Единоборства

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

8просмотров

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

Ризван Магомедов, работавший с Хабибом с 2014 года, объяснил, что случилось в начале 2023-го.

Ризван Магомедов, работавший с Хабибом с 2014 года, объяснил, что случилось в начале 2023-го.

Три текста, которые нужно прочитать перед тем, как углубиться в это интервью:

  • Хабиб сказал, что отходит от дел — что это значит
  • Кто такой Ризван Магомедов
  • Самая полная биография Хабиба (это на всякий случай)

— Ислам Махачев будет проводить первую защиту пояса в австралийском Перте, там команде Хабиба еще не приходилось готовиться. Как сейчас выглядит организация тренировок?

— Организацией начали заниматься… даже уже закончили. Нашли зал, нашли, где будем проживать, все ребята получили и визы, и билеты. Никаких особенных нюансов нет, просто надо поехать за 20-21 день до боя, чтобы пройти полную акклиматизацию, подстроиться под часовой пояс и завершить последний этап подготовки в самом городе. Перт, как я слышал, это такой тихий провинциальный город, где ничего особенного не происходит. Можно спокойно там заканчивать тренировочный кэмп.

— Сколько человек полетит в Австралию?

— У нас там подерутся двое: Махачев и Зубайра Тухугов. В общей сложности полетит 17 человек.

— И вы арендуете зал, чтобы в нем больше никто не тренировался?

— Не в том смысле, что мы не хотим, чтобы там кто-то еще занимался, просто, когда посторонние люди приходят, они могут попросить фото, могут обращать внимание, будут лишние глаза, это не самый лучший фактор во время такой важной подготовки. Вот поэтому мы снимаем зал, который будет предоставлен только нам на часы тренировки.

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

Фото: © Carmen Mandato / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Как вы ищите жилье для команды?

— Все по-разному. Тот же Airbnb, другие сервисы, могут быть какие-то знакомые риэлторы в городе. Сейчас в Австралии друзья помогли нам: отправили несколько вариантов, и мы подыскали гостиничный комплекс.

— Будет ли Хабиб Нурмагомедов в углу у Махачева?

— Думаю, что он четко дал понять. Это было взвешенное решение, к которому он подходил долгое время. Не нужно искать закулисных причин или радикальных инцидентов. Просто он к этому пришел. Он закончил карьеру в 2020 году, но путешествует во время тренировочных сборов, во время боев. Из 12 месяцев 10 он отсутствует дома, постоянно в этих разъездах. И он пришел к такому решению, что пора бы проводить время с семьей, уделять время детям. У нас у всех такая проблема, что ты постоянно в разъездах. Приезжаешь домой и не замечаешь, как твои дети растут. И, скорее всего, он этот бой пропустит, да.

— После того как Хабиб сказал, что отходит от дел, почти все высказались, что он будет на поединке. А для вас это было неожиданным?

— Мы обсуждали это. Еще где-то месяц назад говорили про это. Он сказал, что принял такое решение, и я его поддерживаю. Это бесконечная рутина, она не заканчивается. Ты думаешь, что один-два боя, но потом подрастают молодые, им тоже нужно помогать, тоже нужно внимание.

— Хабиб опубликовал фото 5 января, а когда вы собирались?

— 4-го числа.

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

Ислам Махачев / Фото: © REUTERS / Christopher Pike

— Когда мы могли говорить с Абдулманапом (отец Хабиба — прим.), он рассказывал, что они с Хабибом живут в соседних квартирах или в одном подъезде в многоквартирном доме в Махачкале. Сейчас чаще слышу, что Хабиб живет в своем селении.

— В Кировауле, да. Но в последние годы он скорее жил в самолете. Может, только теперь что-то изменится, и он будет жить дома.

— А это действительно становится проблемой, что ему довольно тяжело погулять по Махачкале одному?

— Да это не только в Махачкале происходит. Это во всем мире так. Его узнают почти в любом городе — не получается просто посидеть в кафе, чтобы тебя никто не отвлекал. Заходишь в аэропорт — в зале с тобой все пытаются сфотографироваться. Заходишь на борт — бортпроводники пытаются сфотографироваться. В магазине то же самое. И нет такого, что это неделю или несколько дней. Так постоянно продолжается.

— А в Кировауле можно со всеми перефотографироваться и проблема решается?

— Наверное, да. Там он будто бы со всеми перефоткался, и уже чуть проще.

— Если у тебя есть мировая популярность и ты заработал несколько миллионов долларов, безопасно жить без охраны в Дагестане?

— Как таковой охраны не требуется. Не знаю, какие у вас стереотипы о Дагестане, но у нас преступность не выше, чем в других районах.

— Я бы и про Омск задал такой же вопрос.

— А в чем вы видите угрозу для долларового миллионера, который живет обычной жизнью?

— Я слышал какие-то истории про похищения бразильских футболистов и их родственников. Потому что высокие доходы уже есть, а уровень преступности и, как следствие, твоей безопасности не меняется.

— Мне кажется, что криминогенную обстановку в России и Бразилии тяжело сравнить. Наверное, это все осталось в 90-х. Тогда мне помнятся всякие такие истории, но было другое экономическое положение, преступность была другой. Я сейчас не помню случая, чтобы у нас похищали ради выкупа. У вас есть примеры? Поэтому мы пока живем как обычные люди. Максимум, что приходится делать, это скрываться от камер и делать так, чтобы не нарушали личные границы.

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

Фото: © Richard Heathcote / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Если сравнивать карьеры Хабиба и Махачева, чувствуете ли вы, что для того, чтобы зарабатывать на том же уровне, все-таки нужен Конор Макгрегор?

— В любой истории антагонист — всегда лучше. И в истории с Конором столкнулись два мира: черное и белое… как хотите можете называть. Для истории боев это намного интереснее. На сегодняшний день такого бойца для Ислама вроде бы нет, но может появится в будущем.

— Что сам Ислам говорит о своих доходах, кроме «для меня деньги не главное».

— Недовольств точно нету, потому что мы давно в этом спорте и понимаем, кто и как зарабатывает. Мы зарабатываем не хуже, чем другие чемпионы.

— Контракт изменился после того, как он завоевал пояс?

— Перед тем, как ты дерешься за титул, ты в большинстве случаев подписываешь новый контракт. Там оговорено, сколько ты получаешь в претендентском бою, потом каждая защита и улучшения в случае побед, проценты от платных трансляций и все такое.

— И Ислам подписал такой контракт перед титульным боем?

— Да. На шесть боев, если память не подводит.

— Мне показалось, что Арману Царукяну могут сделать бой с Бенеилом Дариушем. А победитель этого поединка подерется с Махачевым осенью.

— Не слышал. Насколько знаю, с Дариушем может подраться Чарльз Оливейра. И, скорее всего, это будет претендентский бой. Если Бенеил выиграет, он будет претендентом. Если выиграет Чарльз, его можно будет поставить в гонку за титул.

— Бой Махачева и Волкановски сделали очень быстро — 22 октября после боя с Оливейрой они провели дуэль взглядов, а подерутся 11 февраля. То есть до боя в октябре вы уже понимали, что Волкановски точно станет следующим?

— Это не было решенным вопросом, это был один из вариантов. До принятия этого решения все ждали решения по бою Чендлер — Порье. Если бы Чендлер выигрывал, он был бы первым претендентом. В UFC хотели, чтобы он подрался еще раз за пояс. Но он проиграл, после чего вернулись к варианту с Волкановски.

— У Дариуша серия из восьми побед, при этом о нем почти не говорят, будто победные серии обесцениваются все больше.

— Да я давно понял, что правила игры в этом бизнесе другие. Неважно, сколько у тебя побед. Ты можешь этим нивелировать какие-то вещи, но основное составляющее — твоя медийка. Что ты из себя представляешь в медийном плане, сколько людей за тобой смотрят и сколько захотят включить твой бой. Бывает даже, что дискуссии с бойцами возникают, меня спрашивают, как и почему, говорят: «Я же вот этого побил». Я уже отвечал: «Если вы хотите в спорте стать лучшими, вам надо выступать на чемпионатах мира, на турнирах по тайскому боксу или где-то еще». Вы там займете первое место и все. А тут так не работает. Тут зависит от того, сколько глаз за тобой смотрит. Или сколько людей переключит телеканал, когда ты дерешься.

— Например, многие говорят, что Хамзат Чимаев изначально бил не очень крутых соперников, но ведь он создал инфоповод, когда согласился драться два раза за 10 дней…

— И принял бой, да. А иногда бойцы говорят, что готовы драться [сразу же после турнира], а потом отказываются. И я никого не обвиняю, бывает, что и травмы, и весогонка тяжелая. Но он создал такой прецедент и тем самым отличился.

— А насколько это сложно организовать? То есть UFC готов поставить человека на бой в следующий кард или через один.

— Если честно, нет. У меня было много случаев, когда боец подрался, и его просят выйти на очень коротком уведомлении. Но 99% бойцов сами отказываются. Как правило, если у тебя изнурительная подготовка, то какие-то травмы вылезают. Потом ты подрался — весогонка забрала силы. В основном даже больше с весом все связано. Не в состоянии боец за такой короткий срок два раза сделать вес.

— Для вашей команды что-то значит, что Майрбек Тайсумов (боец UFC, дальний родственник Хабиба) помогает Волкановски?

— К этому нормальное отношение. Как понимаю, они просто в «Тайгере» вместе тренируются. Думаю, что много и других ребят из наших знакомых с ним [Волкановски] работает. Если они тренируются в одном зале, то почему они должны друг от друга отходить? Когда Порье готовился в American Top Team, с ним тоже наши ребята тренировались. Это же не со злого умысла.

— Российским болельщикам надо привыкнуть, что бойцов из нашей страны так много, что они могут оказаться в любой команде. Правильно?

— Однозначно. Мы же видим, что во всех организациях очень много бойцов из России. Страна стала одним из таких заводов, конвейеров по производству высококлассных бойцов. Наши ребята есть уже в любых залах мира, о которых мы могли слышать. Тут ничего удивительного нет.

— Сейчас в команде есть спарринг-партнеры, похожие по росту на Волкановски?

— У нас в команде вроде таких ребят нет. Думаю, что Ислам в любом случае адаптируется.

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

Фото: © Mike Roach / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— В чем есть угроза от Волкановски?

— У него большой опыт пятираундовых боев, очень хороший топливный бак, он может работать в одном темпе и поднимать его еще в течение 25 минут. У Ислама в этом пока такого опыта нет. В навыках борьбы, грэпплинга или ударки я чего-то такого не вижу. У него сильный удар в категории до 66 кг, но не думаю, что у него будет такой же удар в 70 кг.

— В Bellator чемпионом стал Усман Нурмагомедов. Что интересно, его чаще всего упоминает боец, чьи дела ведет ваша же компания — Александр Шаблий. Как вы к этому относитесь?

— Сейчас будет Гран-при в легком весе. Будут участвовать восемь бойцов: Усман, Бенсон Хендерсон, Шаблий, Тофик Мусаев, Мансур Барнауи, Патрисио Фрейре, еще кого-то мог забыть. Если Усман будет защищать пояс и продвигаться дальше, и Шаблий тоже, то они рано или поздно столкнутся.

— И еще один боец из вашей команды, который блестяще провел год, — Сергей Павлович. Какие у него шансы подраться за титул UFC в тяжелом весе?

— Думаю, что он стоит в одном бое от титульного поединка. Планируем, чтобы он подрался в апреле или мае. Он третий в рейтинге тяжеловесов, это точно будет претендентский бой: либо с Сирилом Ганом, либо с кем-то еще.

Большую роль в продвижении играет его манера ведения поединка: он выходит и всех нокаутирует. Плюс сами матчмейкеры говорили, что нужно освежить кровь в тяжелом весе.

«Хабиб жил в самолетах. Теперь, может, будет жить дома». Большое интервью менеджера Нурмагомедова

Ризван Магомедов / Фото: © Stephen McCarthy / Contributor / Sportsfile / Gettyimages.ru

— Не боитесь, что Павловичу с Ганом будет тяжело, потому что Гану удобно работать с нокаутерами. А с Нганну опасно, потому что будет дуэль на гранатометах?

— Я бы не сказал, что Серега в чистом виде нокаутер. У него поставлен очень хороший бокс. Он работает комбинациями, напористый, у него хорошие взрывы, но это не боец одного удара. И вообще, когда ты выходишь на такой уровень, уже что беспокоиться? Тут уже надо выходить и драться с лучшими, и думаю, что в обоих случаях шансы у Сереги довольно велики.

— Приходили предложения для кого-то из ваших бойцов провести боксерский поединок?

— У Хабиба было много предложений выступить по боксу, когда он закончил. Сейчас тоже приходят, в основном первым номерам, большим именам. Махачеву поступали предложения, с конкретикой, но он сейчас сосредоточен на поединке.

— Последнее: что с лигой Eagle FC в США? Вы провели серию турниров весной и больше новостей нет.

— Работа продолжается, в скором времени будут новости. Мы с большим размахом вернемся на американскую сторону. Выдали очень хороший год, создали показательный кейс, показали, что можно делать высокоуровневые качественные турниры. Но потом началась закулисная работа по договорам с большими телеканалами, с дополнительными инвесторами. Эта работа велась дольше, чем мы предполагали, только сейчас она подходит к завершению. Думаю, что в ближайшие несколько месяцев сделаем большой анонс. 

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball