Автоспорт

«Формула-1» делает ставку на гоночные симуляторы. Ферстаппен восстанавливался с их помощью после аварии, а команды едут на тренажерах прямо по ходу Гран-при

17просмотров

«Формула-1» делает ставку на гоночные симуляторы. Ферстаппен восстанавливался с их помощью после аварии, а команды едут на тренажерах прямо по ходу Гран-при

Фото: © Peter Fox / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Других способов тестить обновления почти не осталось.

Других способов тестить обновления почти не осталось.

Ограничения бюджетов и сокращение тестовых программ закономерно переносят работу над будущими машинами «Формулы-1» в виртуальное пространство. Совсем скоро «продувка» в аэротрубе — ключевой этап при развитии новой техники — рискует стать лишь одним из множества пунктов, основную же ставку инженеры хотят сделать на гоночные симуляторы. Тренажеры, еще два десятилетия назад имевшие мало общего с поведением настоящего болида на трассе, сегодня достигли значительного уровня реализма, а сильнейшие команды чемпионата уже развернули в этой области «гонку вооружений».

При этом профессиональное оборудование, которое используют на своих базах «Мерседес» или «Феррари», не стоит путать с техникой для симрейсинга. Симуляторы в киберспорте похожи только частично на те, что применяют в «Формуле-1». Но даже пилоты уровня Макса Ферстаппена время от времени садятся за геймерский руль и делают это совсем не для забавы.

Звездный час симуляторов стал возможен из-за пандемии и нового регламента

До 2003 года, когда ФИА начала постепенно сокращать количество частных тестов, команды «Формулы-1» предпочитали испытывать все обновления вживую на трассе. По задумке чиновников, ограничения должны были уравнять возможности состоятельных конюшен с аутсайдерами, но гранды быстро нашли альтернативу и стали проверять новые детали в аэродинамических тоннелях. Метод стал ключевым при развитии болида, хотя неравенство никуда не делось. Дорогостоящие установки могут позволить себе далеко не все, а небольшим коллективам до сих приходится арендовать аэротрубу на определенный срок, что ставит их в невыгодное положение. Поэтому часы на работу в тоннеле распределяют исходя из турнирной таблицы, причем чем выше итоговое место команды, тем меньше времени ей достается.

«Формула-1» делает ставку на гоночные симуляторы. Ферстаппен восстанавливался с их помощью после аварии, а команды едут на тренажерах прямо по ходу Гран-при

Испытания болида «‎Формулы-1» в аэротрубе / Фото: © Stuart Franklin / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Нынешний переходный сезон получился одним из самых сложных в плане создания болидов. Техническая реформа, перенесенная из-за пандемии на 2022 год, вынудила участников работать сразу на два фронта — строить кардинально новую машину для следующего чемпионата и попутно доводить технику для текущего. Дополнительной сложностью стали ограничения расходов (по правилам нужно уложиться в 145 миллионов евро за год) и уже упомянутый контроль над использованием аэротрубы.

Если небогатые команды (вроде «Хааса») полностью переключились на новый болид уже после первых гонок, то топовые конюшни вышли из положения с помощью продвинутых симуляторов. Так, во время Гран-при Великобритании пилот «Феррари» Шарль Леклер признался журналистам, что в Маранелло уже испытывают на тренажере виртуальную версию машины 2022 года.

«Формула-1» делает ставку на гоночные симуляторы. Ферстаппен восстанавливался с их помощью после аварии, а команды едут на тренажерах прямо по ходу Гран-при

Фото: © Dan Istitene — Formula 1 / Contributor / Formula 1 / Gettyimages.ru

Учитывая, что новый регламент предполагает более упрощенную аэродинамику болидов, то значимость воздушного тоннеля со временем должна снизиться. Конструкторы лишатся возможности создавать сложные обвесы со множеством элементов, а для того, чтобы проверить, как работают отдельные детали, достаточно будет смоделировать их в симуляторе.

Тренажеры редко используют для обычной практики. Их главная задача состоит в другом

Пилоты «Формулы-1» не стремятся оттачивать свои навыки на симуляторах, как это, например, делают летчики. Все-таки гонщики предпочитают реальную машину и трек, а виртуальные заезды воспринимают скорее как приятный бонус. Ведь после тренажера, где нет боковых перегрузок, вряд ли заболит шея. Основное предназначение симуляторов — это помощь в подборе настроек, которая может понадобиться не только перед соревнованиями, но и фактически в режиме реального времени по ходу Гран-при. Для проверки всех возможных сценариев четырех часов практики перед квалификацией и гонкой недостаточно, поэтому к делу всегда подключают сотрудников на базе команды.

Еще перед отъездом на очередной этап основные пилоты и гонщики по развитию отрабатывают несколько вариантов настроек на симуляторе, которые будут использовать в первой пятничной практике перед Гран-при. В перерыве перед второй сессией все данные с реального болида отправляются инженерам на заводе, а тренажер запускается вновь. Тестеры пытаются улучшить поведение машины, пробуя новые параметры, а заодно смотрят, как поведет себя техника в предстоящей квалификации или на дистанции всей гонки. В некоторых случаях им приходится воспроизводить пилотаж настоящего гонщика, чтобы определить износ шин, нагрузки на мотор и тормоза в конкретном случае. За рабочий день пилоты симуляторов могут наматывать сотни кругов, а в год таких смен набирается от 60 до 70.

Новейшие симуляторы должны почти полностью передавать ощущения настоящей «Формулы-1»

Одну из первых разработок на рынке гоночных тренажеров в середине 1990-х выпустила компания Thomson Ubisoft. Устройство представляло собой переднюю часть формульного болида в натуральную величину, к которой крепился простой настольный компьютер. Повороты руля совпадали с движениями машины в обычной игре, и это было, пожалуй, единственной связью с реальностью. Тем не менее примитивное изобретение заложило облик современных недорогих симуляторов для автоспорта.

«Формула-1» делает ставку на гоночные симуляторы. Ферстаппен восстанавливался с их помощью после аварии, а команды едут на тренажерах прямо по ходу Гран-при

Гоночный симулятор Thomson Ubisoft / Фото: © pitchal frederic / Contributor / Sygma / Gettyimages.ru

Похожий, только значительно доработанный принцип сегодня используется в продукции британской Axsim и российской Maestro — тот же кусок гоночного шасси с органами управлениями, которые синхронизированы с компьютерной моделью и передают соответствующую нагрузку. Вместо монитора изображение проецируется на объемный экран, а вся конструкция расположена на подвижной платформе, повторяющей движения болида.

В «Формуле-1», особенно среди ведущих команд, применяют более продвинутую технологию, скопированную с авиатренажеров. Внутри капсул на подвижных гидроопорах находится точная копия кокпита машины, аудиосистема и широкоэкранный монитор. Опоры как раз воссоздают гоночные перегрузки, но из-за особенностей конструкции работают с задержкой.

Проблему обещают решить в новом поколении симуляторов, которые уже готовится ввести в строй «Феррари». В этом году итальянцы приобрели самую дорогую и инновационную из всех возможных разработок производства фирмы Dynisma. По утверждению разработчиков, их тренажер обеспечивает примерно в четыре раза более быстрый отклик, чем у конкурентов, отстающий от настоящего болида «Формулы-1» всего на пять миллисекунд. А вместо гидроопор Dynisma использует две платформы — одна передает движения машины при поворотах, другая — перегрузки от ускорения мотора или реакцию подвески на неровности трассы.

Пилоты не брезгуют и симрейсингом, причем с пользой для дела

Вынужденный простой в начале 2020 года сделал молодых гонщиков «Формулы-1» настоящими звездами симрейсинга, когда серия взамен отмененных Гран-при устроила виртуальный чемпионат. Некоторые, как Ландо Норрис и победитель того необычного турнира Джордж Расселл, до сих пор устраивают «сражения» на симуляторах в свободное время:

Хотя установки для киберспорта, в отличие от тренажеров команд, очень условно воспроизводят управление болидом, а самим играм недостает детализации, как в профессиональных программах, пилоты нередко обращаются к симрейсингу для подготовки к Гран-при.

«Думаю, это реально важный момент, даже если машина не та же самая (как в «Формуле-1»), в любом случае ты погружаешь себя в ситуацию, когда перед тобой круг и с ним надо справиться. Это работает немного на ментальном уровне, когда ты сам себя подстегиваешь», — объяснял пользу симрейсинга в интервью Autosport Даниэль Риккардо.

Помимо повышения соревновательного духа, игры помогают гонщикам восстанавливаться после серьезных аварий, как в случае с Максом Ферстаппеном. После недавнего вылета на Гран-при Великобритании голландец провел настоящий фитнес-тест во время соревнований по симрейсингу. Как рассказал тому же изданию Autosport Атце Керкхоф, выступающий за его команду, Макс попросил поставить на педаль тормоза своего симулятора нагрузку в 130 кг, как на реальной гоночной машине. Участвуя в онлайн-марафоне «24 часа Спа», Ферстаппен не почувствовал никакого дискомфорта и убедился, что столкновение с перегрузкой в 51G прошло для него бесследно.

Источник статьи: matchtv.ru