Зимние

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

17просмотров

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

Александр Еременко / Фото: © КХЛ / Кузьмин Юрий

«Матч ТВ» пообщался с шестикратным чемпионом России, двукратным чемпионом мира и теперь уже настоящей легендой «Динамо» Александром Еременко.

«Матч ТВ» пообщался с шестикратным чемпионом России, двукратным чемпионом мира и теперь уже настоящей легендой «Динамо» Александром Еременко.

Сейчас в это трудно поверить, но свою игровую карьеру Еременко начал еще в прошлом веке. А решение завершить ее принял только нынешней весной в 42 года. Уверен, что московское «Динамо» приготовит для своей главной звезды, а теперь уже, пожалуй, и легенды шикарные проводы.

Дело даже не в том, что Еременко трижды становился чемпионом с «Динамо» (2005, 2012, 2013) и дважды забирал в его составе титул «Лучшего вратаря КХЛ» и приз «Самого ценного игрока Кубка Гагарина». Дело в том, что мне лично очень жаль, что Саша все же решил повесить коньки на гвоздь. Да, конечно, возраст. Но по недавним плей-оффным битвам мы все видели — Еременко в отличной форме. Потому что в нынешнем «Динамо» он вовсе не был легендой, он был надежным и хорошо подготовленным бойцом, ничем не выделявшимся из плотного строя своих товарищей. И главное — не желавшим выделяться.

«Я буду играть, только если действительно буду нужен команде». Эту фразу Саша твердил в интервью на протяжении нескольких последних лет. И, возможно, не многие понимали, что самое страшное для него — превратиться в живой талисман, который ценят больше за фамилию на свитере, чем за игру. Вот чего он боялся больше всего на свете. Наверное, именно поэтому ему за свою игру никогда не было стыдно. Только так и можно стать в спорте легендой. Настоящей, истинной, родной…

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

Александр Ерёменко / Фото: © КХЛ / Сергей Бабунов

Мне жалко, что Еременко уходит не потому, что Саша еще «не наигрался». Наверняка наигрался, и уже давно. Просто ушел еще один человек из поколения, которое я очень ценю. Это были ребята, начавшие заниматься хоккеем еще в СССР, успевшие впитать в себя на генетическом уровне огромную гордость за свою страну и свою сборную. А потом сумевшие каким-то неведомым чудом стать профессионалами в лихие 90-е. Те, кто умел выгрызать победы зубами. Я люблю и ценю наших современных, более молодых звезд. Но, ребята, честно, вы уже не такие, как Еременко или Терещенко. Немного из другого теста.

Давным-давно в советской школе мне запало в душу стихотворение Николая Тихонова «Баллада о гвоздях». Оно, конечно, не про спорт. Оно про войну. И заканчивается словами «гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей». Но если применить его к хоккею, то Еременко и его поколение — последние в этом строю. Последние из тех, из кого можно делать гвозди. И мне не Сашу жаль. Мне жаль себя, болельщиков, просто любителей хоккея. Потому что таких ребят уже не будет. Мы разучились сегодня их растить.

А чтобы научиться заново… Нужно, наверное, чтоб они сами пошли в учителя. Если, конечно, захотят. Потому что только они могут сейчас слепить в одно целое бывшую советскую и современную российскую школы хоккея.

«Хотел бы быть советником тренеров вратарей по всей клубной линейке»

— Мне хотелось бы участвовать в подготовке динамовских голкиперов, — делится своими планами Александр. — Быть как бы советником тренеров вратарей по всей клубной «линейке» — в юношеских командах, МХЛ, ВХЛ и КХЛ. Что-то подсказать ребятам, чему-то их научить. Я бы с удовольствием поделился опытом. В «Динамо» о моем желании знают, предварительный разговор был. А что конкретно клуб решит, посмотрим. Пока забегать вперед не хотелось бы.

— Почему бы не пойти тренером вратарей в конкретную команду?

— Так ведь там люди уже работают. Я же пока присмотреться хочу. Думаю, что в данный момент я еще тренером вратарей работать не готов. Чтобы стать в этом деле настоящим профессионалом, надо многому научиться.

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

Александр Ерёменко, Иван Бочаров / Фото: © КХЛ / Беззубов Владимир

— С сыновьями будешь заниматься более плотно? Особенно с Максимом, который в прошлом сезоне дебютировал в МХЛ?

— Вот конкретно сейчас я их не загружаю информацией. В мае игроки должны от хоккея отдыхать, пусть набираются сил. А затем включусь в их подготовку с большим удовольствием.

— Наверное, впервые за 35 последних лет у тебя будет лето, когда не надо готовить себя к сезону. Ты в принципе собираешься тренироваться? Или резко сбросишь нагрузки и начнешь пузико отпускать?

— Не хочется превращаться в кисель. Хотя пока руки до тренировок не доходят, времени нет. Но планирую себя держать в хорошей форме.

«Современный тренер меня бы просто выгнал из команды. Это правда»

— Давай попробуем на твоем примере рассказать современным мальчишкам, как вырасти в чемпиона России и мира. С чего начинается в спорте путь любого самого знаменитого игрока?

— На самом деле изначально хоккей тебя должен привлекать как игра. Причем не только в детстве или юности, а на протяжении всей карьеры. Либо тебе это нравится, либо нет. Вот откуда все идет. Поэтому я считаю, что моему поколению было проще. Мы хоккеем наслаждались. А сейчас с самого детского возраста какая-то сумасшедшая конкуренция. Современным мальчишкам не позавидуешь.

— Поясни про конкуренцию.

— Ну вот возьмем школу «Динамо», которая известна на всю страну. Это школа с именем, с огромной историей. Но меня мама туда когда-то привела, и меня взяли. Просто потому, что мне хоккей был интересен. А сейчас в любой топовой школе огромный конкурс — пять, а то и десять человек на место. Потому что люди едут из разных городов нашей огромной страны и стремятся туда попасть. В наше время было не так. Мы просто приходили и играли в хоккей и радовались этому. Нам в голову не могло прийти, что завтра кого-то выгонят или заменят. Потому что в команде так поступать нельзя. И к этому тоже нужно с детства приучать. А сейчас ребенка в семь лет могут выгнать из детской команды. Как это возможно, чем руководствуется тренер — я лично не понимаю.

— Если бы Саша Еременко начал заниматься хоккеем в наше время…

— В современных реалиях я бы, скорее всего, просто не выжил! Наверное, лет в десять с хоккеем пришлось бы закончить. Ведь дети развиваются по-разному. А я в детстве был очень маленький. И современный тренер меня бы просто выгнал из команды. Это правда. У нас же сейчас не смотрят, как ребенок на льду соображает. На первом плане — рост и мышечное развитие. А я физически был очень слаб. Мне в спорте помогло одно качество — никогда не уступать. Самый маленький, слабый, но я всегда боролся до конца. И плевать, кто передо мной. В хорошем смысле я был очень злой — злой до хоккея. Эта черта характера меня в итоге и вывела и в профессионалы, и в чемпионы.

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

Александр Ерёменко / Фото: © КХЛ / Бабунов Сергей

— Тогда объясни, почему ты стал именно вратарем?

— Раньше это все как-то просто происходило. Тренер спросил, кто хочет вратарем стать. Я поднял руку.

— Я всегда думал, что пацаны любят голы забивать. А вратарем ставят самого крупного в команде.

— Вот сейчас это точно уже не так! Полевым игрокам надо много бегать, чтоб чему-то научиться. И вот кто-то думает: «Да ну, лучше я в воротах постою, это легче». Что такое это «легче» — позже понимаешь. Может, и я тогда так выбрал. Сейчас уже не помню. Но вообще мне всегда нравилось шайбы ловить, это было прямо мое.

«Филиппов меня на руках до квартиры нес»

— Многое от первого тренера зависит? Помню, ты рассказывал про Александра Филиппова какие-то удивительно душевные истории.

— Да, нам всем крупно повезло, что мы к Александру Николаевичу попали. Он никого в нашей команде не выделял. Для всех был как второй отец. К каждому подойдет, объяснит, посмеется, поругает… При этом и дисциплина в команде жесткая была. Вот умел он это делать.

— Скажи откровенно, случалось Филиппову на вас наорать или клюшкой по заднице поддать?

— Да все это было. Абсолютно нормальный в хоккее рабочий процесс. Ведь все дети по природе озорники и хулиганы. И, конечно, тренер это понимал. И ставил дисциплину на первый план, потому что без нее команды не построишь. Это залог успеха. Иначе будет не команда, а сброд.

— Сейчас шлепнешь мальчишку клюшкой, попадешь на видео и будешь потом всю жизнь оправдываться.

— Есть такое. Поэтому я и говорю — сейчас детским тренером очень тяжело работать. Тут же вообще психологом надо быть. Одному кнут нужен, а другого, наоборот, подбодри, и парнишка сам в лепешку расшибется. Еще хуже, если ребенок тебя просто не слышит. Ты ему что-то растолковываешь, а он не понимает. И так с каждым, у каждого надо свою изюминку находить.

Про Филиппова, хочешь, историю одну расскажу? Мне мама из Польши однажды кроссовки привезла — SIMOD, дефицит по тем временам страшный. И я в них, конечно, такой радостный сразу на тренировку пошел. А раздевалка на старой арене была прямо в подвале. Он не запирался, мы прямо там вещи оставляли. И вот выхожу после тренировки — кроссовок нет, украли! А возвращаться домой надо через пол-Москвы на Каширку поздним вечером в одних носках. Мне всего лет восемь тогда было. Александр Николаевич меня не бросил. До машины на руках донес, потом отвез домой и там до квартиры. Вот, что такое раньше был тренер. И что я буду потом обижаться, если он на меня наорет когда-то?

Для меня до сих пор загадка, почему Филиппов меня в команде оставил. Я реально самый слабый и маленький был. А тренер в меня верил. Может, уже тогда разглядел, что я никогда не сдаюсь.

«Многие могут на тебя наплевать, а ты в ответ нет. Потому что ты — вратарь»

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

— Многие заканчивают с хоккеем и сразу после спортшколы.

— Это еще одно серьезное испытание. Нужно сделать выбор — либо оставаться в хоккее, либо идти учиться. Но я понимал, что кроме хоккея ничего не умею. И к тому же — труд мамы. Ведь она десять лет меня на тренировки возила. Ну как я мог ее подвести? Конечно, хоккей был моим любимым делом, но закусился я тогда именно из-за мамы. Жалко было труда, который родители в меня вложили. У меня вообще в характере есть такая черта — переживать за других больше, чем за себя. Кстати, для вратаря это важно, ты же должен в первую очередь не подвести ребят. Многие могут на тебя наплевать, а ты в ответ нет. Потому что ты — вратарь.

— Ты вот сказал про свою маму, и я подумал: быть родителем маленького хоккеиста — своеобразный подвиг. Ведь нужно кучу личного времени просто положить на хоккейный алтарь — наплевать на свою карьеру, какие-то собственные увлечения. Далеко не все на это способны.

— Совершенно верно. Это огромный труд, иначе ничего не получится. Хотя работу мама бросить не могла, приходилось все это совмещать. Не скажу, что мы жили бедно, нормально все было. Но при этом ни отец, ни мама бросить работу не могли. Раньше работали все. А дети, кто хотел заниматься спортом, многое делали сами. Это сейчас родители больше хотят, чтоб ребенок хоккеем занимался, чем он сам. И на тренировки его на машине привозят.

— Современные родители еще и в работу тренера вмешиваются постоянно. Вот где ужас. Там же и взятки в ход идут, и угрозы, и кляузы начальству…

— В наше время такого, к счастью, не было. Каждый занимался своим делом. И отдавая ребенка в спортшколу, родители полностью тренеру доверяли. Самое смешное, что и сейчас никто из них ничего в хоккее не понимает. Но люди делают вид, что знают всё. Сейчас, чтобы что-то объяснить юным игрокам, надо еще и родителей на собеседование приглашать. Чтобы они тоже поняли, о чем идет речь, и прониклись. Это звучит как бред! Но, по сути, иначе уже нельзя.

— Почему?

— Потому что ребенок родителей воспринимает лучше, чем тренера. Тренер ему скажет: «Ты дома с утра должен делать вот такие упражнения». А папа увидит и скажет: «Да ни хрена твой тренер не знает, вот это делай!» Так и происходит в большинстве семей. Вот для этого и приходится родителей обучать. И ладно, если отец сам поиграл хотя бы по юношам. Ему еще что-то можно растолковать на профессиональном языке, поспорить. Но есть же люди, которые никогда на коньки не вставали. Но они уверены, что не хуже тренера в хоккее разбираются. С ними как разговаривать? Очень тяжело.

«Сейчас молодых в КХЛ искусственно «поднимают». И от этого падает уровень игры в лиге»

— Как вернуть в наш детский хоккей уважение к тренерам и глобальную подготовку игроков вместо примитивного бей-беги?

— Руководство школ должно перестать ставить перед тренером задачу завоевывать первые места на турнирах. Вместо этого надо готовить мастеров на дальнюю перспективу — для первой команды. Не нужен результат на табло ребенку сегодня. И завтра не нужен. Он будет нужен, условно говоря, через пять лет. А пока совершенно другими вещами нужно с мальчишками заниматься. Результат нужен, когда пацаны уже понимают, как они играют и во что. Тогда они будут готовы играть в КХЛ. А сейчас они приходят, но они не готовы. Их искусственно «поднимают». И уже во взрослой команде продолжают учить. Потому что в школе этим не занимались. Раньше как было?

— Расскажи про свой личный опыт.

— После спортшколы меня оставили в молодежной команде, и это было очень хорошо. Но при этом попасть в основной состав «Динамо-2» я даже не мечтал. Это был для меня какой-то космос! Там ребята играли в возрасте до 25 лет, и я на них с открытым ртом смотрел. А сейчас в ВХЛ выступают очень молодые игроки. Да и в КХЛ тоже. Раньше это были исключительные случаи. К примеру, в «Динамо» — Макс Афиногенов или Саша Овечкин. Но это люди, которые потом в НХЛ звездами стали. Это были таланты, которые были на голову выше сверстников. А сейчас в основной состав берут обычных средних молодых ребят. Но ведь им до этого уровня надо еще дорасти. Получается какой-то искусственный процесс. Просто, чтоб они играли. От этого падает уровень хоккея в КХЛ.

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

Матвей Мичков / Фото: © КХЛ / Смирнов Илья

— Получается, что нашему хоккею обязательно нужен мощный чемпионат фарм-клубов, где молодежь будет расти, сражаясь с более взрослыми профессиональными игроками?

— Обязательно. Проблема нашего хоккея в том, что ребят, которым по 20-22 года фактически выкидывают из системы, если они не подходят под уровень КХЛ. Ну, иди где-нибудь сам поиграй. Потому что он не готов. А почему он не готов? Наверное, надо и школе этот вопрос задавать. Сейчас ведь что происходит? Берут в команду по юношам сильных ребят со всей страны. Год-два он у нас играет и дает на соревнованиях реальный результат. Но он за это время совершенно не прибавляет в мастерстве, не растет. Потому что его никто ничему не учит, его просто используют. И вот выпуск, ему надо идти в МХЛ, а там говорят: «Простите, но он же у вас не готов на таком уровне играть». Ну так это тренеры в школе себя должны спросить — зачем вы выдернули из чужой системы способного парня и почему не смогли его довести до уровня хотя бы молодежной команды?

— Но ведь и твой путь до основного вратаря «Динамо» был далеко непростым и тернистым.

— Я все время хотел играть, и мне неважно было где. Сейчас какое-то другое отношение стало. Вот попали люди в систему «Динамо» и сидят. Родители рядом, девушка тоже, зарплата какая-никакая… А я-то понимал в свое время: не буду играть, ничего у меня не будет. В том числе и хорошей зарплаты. Я понимал, что не могу составить конкуренцию для ребят из «Динамо-2». Поэтому мне хотелось уйти в любой другой клуб, пусть не такой великий, где я буду получать практику. Поэтому я легко уезжал в Зеленоград, Челябинск, Хабаровск. И набирался там практики. И если бы мне выпал шанс начать свою спортивную судьбу с начала, весь бы этот путь прошел заново. Ни о чем не жалею.

«В Уфе я получал в два раза больше, чем потом в «Динамо». Но сам пришел к руководству «Салавата» и предложил расторгнуть контракт»

— Тем не менее, в твоей взрослой карьере было два момента, когда ты мог завершить карьеру. И уже после них было два Кубка Гагарина с «Динамо».

— Когда меня отправляли в Зеленоград, я понимал, что это всё. И самое простое в этот момент было опустить руки и закончить. Но я не опустил, а сделал правильные выводы. Не играешь? Значит, ты чем-то хуже. Значит, надо стать лучше.

— Многие в подобной ситуации со спортом действительно заканчивали. Примеров масса.

— Нельзя вешать нос, нельзя думать, что с тобой вдруг что-то плохое случилось. Наоборот, надо воспринимать это как должное и начинать работать. То же самое у меня было и в Уфе, уже после того, как я пять медалей на чемпионатах мира завоевал и стал чемпионом страны. Я в какой-то момент просто зажрался. У меня было всё зашибись. Команда стала чемпионом, денег навалом. Ну, подумаешь, мало играю. Вроде ничего страшного, можно и посидеть… Ни хрена! У меня в «Салавате» оставался еще год контракта. Но я пришел к руководству и предложил его расторгнуть по обоюдному согласию.

— Хотя можно было спокойно сидеть в запасе и получать хорошую зарплату.

— В два раза больше, чем в «Динамо», когда я туда в 2011-м перешел. Можно было отсидеть год в Уфе, получить хорошие деньги и закончить. Но я выбрал другой путь и продлил свою карьеру еще на десять лет.

«Если бы сейчас пошел в хоккей, не выжил бы. Наверное, в десять лет закончил». Откровенный разговор с Александром Еременко

Вратарь «Динамо» Александр Еременко / Фото: Василий Пономарев

— Трудно было на это решиться? Ведь ты уже не мальчик был, а взрослый семейный человек.

— Нет, нетяжело. Я здраво на эти вещи смотрю. Деньги, конечно, важны. Но я понимал, куда я ухожу и к кому я ухожу. Знал, что в «Динамо» мне дадут то, чего я в Уфе недополучал. В первую очередь — правильный тренировочный процесс. Я счастлив, что тогда в моей жизни появились Рашит Давыдов, Олег Знарок и Андрей Сафронов. Они все дали мне второй шанс. И в силу своего характера я этих людей подвести просто не мог. Поэтому выжимал из себя все. Это был вызов, я должен был доказать свою состоятельность. Деньги тогда отошли на второй план. Еще раз повторю — если ты не играешь, надо в себе искать причину, а не в тех, кто вокруг.

«Хороших тренеров вратарей очень мало. Давыдов мог одно слово сказать, и я сразу понимал, чего мне не хватает»

— Вот ты вспомнил Рашита Давыдова. Насколько важно для вратаря иметь рядом такого квалифицированного тренера?

— Это очень дорогого стотт. Я прямо скажу: хороших тренеров вратарей очень мало. На данный момент их по пальцам можно пересчитать. Но вообще очень важно, что за люди тебя окружают. Именно в психологическом плане. Это могут быть и родные, и специалисты. Когда Рашит работал уже в Питере, а не в «Динамо», я все равно обращался к нему за советом. И ему было достаточно одно слово сказать, чтобы я понял, чего мне не хватало. Сразу все начинало получаться.

— Как ты так хорошо сошелся со Знарком? Вроде по темпераменту вы совершенно разные люди.

— Знарок всегда говорит как есть. Этим он и берет нас, игроков. А еще — своей харизмой. Вот умеет он настроить команду. Так это все преподнести, что ребят реально торкало, брало за душу. А ведь это очень важно. Потому что мы в команде все разные, у каждого «тараканов» полно. Но всех нужно объединить, подобрать такие слова, чтоб они тебя реально задели. Олег Валерьевич умеет это делать.

— Когда ты два раза подряд становился лучшим голкипером КХЛ в составе «Динамо», вспоминал ли 2011 год и то, что тогда поступил правильно?

— Не скажу, что я был именно этим удовлетворен. Я, увы, вообще не умею радоваться таким моментам. Для игрока всегда есть вызов — сможешь или нет? Мы выиграли, смогли, и это было главное. А дали мне статуэтку или нет — второстепенный вопрос. После любой победы, даже самой важной, ты просто выдыхаешь. И знаешь, что завтра о ней все забудут и всё надо будет по новой доказывать. Это сейчас я выдохнул вроде как окончательно. Но, наверняка, буду скучать по новому вызову. Поэтому и хочу найти такую работу в хоккее, где передо мной конкретную задачу поставят. И я буду ее добиваться. Как солдат, которому дали приказ, который нужно выполнить. Во чтобы то ни стало! Не знаю, буду ли я кайфовать от новой работы. Но я буду искать в себе возможности, чтобы добиться реального результата. Мне обязательно надо закуситься. И решать трудные задачи, которые мне одновременно очень нравятся. Вот это будет кайф!

Источник статьи: matchtv.ru