Зимние

«Давление не просто чувствовалось, его было видно, его можно было потрогать». Глава МОК больше часа отвечал на вопросы по Валиевой

103просмотров

«Давление не просто чувствовалось, его было видно, его можно было потрогать». Глава МОК больше часа отвечал на вопросы по Валиевой

Фото: © China News Service / Contributor / China News Service / Gettyimages.ru , Xavier Laine / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Собрали в один текст все важное, что сказал Томас Бах на пресс-конференции.

Собрали в один текст все важное, что сказал Томас Бах на пресс-конференции.

Глава Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах в рамках брифинга в пятницу ответил на вопросы журналистов. Большая часть была посвящена, разумеется, ситуации с российской фигуристкой Камилой Валиевой.

О передаче дела в CAS за 48 часов до соревнований:

— Есть положительный результат теста. Необходимо с этим разобраться, нельзя игнорировать все это. Мы рассматриваем вопрос, CAS разбирал дело. Это не хаос, правопорядок, юстиция в действии. Мы следуем закону и в то же время симпатизируем 15-летней девочке. Очевидно, что в ее организм попала субстанция, которая не должна была быть. Тот, кто сделал так, что она там оказалась, виновны в этом.

Можете себе представить, если бы мы не отреагировали и спортсменка оказалась бы под давлением, всем соперникам и общественности было бы известно, что у нее положительный результат теста. ITA, WADA, мы отреагировали. Есть ситуация с положительным тестом, ответственность всех органов — обеспечить справедливые условия для проведениям соревнований, мы отреагировали за 48 часов, это не наша вина. Даже если бы это случилось за 2 часа до соревнований, мы все равно должны были гарантировать справедливые условия для всех.

О давлении на Камилу:

— Мне не надо обсуждать решение CAS, которые было принято. Что я могу сказать, я просто расстроился вчера, когда следил за ней по телевизору. Давление не просто чувствовалось, его было видно, его можно было потрогать.

Такое давление я даже не могу себе представить, особенно на девочку, которой всего 15 лет. Видеть, как она борется на льду, как ей тяжело, как она хотела до конца откатать это выступление… В каждом движении было видно, как ей тяжело. Может быть, ей хотелось уйти и забыть грустную историю.

Как мы можем относиться к спортсменам, к несовершеннолетней спортсменке, когда она находится под огромным психологическим давлением? Я могу только пожелать Камиле, чтобы ее семья поддержала ее по-настоящему. Уверен, друзья помогут ей, думаю, люди, которые должны поддержать ее, проявят к ней сочувствие. Будем надеяться, что все отнесутся надлежащим образом к этой ситуации, чтобы девочка не пережила травму, слишком она молода для этого.

«Давление не просто чувствовалось, его было видно, его можно было потрогать». Глава МОК больше часа отвечал на вопросы по Валиевой

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ
О решении отказаться от церемонии награждения по итогам командника:

— Нам пришлось принять непростое решение (по церемонии награждения), мы объясняли эту дилемму. Мы предложили встретиться с фигуристами из США и Японии и хотели услышать от них из первых уст, чтобы они поделились эмоциями, мечтами, соображениями. НОК Японии сообщил, что фигуристки приняли наше решение, согласились с ним, посчитали, что оно адекватное.

Что касается фигуристов сборной США, то встреча длилась более полутора часов. Она оказалась очень плодотворной, на ней обсуждались самые разные вопросы. Мы многое узнали, что думают спортсменки, были представлены определенные идеи, как можно решать вопросы. Будем отслеживать ситуацию, отсматривать предложения и воплощать их в жизнь.

О поддержке Валиевой и решении не посещать произвольную программу:

— Наше расследование идет дальше, а мы со своей стороны можем предложить ей поддержку, использовать все механизмы, которые есть на Играх. Предлагаем психологическую помощь спортсменам, есть программы Athlete365, которые действуют круглый год, их может использовать любой спортсмен, которому нужна помощь.

Мы сотрудничаем с Олимпийским комитетом России (ОКР). Надеюсь, Валиева получит всю помощь, которая ей необходима.

«Давление не просто чувствовалось, его было видно, его можно было потрогать». Глава МОК больше часа отвечал на вопросы по Валиевой

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

Правила защиты устанавливает не МОК, а WADA. Мы пояснили свою позицию по ряду причин. Было бы нецелесообразно, чтобы она продолжала участие в Играх, но мы проиграли в CAS, мы должны были выполнить то решение. Сейчас ведется расследование по окружению спортсменов, которые также должны понести ответственность. Мы надеемся, что будет выяснена полная правда. Люди, которые виновны в этом, будут обвинены в этом и наказаны.

Почему не посетил произвольную программу фигуристок? Я не уверен, что я первый президент МОК, который не присутствовал на соревнования фигуристок, в Пхенхчане или в Сочи, по-моему, я не посетил их. Не думаю, что значимость и ценность соревнований зависит от того, кто находится на трибунах, важнее то, что происходит на льду.

О ближайшем окружении Валиевой:

— Это всегда очень важно, потому что она (Валиева) несовершеннолетняя спортсменка. У меня очень большой опыт. Мне приходилось выслушивать много лжи и оправданий, когда ранее находили допинг. Допинг очень редко принимает просто сам спортсмен, всегда есть какие-то люди среди сопровождающих лиц, которые принимают в этом участие.

Роль сопровождающих лиц может быть разной: они могут как помогать, так и содействовать или, может быть, заставлять спортсменов принимать допинг. Проблема заключается в том, что на многих слушаниях спортсмены просто ничего не могли сказать. Я надеюсь, что спортсмены будут открыто об этом рассказывать. Будут показывать пальцем

Я видел, как ее встречали самые близкие люди с холодом. Прошли мурашки по коже, мне было холодно смотреть. Вместо того, чтобы приободрить, пытаться помочь ей, вокруг нее была атмосфера холода. Если посмотреть на то, как люди из ее окружениях проявляли себя в жестах, то это были жесты отречения, неприятия, я смотрел по ТВ. Я целый вечер не мог отделаться от этого. Неужели можно быть настолько холодным к спортсменке?

«Давление не просто чувствовалось, его было видно, его можно было потрогать». Глава МОК больше часа отвечал на вопросы по Валиевой

Фото: © REUTERS / Evgenia Novozhenina

Когда я прочитал комментарии (Александры) Трусовой, я подумал, что впечатление, которое сложилось вчера, не было таким уж неправильным. У меня нет уверенности, что ближайшее окружение Камилы заслуживает доверия, в связи с тем, что происходило в прошлом, и в связи с тем, что касается будущего.

Об Этери Тутберидзе:

— Мы попросили провести расследование, чтобы пролить свет на эту ситуацию. Мы верим WADA. Мы не будем сомневаться при принятии необходимых мер. Говоря это, я имею в виду, что меры могут быть очень строгими.

О действии санкций:

— Бывают манипуляции с антидопинговой системой, до уровня министра дошли на Играх в Сочи. Спортивный арбитражный суд (CAS) тогда решил, что это перебор. Это тот вопрос, где нам нужна поддержка правительства. Когда я был главой дисциплинарной комиссии, мы выяснили что доктор дал что-то спортсмену. Мы подумали, что он все это и замыслил. Мы запретили ему участвовать в Играх, нам сказали, что он приехал домой и продолжил свою практику как врач. То есть его не лишили лицензии, эта ситуация показывает, что наши санкции никого не устрашают и не сдерживают, нам надо усилить действия, вести переговоры с правительствами стран, чтобы они были готовы принимать меры с точки зрения дисциплинарных санкций.

Трудно добиться того, чтобы правительства привели законодательства к единому знаменателю, но мы стараемся, чтобы это произошло. В борьбе с допингом WADA должно быть лидером. Оно должно предпринимать больше действий, чтобы убеждать правительства, что если они хотят помочь, чтобы воздействие на сопровождающих лиц было более сдерживающим и даже устрашающим, надо действовать. Потому что недостаточно просто вводить какие-то санкции от имени спортивных организаций, потому что они имеют очень ограниченное воздействие.

Источник статьи: matchtv.ru