Зимние

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

8просмотров

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Фото: © REUTERS / Fabrizio Bensch

Появилась научная работа, поставившая под сомнение включение в список запрещенных препаратов триметазидин. Именно это вещество, напомним, в начале года выявили в пробе Камилы Валиевой, что спровоцировало громкий скандал.

Появилась научная работа, поставившая под сомнение включение в список запрещенных препаратов триметазидин. Именно это вещество, напомним, в начале года выявили в пробе Камилы Валиевой, что спровоцировало громкий скандал.

«Матч ТВ» попросил прокомментировать ситуацию одного из авторов исследования — известного спортивного врача Эдуарда Безуглова.

— В чем суть вашего научного труда?

— Мы провели систематический обзор. Он выложен в качестве препринта на BMJ Yale — специальном сервере Йельского университета, где публикуются медицинские работы со всего мира. Любой желающий может зайти и почитать. Это еще не статья, для публикации в научном журнале необходимо рецензирование. Однако существует специальный протокол исследований PRISMA, который мы полностью выполнили. Труд проделан немалый, все критерии соблюдены, работа представлена на ознакомление медицинской общественности. Правда, это должно быть сделано раньше и не группой энтузиастов, потративших месяц своего времени.

— А кем?

— Не спрашивайте меня, кем. Не нами. Кто больше всего страдает от внесения в список запрещенных мельдония, ксенона с аргоном, триметазидина? Тот и должен отбиваться. По ксенону, кстати, мы тоже написали обзор. Его запретили просто по беспределу. Репортаж немецкого телевидения и статья в журнале The Economist, где передернуты факты, — других причин найти не удалось. 

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Эдуард Безуглов / Фото: © РИА Новости / Нина Зотина
Триметазидин запрещен с 1 января 2014 года. Стандартной санкцией за его использование является дисквалификация длительностью от двух до четырёх лет. Разработан в 1963 году компанией Servier, не одобрен для использования в медицине ряда стран, включая США. Большей популярностью триметазидин пользуется в России, во Франции и странах Восточной Европы. Среди первых спортсменов, подвергшихся дисквалификации за ТМЗ, были украинская лыжница Мария Лисогор и китайский пловец Сунь Ян.

— В нашем обзоре по триметазидину четко видно: он никогда не применялся активно, даже когда был разрешен, — продолжает Безуглов. — Если и использовался, то «цикликами». Исследований, подтверждающих его спортивную эффективность, нет. По крайней мере, в равнинных условиях. Побочных эффектов много, в том числе, ухудшающих координацию. Но эксперты WADA решили, что надо запретить. Почему? У меня тот же вопрос.

— Как это происходит на практике? Ни обсуждений, ни дискуссий, утром встали — забанен новый препарат, так?

— Один из трех критериев запрета — субстанция противоречит духу спорта, и под это потенциально можно подвести что угодно. В идеале решению должно предшествовать исследование. А дискуссии в мире, кстати, ведутся. Голландцы писали в 2020 году: ряд субстанций из запрещенного списка не дают преимуществ с точки зрения спортивного перфоманса. Россия, к сожалению, в этих дискуссиях не участвует.

Мельдоний запретили — утерлись, ксенон с аргоном — утерлись, триметазидмин, который, в отличие от мельдония, почти не применялся, — то же самое. Мы решили сделать обзор и выяснили: данных, доказывающих, что ТМЗ дает спортивное преимущество, не существует. Это не значит, что он неэффективен, это значит ровно то, что я сказал: данных нет.

— Поясните, препарат включили в список уведомительным порядком?

— Есть комитет WADA, принимающий решения о включении. Сначала идет дискуссия, потом резолюция. Обсуждение не закрытое, если мы о нем не знаем, не факт, что его не было. Но это не отменяет сказанного выше: запрет должен основываться на научных исследованиях, а их нет. Либо они секретные.

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Витольд Банька / Фото: © Thierry Monasse / Contributor / Getty Images News / Gettyimages.ru

— Конечно, Россия должна участвовать в подобных изысканиях. Наука не стоит на месте, люди проводят испытания на добровольцах, как в Германии, доказывают безвредность препаратов, запрещенных еще шесть лет назад. Мы в стороне. К триметазидину это тоже относится.

— Дисквалификация положена за любую концентрацию препарата в пробе, даже мизерную. А доказательств, что это допинг, нет. Как так?

— Сегодня концентрация одна, через пять дней другая. Другое дело, и мы указали это в обзоре, что эффективность триметазидина, как лекарства, наступает после курсового приема, а это минимум неделя-две. Скажите, человек, включенный в систему ADAMS, пойдет на такой риск? К нему могут прийти в любую минуту, а он пьет то, что оставляет гарантированные хвосты и выведется лишь через 3-5 дней. Самоубийство или крайняя неадекватность — иначе это нельзя назвать.

— Все, о чем вы сказали, может помочь Валиевой?

— Мы делали обзор не ради Камилы, а из научного интереса. Среди авторов специалисты, живущие в России, Англии, Польше и США, что лишний раз свидетельствует об объективности исследования. Наша работа имеет первый уровень доказательности, есть такое понятие в медицине. Воспользуются ей адвокаты Валиевой или нет — им решать. На мой взгляд, это было бы логично.

— Давайте еще раз отметим, что вызвало ваши сомнения в допинговой составляющей триметазидина.

— Нет подтверждения эффективности после испытаний на здоровых добровольцах — раз. Испытания никогда не проводились на спортсменах — два. ТМЗ нежелателен для детей — три. Использовался крайне редко, меньше полпроцента от всех допинговых нарушений, — четыре. Был замечен только в циклических видах спорта — пять. Имеет кучу побочных эффектов — шесть, которые связаны с ухудшением координации — семь. Принимается курсовым приемом, что делает гигантским риск попасться, если находишься в системе ADAMS, — восемь.

Опровергнуть выводы нашего обзора тяжело. Тем более что в нем нет ни слова о Валиевой. Принимала или нет — этого мы не касались и никого не спасали, а исследовали сам препарат.

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Камила Валиева / Фото: © Enrico Calderoni / AFLO SPORT / Global Look Press 

Дополню Безуглова выдержками из обзора.

«Было обнаружено четыре исследования с участием здоровых добровольцев, опубликованных в 1985, 1993, 2017 и 2019 годах, где изучался эффект ТМЗ на организм. Ни одного исследования с участием спортсменов любого уровня не найдено».

«Исследование 2019 года — 39 мужчин 17-24 лет, живущих на равнине, доза 20 мг 3 раза в день, длительность курса 20 дней (14 дней до подъема в высоту 3400 метров и 6 дней после подъема). Эффект: ни в одном из анализируемых параметров не было статистически значимой разницы после применения ТМЗ на равнине. Курсовой прием не оказывал значительного влияния на предотвращение высотной болезни, но эффективно снижал утомляемость во время острого высотного воздействия и улучшал ряд показателей кардиореспираторного фитнеса, а также постнагрузочное восстановление на высоте 3400 метров над уровнем моря.

Исследование 2017 года — 234 испытуемых (120 мужчин и 114 женщин) 22-25 лет, доза 15 мг в день, продолжительность курса 5 дней. Эффект: терапия оказала значимое влияние на все компоненты психомоторных показателей и параметры теста на критическую частоту слияния мельканий по сравнению с периодом до лечения независимо от пола.

Исследование 1985 года — 7 испытуемых (5 мужчин и 2 женщины), доза 40 мг в день при весе ниже 60 кг и 60 мг в день при весе больше 60 кг, длительность курса 7 дней. Эффект: потеря внутриклеточного K+, индуцированная свободными радикалами кислорода, и содержание перекисленных липидов в мембранах были значительно снижены в эритроцитах после курса приема ТМЗ».

Четвертое исследование проводилось не на людях, а на крови, в которую добавляли ТМЗ, им пренебрежем.

Если заметили, оздоровительный эффект триметазидин на испытуемых все же оказывал. Авторы обзора противопоставляют этому следующее: «Не было ни одного исследования с участием профессиональных спортсменов, военных, артистов балета и т. д., что может свидетельствовать о неактуальности ТМЗ в подобных видах деятельности за исключением горных видов спорта. Кроме того, тренировочная работа на высокогорье, которую многие атлеты включают в планы подготовки, ориентирована на создание условий прекондиционирования мышц, сердечно-сосудистой системы и крови в условиях дефицита кислорода, а ТМЗ снижает эффект влияния гипоксии и нивелирует воздействие высот.

Также необходимо отметить, что не удалось найти ни одного исследования, в котором оценивалось бы влияние ТМЗ на какой-либо аспект здоровья или физической работоспособности среди людей до 18 лет».

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Камила Валиева / Фото: © Anadolu Agency / Contributor / Anadolu Agency / Gettyimages.ru

«По данным отчёта WADA за 2019 год обнаружение ТМЗ в допинг-пробах стало причиной пяти неблагоприятных результатов. В классе S4 «Гормоны и модуляторы метаболизма», к которому относится ТМЗ, это составило лишь 1% от всех выявленных случаев (5 из 362), хотя такие субстанции этого класса как тамоксифен, мельдоний и кломифен были причинами неблагоприятных результатов допинг-тестирования 80, 79 и 73 раза соответственно».

«Использование ТМЗ может приводить к частому (до 5%) развитию неблагоприятных явлений, среди которых встречаются события, связанные с нарушением координации и точности движений».

Авторы утверждают, что не связывали свое исследование с делом Валиевой, но отсылы к ней заметны невооруженным глазом. Поэтому главный вывод я бы сформулировал так: доказательств того, что ТМЗ является допингом для юной фигуристки, недостаточно.

И это заостряет одну из главных проблем. Адекватные люди гарантированно против допинга. Но можно ли верить WADA в том, что все препараты из запрещенного списка — допинг?

Вот выдержка из Всемирного антидопингового кодекса, касающаяся процедуры запрета.

«4.3.1. Субстанция или метод должны быть рассмотрены на предмет их включения в запрещенный список, если WADA по собственному усмотрению определяет, что данная субстанция или метод отвечают любым двум из трех критериев.

4.3.1.1. Медицинские или другие научные данные, фармакологический эффект или опыт свидетельствуют о том, что данная субстанция или метод способны улучшать спортивные результаты.

4.3.1.2. …что использование данной субстанции или метода представляет реальный или потенциальный риск для здоровья спортсмена.

4.3.1.3. WADA принимает решение о том, что использование данной субстанции или метода противоречит духу спорта.

4.3.2. Субстанция или метод также должны вноситься в Запрещенный список, если WADA определяет, что… они способны маскировать использование других запрещенных субстанций или запрещенных методов.

4.3.3. Решение WADA…является окончательным и не может быть предметом оспаривания со стороны спортсмена или иного лица, включая оспаривание на основании того, что данная субстанция или метод не являлись маскирующим агентом, не могли улучшить результаты, не несли риск для здоровья или не противоречили духу спорта».

Последняя глава особенно примечательна. Даже если вы доказали, что витамин Ю — не допинг, вы не можете это оспорить. WADA всегда право. Если WADA не право, см. предыдущее предложение.

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Здание Национальной антидопинговой организации РУСАДА в Москве / Фото: © РИА Новости / Евгений Одиноков

Выдержка из обзора Безуглова и его коллег. «По различным данным, от 40% до 100% элитных спортсменов применяют БАДы, причем делают это гораздо чаще, чем атлеты более низкого уровня. Среднее количество используемых пищевых добавок составляет от 1,7 до 3,4 на одного спортсмена в течение соревновательного сезона».

Включая в списки препаратов не бесспорные, а подозрительные субстанции, WADA выносит за них реальные дисквалификации. И увеличивает зону обстрела вместе с риском попасться. Спортсмен знает, что именно запрещено, но этого «запрещено» так много, что избежать его случайного попадания в организм с каждым годом все труднее.

Почему нельзя стандартизировать и обосновать включение в запрещенный список? На планете мало ученых? Или все они тупее вадовских? Почему нельзя оспорить статус допинга, если это не допинг?

Допустим, вы спортсмен и выпили с горя бутылку водки. Это представляет риск для здоровья спортсмена? Конечно. Противоречит духу спорта? О, да. Два из трех критериев соблюдены, давайте запретим всем спортсменам весь алкоголь. Но он не дает спортивного преимущества! Во-первых, не ваше дело. Во-вторых, не спорьте, решение окончательное.

Если то, что нашли у Валиевой, не допинг, за что ее кошмарили в Пекине? Разбираемся со странным веществом в пробе фигуристки

Кингсли Коман / Фото: © Stefan Matzke – sampics / Contributor / Corbis Sport / Gettyimages.ru

В деле Валиевой, конечно, надо разбираться. Среди спортсменов есть как злоумышленники, так и жертвы ошибок. Кто сказал, однако, что все деятели WADA — моральные камертоны, застрахованные от профессиональных ляпов? Где таких набрали-то?

В серьезных и сложных вопросах важна правовая ясность. А здесь ее как-то не чувствуется. 

Источник статьи: matchtv.ru