренировке, вам трудно будет спокойно поспарринговать даже в борьбе, потому что, например, про Хабиба говорят, что он очень ориентирован на соревновательность. Вы, вероятно, тоже. И это будет не тренировка, а полноценная схватка, где каждый попытается что-то доказать.

— Думаю, что какое-то соревновательное ощущение и спортивный интерес могут быть, но не думаю, что если один другого собьет, он его будет добивать в полную силу. Наверное, каждый будет хотеть взять свои баллы, сделать свои действия, но не думаю, что это будет какая-то агрессивная борьба или что-то подобное.

— Вы говорили, что пояс Bellator будет храниться дома у мамы (Амосов стал чемпионом в своем последнем бою, победив решением Дагласа Лиму в июне этого года).

— Сейчас он пока у меня дома, но точно поедет на ту стеночку у мамы, где висят мои награды. Просто она делает ремонт, и там сейчас все сложено в другом месте.

— От пояса правда кто-то отковырнул один камушек?

— Не знаю, отковырнули или нет, но одного камня нет.

— Вы говорили, что когда был титульный бой, ваша супруга ждала ребенка и это немного давило на вас. Сейчас все хорошо?

— Да, сыну два с половиной месяца, назвали Иваном. Не давило, но мне хотелось, чтобы родился сын и я в этот момент был чемпионом.

— Не пробовали поговорить, чтобы супруга не смотрела бой?

— Думаю, что она бы все равно смотрела. Просто попросил, чтобы с ней был рядом кто-то из друзей, чтобы они если что смогли контролировать ситуацию.

— Вы ее много упоминали в интервью после боя, но не рассказывали, как познакомились.

— Мы друг друга знали уже давно. Есть даже такая история, но никто из нас не уверен, как было на самом деле. Мы оба из города Ирпень, под Киевом, и я жил через дорогу от одного санатория, где летом проводил все время. Мы одногодки, оба 1993-го, и в какое-то лето она тоже там была. И в общем, вроде как мы пересекались на какой-то детской дискотеке, потому что она говорила, что ей какой-то мальчик рисовал рисунок, а я помню, что точно кому-то рисовал рисунок. Но это делал еще и мой сосед по комнате. Так что это был либо я, либо сосед. Потом уже лет в 14-15 мы в принципе были знакомы, когда я начал по городу лазить. Потом она работала на одной работе с моим другом, мы пересекались в общих компаниях, учились в одном колледже и как-то после Нового года списались в интернете, и я предложил ее проводить от вокзала до ее подруги. Как раз гулял с собакой и подумал, что можно проводить. Ну и, вот пошел, и, короче, сейчас у нас уже сын.

— Вы говорили, что в жизни был момент, когда вы жили на ее зарплату.

— Она тогда получала около 10-12 тысяч гривен (около 30 тысяч рублей. — «Матч ТВ»). Но это не было так, что я круглый год жил за ее счет. Я все равно находил какие-то деньги, и она понимала, что сейчас такой период в карьере. По-разному было: мы жили у меня дома, когда я жил с бабушкой. Потом переехали в Киев, стали снимать квартиру. Но в итоге наступил такой момент, когда я ей сказал, что она может не работать, заниматься собой, домом, чем-то еще. Одно время жили так, потом ей опять захотелось поработать, потому что домашний быт немного загружает, затем мы стали ждать сына.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Фото: © Bellator MMA

— Что говорила бабушка, когда вы жили вместе и вы занимались боями?

— В какие-то моменты, да, говорила: «Зачем тебе этот спорт, может ты пойдешь куда-то работать?»

— Вы же долго выступали в не самой популярной российской лиге «Прайм», которая также называлась по имени спонсора, производителя строительного крепежа, а потом перешли в Bellator. Причем вашим менеджером стал Андрей Спивачук, больше работавший в боксе в США. Как это произошло?

— Андрея знал еще мой тренер, они поговорили, и я перешел в Bellator.

— Всегда казалось, что с рекордом 19-0 можно легко попасть в UFC.

— Помню, что было какое-то предложение от них, но я почему-то понял, что отношение там ко мне какое-то несерьезное. А Bellator мне всегда нравился и хотелось драться там. В принципе, хотелось в Америке драться.

— Смотрите, вы переходите в Bellator, когда у вас 19-0, но из 19 соперников 5 это дебютанты, еще пятеро имели рекорд 1-1, 0-1 0-3 или 2-5. И из знаменитых вы победили только очень сильного парня Роберто Солдича, это не напрягало?

— У меня в карьере было много замен оппонентов и много непредсказуемых ситуаций. Было такое, что я летел на бой и узнавал, что бразилец, соперник, просто не сел на самолет. Ему экстренно искали замену. Было такое, что кто-то снимался из-за травмы. А так, если у меня появлялись в себе сомнения, я всегда приезжал на сборы, тренировался с кем-то из известных бойцов и смотрел свой уровень. Первые сборы за границей… за границей Украины, ха-ха, у меня были году в 2015-м.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Фото: © Bellator MMA

Восстановился после травмы плеча, разрешили тренироваться, но стало интересно, а на каком я вообще уровне. И я так посмотрел, что в России тогда много говорили про «Клуб № 1», приехал туда. Там в тот момент тренировались Эдик Вартанян, Серега [Хандожко], Махно, мы со всеми познакомились, стали общаться. Я до сих пор могу к ним приехать и потренироваться. Это мои хорошие заграничные друзья.

— Я слушаю истории про Украину нулевых, и там как будто такой Дикий Запад: ваш друг Никита Крылов рассказывает, что его били битой, Валентин Молдавский слышит эту историю и говорит: «Меня тоже били битой»…

— Меня, кстати, не били.

— А были вообще поражения на улице?

— Был оупен эйр на пляже, случилась небольшая потасовка, и я даже не видел, кто и откуда меня ударил. Просто открыл глаза и понял, что я на земле лежу, но это еще в 17 лет.

— Будучи бойцом Bellator, вы хоть раз дрались на улице?

— [После долгой паузы.] Просто это нельзя называть дракой, но когда говорят, что профессиональный боец не должен драться, это тоже не всегда правильно. Если ты видишь какую-то несправедливость и проходишь мимо, при этом обладая навыками, чтобы это исправить, то это тоже странно. Вот, например, мы едем с другом в метро в Киеве. Идет парень с костылями и просит деньги. И так идет еще при этом очень тяжело. Мы приезжаем на конечную станцию, я смотрю — этот же парень завязывает шнурки, но как будто бы у него уже с ногами все нормально. Я своему другу говорю: «Давай посмотрим, что дальше будет, постоим 10 секунд». И мы смотрим, что этот парень берет свои костыли и нормально идет. Ну тут я, конечно, не сдержался и дал подзатыльник и сказал кое-что.

— Вы часто носите современную молодежную одежду — чувствуете, что в вас могут не определять человека, который умеет хорошо драться?

— Думаю, что такое есть. Но лицо уже начинает говорить за себя, а не одежда. Были какие-то ситуации, да. Было такое, когда мне пьяные люди обещали уши накрутить и что-то такое.

— И не выполнили обещания?

— Получилось так, что не выполнили.

— У них тоже решением судей выиграли?

— Почему-то все думают, что я вообще не умею бить. Даже в зале некоторые так думали. Я тогда шел, надевал боксерские перчатки и начинал работать в стойке и доказывал тем людям, что могу это делать, и не стоит с меня приколы тянуть на эту тему.

— Ваш последний соперник считался одним из самых жестких ударников Bellator, и вы не дали ему ничего сделать за счет переводов в партер. Можете объяснить, почему это получилось у вас, но не получилось у Андрея Корешкова в их втором и третьем боях?

— Насколько я помню, Андрей и второй бой выигрывал, но пропустил удар, и получился нокаут. А в третьем бою, думаю, что сыграло свою роль уже то, как второй поединок закончился. И еще Андрей держал в голове удары Лимы по ногам. Он и в интервью говорил, что много об этом думал и у него были какие-то проблемы с ногой.

Я сам, когда к Лиме готовился, много за это переживал и делал много работы под его лоукики. Мы старались, чтобы я много двигался в бою и Лима не смог бы прицелиться и нормально попасть мне по ноге. И все равно я выходил и готовился, что у меня скоро будет большая опухшая нога.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Фото: © Bellator MMA

— Тайбоксер Артем Левин из вашего зала во Флориде консультировал перед этим боем?

— Я в Майами познакомился с тренером из Николаева, Дмитрий Кирпань, по-моему, он по понедельникам преподает в Sanford MMA. Несколько раз видел, как он тренирует пацанов, мне, в принципе, нравилось, какую работу он дает, и получилось так, что к бою против Лимы больше готовился с ним, хотя и с Артемом тоже работал.

— Предполагаете, кто будет вашим соперником для первой защиты?

— Думаю, что это будет или Майкл Пэйдж (20-1; №1 рейтинга), или Джейсон Джексон (15-3; №3). 

— Вы в последний раз побеждали нокаутом пять лет назад. Это беспокоит?

— У каждого своя техника. Я и на тренировках не заряжаюсь на удар. Лучше я сделаю два-три удара, чем один нокаутирующий. Мне кажется, что когда заряжаешься на удары, ты немного не на том фокусируешься, можно пропустить перевод или зайти в размен, и там уже будет как повезет, поэтому мне хочется более технически грамотно работать и переигрывать.

— Есть ощущение, что вам не очень нравятся бои, где у людей летят брызги крови и они просто рубятся.

— Я бы хотел закатить такой бой и мечтаю о таком бое, но моя манера и желание победить пока не позволяют мне так зарубиться.

Чемпион UFC в 77 кг считается лучшим бойцом лиги. Мы узнали, что о нем думает непобежденный чемпион Bellator

Фото: © Bellator MMA

— А на спаррингах?

— Да, такое бывает, я часто тренируюсь с парнями, кто занимается тайским боксом или боксом, и мы можем рубиться только в стойке, где я понимаю, что никого не буду переводить.

— За последний год вы отправляли кого-то в нокдаун на тренировках?

— Может быть, ударом по корпусу. Я могу зарубиться, но стараюсь контролировать свои удары. Мне кажется, если я кого-то посажу на задницу, я буду неловко себя чувствовать.

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball