Зимние

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

19просмотров

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Сергей Башкиров / Фото: © РИА Новости / Константин Чалабов

Сергей Башкиров готовил к сезону Логинова, Гараничева и Елисеева, а теперь отвечает на острые вопросы о своих подопечных.

Сергей Башкиров готовил к сезону Логинова, Гараничева и Елисеева, а теперь отвечает на острые вопросы о своих подопечных.

  • Куда ушла скорость Гараничева?

  • Почему пятеро из шести не участвуют в очном отборе в команду?

  • Проталкивают ли в сборную своих протеже регионы Южной Кореи?

  • Помогает ли в тренерстве диплом учителя математики?

  • Как изменились лыжи за последние 15 лет?

  • Почему Фуркад менял сломанные палки после, а не до подъема?

  • Кто личный тренер Елисеева?

  • Российские отставания в скорости — временные, или это наш потолок?

— Два спортсмена из вашей группы покинули Кубок мира после первых же гонок — Гараничев и Елисеев. Жалко? Обидно? Бывает? Какое слово правильное?

— Ситуация не оптимальная, но это спорт, жизнь. Критерий — результат. Если его нет, надо разбираться. Возможно, причина в их недомогании перед этапом, особенно у Матвея. Не вышло нормальной предстартовой подготовки, наложило отпечаток. По той работе, которую мы делали в Тюмени и Обертиллиахе, Елисеев был в нормальном состоянии. Правда, контрольную тренировку в Австрии у него пробежать не получилось.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Матвей Елисеев / Фото: © Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press

— Не только у него — у Гараничева с Логиновым тоже.

— Логинов одну гонку все же пробежал.

— Гараничев пришел в биатлон из лыж и поначалу выделялся скоростью. В последние несколько лет разница сошла на нет, если не сказать больше. Это объективный процесс?

— Почти все лыжники, пришедшие в биатлон, теряют скорость, такова тенденция. Это может быть связано не столько с объемами нагрузок, сколько со спецификой лыжного хода, в биатлоне она отличается из-за винтовки. Частые переключения с динамической работы на стрелковую статическую тоже дают о себе знать.

— Гараничев и Елисеев расстались с первой командой без обид?

— Отнеслись адекватно. Ребята понимают: Кубок мира требует результатов. У молодых Томшина и Поварницына на Кубке IBU получилось, значит, придется уступить им место.

— Не зазорно многолетней основе выступать в низшей лиге?

— Кубок мира — топ-уровень, тут больше внимания, стресса, ажиотажа. Это тоже влияет на настрой с готовностью. Кубок IBU — более спокойные соревнования, там можно сконцентрироваться на своей подготовке, стрельбе, психологии. Соперники не настолько грозные. Не исключено, что это позволит вернуть уверенность.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Евгений Гараничев / Фото: © Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press

— Замена в самом начале сезона трети команды вынуждает задуматься о критериях отбора. Пять человек из шести попали в сборную благодаря достижениям прошлого сезона, то есть многомесячной давности. При строгом подходе гарантия попадания в состав — демотивация. «Я уже в топе, до ноября легкие выплевывать не хочу». Почему, объясните, не просеивать единым ситом всех кандидатов?

— Тут есть над чем подумать, но решение было принято тренерским советом, его нужно выполнять. Насчет мотивации — в голове не укладывается, что кто-то не хочет прогрессировать и быть лучше. В команде не юниоры, а достаточно опытные спортсмены, почти все старше 23 лет. Дополнительные стимулы не нужны, у каждого они высочайшие. Другой вопрос, насколько эффективно работает эта мотивация, но о сознательности речь не идет, лентяев в сборной нет.

— В прямой трактовке — естественно. Но есть еще подкорка, которая мешает прыгать выше головы, когда ты уже отобрался.

— В качестве примера: один их тех, кого нужно останавливать в работе и к кому никогда нет претензий по трудолюбию, — Женя Гараничев.

— После контрольных стартов в Ханты-Мансийке было много заголовков: «Лучший не взят в сборную!» Люди читают и перестают доверять такой селекции. Почему она диктуется не голой арифметикой?

— По сумме очков лучшим был Поварницын. Он должен был ехать на Кубок мира, а трое занявших следующие места — на Кубок IBU. Без привязки к фамилиям так и случилось, в этом смысле заявленный критерий был соблюден. Но вмешалась особенность подсчета квалификационных очков IBU. На момент отбора Поварницыну их хватало. Позже IBU скорректировал механизм начисления, очков стало не хватать. Поехал Серохвостов.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Даниил Серохвостов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Большая страна, много спортсменов тренируются целый год. Но горло отбора очень узкое, на Кубок мира разыгрывается единственный счастливый билет, остальные пять уже разыграны. Хорошо это для вида спорта?

— Вы не совсем правы. Кроме путевки на Кубок мира есть шесть мест в Кубке IBU. Этапы этих соревнований проводятся недалеко друг от друга, так что возможность ротации есть всегда. Получается, проходным является не одно место, как вы сказали, а семь. Вполне достаточно, если хочешь и можешь себя проявить, так что шансы отобраться в сборную не призрачные, а реальные.

— Регионы — больная тема? Просьбы, звонки, мягкий нажим, жесткий нажим — вот это всё?

— Не так долго работаю в сборной, чтобы вплотную столкнуться с этой темой, но ведь она в какой-то степени — данность. Каждый регион, как родитель для своего ребенка, хочет, чтобы его спортсмен выступал в сборной России. С этой точки зрения нормальная ситуация. Наше дело — придерживаться спортивного принципа и приглашать в команду тех, кто показывает достойный результат.

— Когда вы работали в сборной Кореи, тамошние регионы тоже звонили и требовали?

— Одного сезона мало, чтобы обобщать, но нет, корейские регионы не звонили. Потому что там спортсменов в принципе немного.

— Есть нам чему поучиться у корейцев в биатлонном плане?

— В методических вопросах — вряд ли, а по организации у них восточное спокойствие. Сначала все обстоятельно подготовят, только потом начинается работа, подход размеренный и понятный. Причем спортсменов, повторяю, мало, так что корейцам проще, им не нужно принимать быстрые решения, у них не бывает такой стремительной ротации, как у нас, — с заменой двух человек чуть ли не по ходу этапа.

— У вас правда диплом преподавателя математики?

— Да, по первому образованию я учитель математики и информатики.

— Часто применяли на практике интегралы, логарифмы и вторые производные?

— Только когда домашнее задание делал с детьми. Хотя программу старших классов с ходу уже не вспомню. С другой стороны, математическое образование дает навыки логического мышления. Вот им несложно найти полезное применение в жизни.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Сергей Башкиров / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Вы выступали за сборную России в течение шести сезонов, с 2000-го по 2005-й. Насколько далеко с тех пор шагнул биатлон в методическом, техническом и прочих аспектах?

— Если говорить о качестве лыж — далеко.

— Лыжи 15-летней давности с нынешними не сравнить?

— Отличаются, конечно. По тем же эпюрам, по качеству.

— Эпюры — это.?

— Лыжа имеет изогнутый профиль и соприкасается с трассой под тяжестью спортсмена в нескольких точках. В зависимости от площади контакта подбираются лыжи на жесткую и мягкую трассу, на холод и тепло.

Структуры скользящей поверхности, лыжные ботинки тоже сильно шагнули вперед. А вот комбинезоны и винтовки почти не изменились. Зато прибавилось количество стран, участвующих в биатлонных соревнованиях. Как и число спортсменов, способных бороться за высокие места. Конкуренция выше, плотность результатов тоже, вместе с ней возрастает значимость психологической и ментальной подготовки спортсменов.

— О чем речь?

— Фуркад в Осло перед самым подъемом ломает палку. Тренер с холма стартует вниз, чтобы передать ему новую. Фуркад орет: «Стой! Наверху поменяем!» Почему? Потому что при подъеме без палки потеря времени будет меньшей, чем если Фуркад остановится у подножия и утратит скорость. Вот что такое тактическая грамотность и здравый расчет.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Мартен Фуркад / Фото: © Sven Hoppe / dpa / Global Look Press

— Это больше про навыки логического мышления, о которых вы говорили, нет?

— Это про ментальную подготовку. Другого сломанная палка выбьет из колеи, он потеряет время, задохнется. А Фуркад знает план «Б» и четко ему следует, для него это штатная ситуация.

— В тренерской работе много новшеств по сравнению с началом века?

— Сейчас почти всю методику можно найти в интернете. Нет и полностью закрытых центров подготовки, многие команды тренируются рядом, трудно применить что-то секретное, все равно узнают.

— Андрей Гербулов, многолетний тренер сборной, говорил, что учебник по стрельбе 50-х годов до сих пор актуален в азах. Согласны?

— Надо много работать, вот что главное. Детали меняются, суть остается: без тяжелого труда результаты не будут стабильными и долгосрочными.

— Значит, нужно подтягиваться с шинами на поясе и есть ложками мумие, как учил Александр Тихонов. Победы придут.

— Хороши любые средства и методы, если у спортсмена и тренера есть взаимопонимание, если оба верят, что такая работа приведет к успеху. И наоборот, не знаю методики, которую надо выполнить по пунктам, чтобы точно стать чемпионом.

— Дайте краткую характеристику новичкам Томшину и Поварницыну.

— Для Васи Томшина дебют в Кубке мира — больше знакомство. Опыта, понятно, еще недостаточно для уверенных выступлений. С другой стороны, оба прилично стартовали на Кубке IBU — с хорошей раскладкой по дистанции, с нормальной стрельбой. Это не говорит о том, что здесь они станут на равных бороться с Самуэльссоном: есть определенные отставания по скорости, процентовка стрельбы. Но уверенно показать свои возможности и побороться за «двадцатку» обоим вполне по силам. При определенных раскладах могут и на большее замахнуться. Пусть спокойно делают свое дело и выдают, что умеют.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Василий Томшин / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Ваша фраза: «Общался с личным тренером Елисеева, но не знаком с ним». Он даже вам не открылся?

— Познакомились, когда говорили по телефону. Просто раньше я его не знал.

— Известен в биатлонном мире?

— Насколько я понял, он не специализируется на биатлоне.

— Ближе к ОФП?

— Можно и так сказать.

— Общались когда-нибудь с женой Елисеева? Она психолог и точно на него влияет.

— Анну знаю давно, еще с тех пор, когда она выступала и была Щербининой. После того как вышла замуж, Матвея с ней не обсуждали.

— Сколько в нынешнего Логинова заложено Александром Касперовичем и сколько тренерским штабом сборной?

— В процентах не выразишь, да и некорректно это. Александр Владимирович для Сани авторитет, он ему подсказывает, морально поддерживает. У нас с Логиновым тоже нормальный контакт и взаимопонимание. Ту работу, которая предлагается, Саня выполняет. Мы еще в начале подготовительного периода определились, как и куда двигаться, никаких концептуальных противоречий нет. Случается, что одни моменты я вижу по-своему, он по-своему, но речь о вспомогательных тренировках. В ключевых пунктах мы сходимся.

— Если нет, ищете компромисс?

— Смысл не в том, чтобы настоять на своем, а в том, чтобы убедить спортсмена: ему нужна именно эта работа. Он, в свою очередь, может аргументировать: не заходит данный тип нагрузки, не дает эффекта, который хотим получить. Тогда совместными усилиями ищется выход из ситуации.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Александр Логинов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Ваш предшественник Сергей Белозеров говорил, что в работе под началом Анатолия Хованцева ему хочется большей творческой самостоятельности. Всегда ли вы согласны с позицией Юрия Каминского?

— Наверное, это разные ситуации. В начале сезона СБР поддержал разделение на две параллельные группы с определенным обменом информацией между ними. Каждый идет своим путем, поэтому не могу сказать, что работаю в каких-то не свойственных мне рамках.

— Если вернуться к Гараничеву, объясните, как можно выйти на старт без палок? Видел спортсменов, спешащих на гонку из вакс-кабин. Без палок они шли бы с полупустыми руками порядка двухсот метров. Обязано что-то должно щелкнуть в голове.

— Если замечали, перед стартом любой спортсмен словно в коконе, он настраивается. У каждого свой ритуал, своя процедура. Видимо, в какой-то момент сознание переключилось на гонку, и одно из привычных действий было выполнено не до конца.

— Сами как носили инвентарь на гонку? По лыже и палке в каждой руке или лыжи в одной, палки в другой?

— Второй вариант.

— Тем более непонятно: если забыть палки, одна рука будет свободной. Впрочем, ладно. Пока мы не попадаем в призы даже с «нолем», при этом нас обходят соперники с промахами. Если раньше говорилось: «Для медалей нужны ошибки других», теперь иногда кажется, что не хватит и этого. Закрадывается мысль: вдруг всякие ветры, промахи, скольжения, подготовки ни при чем и лидеры сборной попросту уперлись в собственный потолок?

— Знаете, Йоханнес Бе в Эстерсунде с «нолем» тоже не попал в призы, хотя в прошлом сезоне его из тройки было не выбить. Каждая команда строила свою тактику на сезон. Сказать сейчас, что все пропало, неправильно. Да, тот же Логинов пока не в оптимальной форме, но есть характер, опыт, положительная динамика и в скорости, и в стрельбе. Рано говорить про потолок на старте сезона.

«Гараничев — один из тех, кого нужно останавливать в работе». Взгляд изнутри на сборную России

Йоханнес Бё / Фото: © Martin Schutt / DPA / Global Look Press

— Намекаете на то, что пик выпадет на Пекин?

— Как ни банально звучит, главный старт у нас там, а находиться два-три месяца в идеальных кондициях невозможно. Любая гонка Кубка мира — часть тренировочного процесса, она идет спортсмену в плюс. Ясно, что, если проигрывали полминуты, завтра не начнем выигрывать столько же. Если стреляли с точностью 88 процентов, не станем вдруг выдавать 95. Прогресс — это поступательные шажочки. которые, на мой взгляд, команда делает. По щелчку чуда не случится. Но к цели, надеюсь, придем.  

Источник статьи: matchtv.ru