Зимние

Елисеев поехал на Кубок мира неготовым. Его тестировали не как биатлониста

28просмотров

Елисеев поехал на Кубок мира неготовым. Его тестировали не как биатлониста

Матвей Елисеев / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

Предпосылки к провалу были?

Предпосылки к провалу были?

Сборная России по биатлону порадовала на старте сезона. У нас шесть призовых мест: три в эстафетах, два серебра Эдуарда Латыпова и бронза Кристины Резцовой. Самой большой ложкой дегтя стал провал Матвея Елисеева.

В прошлом сезоне Матвей был третьим номером в сборной. Он занял 21-е место в тотале и благодаря этому попал в основу на первые этапы Кубка мира без отбора. Но чтобы увидеть готовность Елисеева, хватило двух гонок. В первый уик-энд в Эстерсунде россиянин занял 30-е место в индивидуалке, сделав всего один промах. В спринте, так же не закрыв один глазок, Матвей финишировал 78-м.

Тогда после гонки биатлонист впервые заговорил о том, что ему нужна пауза, и выдвинул предположение, что вероятной причиной плохого состояния стал изотоник, который он принимал на сборах.

Елисеев поехал на Кубок мира неготовым. Его тестировали не как биатлониста

Матвей Елисеев / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

  • Елисеев винит во всем изотоник, который выдавали в сборной. Откуда он взялся и зачем его было пить

После первого спринта в Эстерсунде Елисеева вместе с Гараничевым отправили в резерв на Кубок IBU. Но среди спортсменов второго эшелона Матвей найти свою форму так и не смог: 16-е место в индивидуальной гонке (все тот же один промах) и 52-е место в спринте (три промаха на стойке) на этапе в Обертиллиахе.

Елисеев должен был поехать на «Ижевскую винтовку», чтобы отбираться на январские этапы Кубка IBU, но спортсмен выбрал другой путь: решил приостановить соревновательную деятельность до весны, когда пройдет чемпионат России.

— Я еще не набегался и хочу вернуться на самый высокий уровень. Но сейчас мне надо заняться здоровьем. Для начала пройду обследование в Москве, буду отталкиваться от результатов. Буду готовиться к чемпионату России, — цитирует биатлониста пресс-служба СБР.

Но зачем нужно было биатлонисту в таком состоянии ехать на Кубок мира? Можно ли вообще было предугадать такое выступление и состояние Елисеева заранее? С этим вопросом мы обратились к начальнику лаборатории центра спортивной подготовки Алесандру Федосееву, который проводил тестирование Матвея за месяц до старта Кубка мира.

— Как часто Матвей к вам приходил на тестирование?

— Тяжело определить частоту, потому что все зависит от задачи. Если есть запрос у тренера и спортсмена, чтобы прийти на тестирование, то мы его выполняем. Обычно тестовые процедуры идут после каждого сбора, но не всегда. Бывают исключения в зависимости от логистики и прочего.

— Когда было последнее тестирование?

— 26 октября.

— Какого рода было тестирование?

— Был запрос, чтобы посмотреть текущее состояние. Матвей был заинтересован пройти все стенды. Это комплексная работа, всестороннее изучение спортсмена. По результатам этих тестов можно было посмотреть его тенденцию подготовки и готовность, также сравнить, что было со спортсменом в предыдущие годы и как он подводился в конце подготовительного периода к Олимпиаде 2018 года. Можно было посмотреть по месяцам, как он подходил к Корее и должен был подойти к Олимпиаде в Пекине.

— Какие были результаты у Елисеева?

— Если смотреть тенденцию, то я бы обратил внимание на снижение максимальной силы мышц ног, скоростно-силовых способностей ног и максимального импульса силы. Но в целом по другим показателям, коих немало, у Матвея была достаточно хорошая прибавка. То есть если бы мне сказали узнать, есть ли тревожные сигналы, то я бы ответил, что этих сигналов нет, но единственный момент, что проблема с финишным кругом не была бы решена им по данным функционального анализа. Однако это косвенно, потому что здесь очень тонкий момент, как спортсмен переносит свою функциональную готовность на лыжи, на специфику движения.

— То есть за месяц до старта Кубка мира все было в норме?

— Да. Даже если сравнивать с подведением к Олимпийским играм в Корее, то в 2018-м у него так же сохранялась тенденция на уменьшение максимальной силы и скоростно-силовых способностей. К Олимпиаде в Корее у него был максимальный импульс силы на концепте значительно выше, это сейчас у него тревожный звонок по этому компоненту, но это его финишный круг отчасти тоже. Однако Матвей даже смог повысить экономичность бега с палками на тредбане. В целом, неплохо.

— По проведенным тестам предугадать провал, который случился с ним в декабре, было невозможно?

— Прогнозы — это чуть другая работа. Мы смотрим, как нагрузка сказалась на его состоянии и на какие моменты при подготовке можно обратить внимание.

— Если сравнить результаты тестирования с Бабиковым или с кем-то еще, насколько они отличались от результатов Матвея?

— По общей физической подготовке Матвей превосходит Антона, а по некой специальной физической подготовке Антон имеет некоторое преимущество. Например, по максимальной силе рук Елисеев превосходит Бабикова, а когда мы говорим ближе к специализации, то они могут выдавать одинаковую мощность на «концепте», на анаэробном пороге. Это тоже вопрос производительности спортсмена. Здесь Антон может не уступать ему.

— Почему у Матвея все получилось так, как получилось?

— Здесь ничего не могу сказать. Я отвечаю за тестирование. Лучше спросить у других экспертов. Туда дальше я влезать не хочу.

То есть за месяц до старта нового сезона видимых причин, чтобы убрать Елисеева из основной команды, не было. После 26 октября, по словам начальника отдела стратегического планирования и прогнозирования ЦСП сборных команд России Андрея Крючкова, тестирований Матвея не проводилось. 

Комментарий Сергея Лисина:

Скорее всего, главной причиной, по которой специалисты, тестировавшие Матвея, не увидели признаков надвигающихся проблем, стало то, что они тестировали его не как биатлониста. И вот почему.

Матвей Елисеев в рамках своей биатлонной специализации передвигается только коньковым ходом. Да, биатлонисты ходят классикой, но не гонки и не серьезные тренировки. Биатлонисты классикой только откатываются, иногда.

Нам говорят — по тестированиям все было в порядке, проблема где-то в переносе на снег.

Хорошо, тогда давайте подумаем, какова дистанция между тестированием на беговой дорожке (тредбане) с использованием бега с лыжными палками или тестированием на «концепте» и реальным коньковым стилем передвижения.

В коньковом стиле спортсмен продавливает лыжи, его толчок носит жимовой характер, если только мы не говорим о каком-то значительном ускорении в подъем, когда появляется фаза полета, то есть момент, доля секунды, когда весом своего тела спортсмен не загружает ни одну из ног, он находится в воздухе. Просто в случае с лыжниками и биатлонистами это незаметно — лыжи все равно частично касаются снега. Но основная дистанция коньком, повторюсь, проходится силовым, жимовым отталкиванием.

Елисеев поехал на Кубок мира неготовым. Его тестировали не как биатлониста

Матвей Елисеев / Фото: © DeFodi Images / Contributor / DeFodi Images / Gettyimages.ru

И вот спортсмена ставят на беговую дорожку, где он… бежит. Все же помнят, что бег отличается от ходьбы именно фазой полета в каждом шаге? Именно поэтому толчок в беговой работе носит импульсный характер, кроме того, в беговой работе мышцы ног включатся совершенно не так, как в коньковом ходе, потому что во время бега человек толкается вниз-назад, а в «коньке» — в сторону. Так что покажет это тестирование? Ну, может быть, оно покажет, насколько человек готов к тому, чтобы бегать по пересеченной местности с палками. Но это пока что неолимпийская дисциплина, более того, кросс-биатлон тоже как-то совсем угас в последние годы, так что не к нему Елисеева готовили, хочется верить.

Тестирование на «концепте» описано несколько абстрактно, потому что «концептов» существует два. «Концепт» — это тренажер либо для академической гребли, либо для лыжного хода. Судя по тому, что говорят о мощности рук (да и судя по тому, что тестировали биатлонистов), речь все-таки о лыжном варианте.

Так вот, лыжный «концепте» позволяет имитировать только одновременные бесшажные ходы. В инструкции четко написано, что движение рук должно быть синхронным. На этом тренажере не получится даже выполнить те движения, которые характерны для толчка под шаг коньком, потому что в коньке толчок большей частью почти синхронный по времени. Но не биомеханика работы рук — там одно плечо выше другого всегда, нагрузка на спину иная. Там присутствует асинхронность, обусловленная тем, что ноги во время толчка палками находятся в разном положении, это не дабл-полинг классикой.

Весь мир уже давно понял, что тестировать спортсменов с целью понимания их готовности нужно в условиях, максимально приближенных к тем, в которых они будут выступать. В случае с Елисеевым, как и со всеми остальными биатлонистами, это либо коньковый ход на роллерах на тредбане, либо тот же коньковый ход на лыжах в тоннеле. Все остальное — профанация, позволяющая перевести стрелки на какой-то там перенос и адаптацию.

Поэтому неудивительно, что на тестированиях Матвей был в порядке и не отличался от предыдущих лет. Скорее всего, то, в чем он стал отличаться, и то, в чем был непорядок, оказалось в «слепой зоне», образовавшейся из-за крайней удаленности средств тестирования от реальной нагрузки, если мы говорим о том, что делает биатлонист на гонках — передвигается коньковым стилем по сложному рельефу.

Елисеев поехал на Кубок мира неготовым. Его тестировали не как биатлониста

Матвей Елисеев / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Так засуньте его на сложный рельеф коньком и посмотрите. Ладно, вы не можете позволить себе купить тредбан под коньковый ход, он дорогой. Ну, вы же в Москве находитесь, так на протяжении всего весенне-летнего периода подготовки вывозите Елисеева на один и тот же фиксированный по длине и градиенту подъем (например, на трассу в Крылатское) и там тестируйте на роллерах коньком, привезя все оборудование. Это даст более-менее примерную картину того, как весь его организм в целом переносит нагрузку, специфичную для биатлониста не только с точки зрения пульса, но и с точки зрения движений, работы мышц.

Тут же получается ситуация, как если бы велогонщиков тестировали на лыжах или легкоатлетов в бассейне. Да какая к черту разница, что они там покажут, они на соревнованиях будут делать совсем другое.

Я в принципе, когда слышу про то, что наши биатлонисты все еще бегают, удивляюсь. Саша Легков, лыжник, который на соревнованиях должен был выступать не только коньком, но и классикой, рассказывал многое, но в данном контексте важны два момента:

1. Легков не рассматривал роллеры под классику как достаточное средство подготовки ног, потому что там есть стопор. Роллер не катится назад и упереться можно надежно, а на лыжах нужно продавливать колодку, и такого стопора уже нет.

2. Легков, тренируясь под руководством Рето Бургермайстера, катал до 150 км вело на шоссе. А на велосипеде работа ног носит именно тот жимовой, давящий характер, который необходим при передвижении коньком.

Елисеев поехал на Кубок мира неготовым. Его тестировали не как биатлониста

Александр Легков / Фото: © imago sportfotodienst / Global Look Press

А наши все куда-то бегают по привычке. И более того, по беговому тестированию пытаются понять, как их спортсмены будут выглядеть в коньке.

Случай Елисеева, хочется верить, заставит всех обратить внимание на вот эту вот несогласованность, как и кого тестируют. Потому что в следующем сезоне на месте Матвея может оказаться уже другой спортсмен или несколько — слишком многое при текущем подходе невозможно увидеть в принципе.

Источник статьи: matchtv.ru