Единоборства

«Если он перейдет грани, за мной не заржавеет». Боец из США заговорил о расизме перед боем с россиянином

10просмотров

«Если он перейдет грани, за мной не заржавеет». Боец из США заговорил о расизме перед боем с россиянином

Деррик Льюис и Сергей Павлович / Фото: © Mike Roach / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

Деррик Льюис считает, что в России люди рождаются со странными стикерами.

Деррик Льюис считает, что в России люди рождаются со странными стикерами.

Очень большого американца Деррика Льюиса, посидевшего в тюрьме и позанимавшегося боксом у Джорджа Формана, пробовали бить трое бойцов из России. Шамиль Абдурахимов сломал о Деррика руку и проиграл техническим нокаутом. Александр Волков умело бил Льюиса 14 минут, а на 15-й пропустил один удар и был нокаутирован. Алексей Олейник был близок к тому, чтобы заставить его сдаться, но не смог, потратил силы и тоже попал под крепкие кулаки. Теперь с Льюисом (37 лет, 26 побед, 9 поражений) 30 июля будет драться Сергей Павлович (15 побед, 1 поражение), и все, кто с ним спаррингует, говорят, что у Павловича очень тяжелый удар.

«Если он перейдет грани, за мной не заржавеет». Боец из США заговорил о расизме перед боем с россиянином

Деррик Льюис / Фото: © Josh Hedges / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Нюанс в том, что Льюис действительно умеет разозлить. Он говорил чуть-чуть пошловатые вещи Ронде Роузи, зная, что будет драться с ее будущим мужем Трэвисом Брауном. Делал вид, что плюет в еду Алексея Олейника. А после боя с Волковым снял шорты и заявил заполненной T-Mobile арене, что у него все очень сильно вспотело.

Перед боем с Павловичем Деррик пять минут веселил журналистов на пресс-конференции, но потом у него поинтересовались, какой вопрос он считает сложным для ответа. «Меня спрашивают, почему мое прозвище «Черный зверь». Когда иностранцы спрашивают так, я автоматически думаю, что они расисты. Потому что в Германии и в России они там уже рождаются со стикерами (вероятно — эмблемами. — «Матч ТВ») свастики… Да ладно… Давайте следующий вопрос».

В общем, Сергея Павловича ждут не самые простые дни.

— Знаете, если он где-то перешел какие-то грани, не хочу ничего говорить, но мы бы посмотрели, что было бы, — отвечает Павлович на вопрос о «плевках в еду».

— Волков перед боем говорил нам про Деррика «готов ударить даже на взвешивании». И не соврал. А вы готовы?

— Если он перейдет какие-то грани, за мной не заржавеет.

«Если он перейдет грани, за мной не заржавеет». Боец из США заговорил о расизме перед боем с россиянином

Сергей Павлович / Фото: © Chris Unger / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Деррик Льюис сказал сегодня, что люди в России и в Германии расисты и рождаются уже с определенными эмблемами.

— Я посмотрел пару его интервью, он чуть своеобразный. Тяжелый. Может, он чуть книжек не дочитывает. Что он говорит — мне неинтересно. У меня задача приехать, сделать свою работу и уехать.

— Даже что он говорит о России?

— Это один человек из миллионов людей. И это просто боец, не политолог, ничего в этом роде. Его мнение вообще не важно.

— Что вам Александр Волков сказал про Деррика, когда узнал, что вы будете драться?

— Да мы не говорили, а просто готовились. Саша старался подстроиться под его стиль, чтобы я чувствовал, будто бы непосредственно с Дерриком работаю.

«Если он перейдет грани, за мной не заржавеет». Боец из США заговорил о расизме перед боем с россиянином

Деррик Льюис и Александр Волков / Фото: © Stephen McCarthy / Contributor / Sportsfile / Gettyimages.ru

— Ваш тренер сказал, что Волков мог делать те же технические элементы, что и Льюис, хотя кажется, что нет более внешне непохожих людей, чем Саша и Деррик.

— Он работал вторым номером, отходил, мог жестко ударить одиночно. Деррик очень хитрый боец, с ним надо быть начеку. Расслабляться нельзя. Думаю, даже есть немного коварства, подлости у него. Надо будет драться, как будто выходишь на охоту.

— Мало кто помнит, но вы же тренировались с Дэниелем Кормье лет пять назад. Что-то взяли у него?

— Все равно у всех свой стиль, поэтому какого-то рецепта нет. Надо развивать свои сильные стороны, слабые подтягивать. Спарринговали мы только с Кормье, Кейн Веласкес тогда не готовился. Мы полноценно, хорошо работали. Кормье — талантливый боец: хорош и в ударке, и в борьбе, встать из-под него было тяжело, когда он переводил. А переводить у него получалось. И у нас были спарринги, прямо как будто выходишь в клетку.

— А нокдауны могли быть?

— Ну, кстати, мы прямо рубились, но нокдаунов не было. Хотя рубились жестко. Там вся атмосфера такая. Все, кто в том зале занимался, так спарринговали.

— Хабиб мог вам подсказывать? Он же тоже в то время в Сан-Хосе готовился.

— Ребята стояли в углу, что-то подсказывали. И Хабиб, и кто-то из его команды.

«Если он перейдет грани, за мной не заржавеет». Боец из США заговорил о расизме перед боем с россиянином

Сергей Павлович / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Многие думают, что в «Стреле», в зале Александра Волкова, где вы сейчас тренируетесь, спарринги не такие жесткие. Я слышал, что это не так, что там тоже рубятся. Могли бы подтвердить?

— Могу. Мы в «Стреле» точно так же спаррингуем, очень жестко. Мне нравится такая работа, когда все приближено к бою.

— В дебютном бою UFC вы очень хорошо начали поединок с Алистером Оверимом, несколько раз попали, но потом будто бы что-то надломилось и он вас добил уже в первом раунде. А что конкретно случилось?

— Акклиматизация — я прилетел в Китай за четыре дня. Еще на вечерней тренировке перед боем чувствовал себя хорошо. А когда я вышел в клетку… Другое тело, чужое прямо. Руки словно водой наполнены, как будто взял по 20 кг в каждую. И ты не то что не мобильный, а вот я просто беру его в захват у клетки и понимаю, что нет сил.

— Сейчас все в порядке?

 — Да. Прилетели заранее. По прилету показал 117,8 кг. В углу будет директор нашего зала Андрей Клопнев и должен был быть еще один тренер, Артем, но ему не открыли визу.

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball