Единоборства

«…и я резко позвонил в Москву». Как судебные приставы спасли бой для Хабиба Нурмагомедова

12просмотров

«…и я резко позвонил в Москву». Как судебные приставы спасли бой для Хабиба Нурмагомедова

Фото: © EAGLE FC

Бойца EFC хотели не выпускать из Москвы, но не смогли.

Бойца EFC хотели не выпускать из Москвы, но не смогли.

Когда Хабиб Нурмагомедов вошел в актовый зал Дворца культуры им. Абая в городе Актау, стало очень громко. 

К сожалению, так приветствуют не всех — например, когда утром предыдущего дня Гамзат Хирамагомедов вошел в здание Федеральной службы судебных приставов в Москве, там точно было тише. Настолько, что можно было услышать, как один из сотрудников посоветовал Гамзату как можно быстрее идти в банк и оплатить штраф. Сейчас мы объясним вам, в чем суть.

Актау и Махачкалу разделяет 300 километров Каспийского моря и Хабиб привез сюда 15 боев, главным среди которых стал поединок Хирамагомедова с казахстанцем Дауреном Ермековым. Турнир был запланирован на 16 июля, а вылет Гамзата из Москвы — на ночь с 13 на 14-е число. Было примерно два часа той самой ночи, когда в аэропорту Хирамагмоедову сказали, что он не может покидать Россию из-за задолженности в размере 25 тысяч рублей. Гамзат вернулся из Внуково в Москву. До этого ему предлагали прозвище «гангстер», сам боец думал над прозвищем «Хира» (священная гора у мусульман), но теперь вопросов с выбором не осталось.

«Когда мне сказали про ситуацию, я резко позвонил своим друзьям в Москву, сказал, что срочно надо решить это как-то. Была у Гамзата такая проблема, а закон есть закон. Я сам обычно за две недели иду и проверяю всё. Чисто случайно ты ведь можешь что-то нарушить, сделать штраф какой-то и всё. А для этого же требуется время. Видимо, Гамзат любит погонять на машине. Понятно, что сходил и оплатил, но всё равно там же нужно время, чтобы в базу это попало. Но вроде всё нормально», — рассказывает президент лиги Шамиль Завуров.

Гамзат не знал о помощи от Завурова и своими силами очень рано утром на следующий день попал на прием к представителю ФССП. Там сказали, как надо оплатить штраф и посоветовали проходить контроль в аэропорту самым последним. Рейс Хирамагомедова был запланирован на 12 часов следующего дня (15 июля), но информация в базе, связанной с пограничным контролем, могла не обновиться даже к этому времени.

Нюанс заключался еще и в том, что в день накануне турнира бойцам необходимо пройти процедуру взвешивания. Обычно с 9 до 11 утра. С командой соперника Хирамагомедова договорились, что Гамзат пройдет взвешивание отдельно в присутствии представителей Даурена Ермекова. Формально это не давало Гамзату особых преимуществ. Скорее наоборот, чем меньше у спортсмена времени между взвешиванием и поединком, тем меньше остается на то, чтобы набрать потерянные во время весогонки килограммы.

Уже после встречи с приставами (уточним, это 14 июля) Хирамагомедов идет в зал в Москве, три раунда бьет мешок и показывает на весах 84,1 кг. С этим весом он ложится спать, понимая, что в лимит категории (84 кг) он точно уложится. Рейс в Актау запланирован на 12 часов следующего дня.

15 июля примерно в 11:30 становится известно, что Хирамагомедов прошел все контроли и через три часа его можно встречать в аэропорту Актау. Его соперник в этот момент гуляет по отелю в Казахстане, выглядит очень спокойным и говорит, что может дать сколько угодно времени Хирамагомедову, чтобы тот сделал вес, если не получится с первой попытки.

«…и я резко позвонил в Москву». Как судебные приставы спасли бой для Хабиба Нурмагомедова

Гамзат Хирамагомедов / Фото: © Вадим Тихомиров

В 18:00 Хирамагомедов приземляется в Казахстане. В следующий час он сделает несколько вещей. Опишет, что происходило с ним в последние сутки. Искренне удивится гуляющим верблюдам на въезде в Актау. Напечатает в телефоне казахское название молока верблюда «шибат». Подтвердит, что намерен уронить Даурена Ермекова: «Иначе зачем я здесь? Зачем я прилетал вообще?». Расскажет, что сидел в школе за одной партой с Абдулрашидом Садулаевым. Встанет на весы и даже в одежде покажет 83,1 кг. Сейчас почти никто не укладывается в вес с таким запасом, не проходя весогонку. Гамзат говорит, что для него вес не главное.

Вообще по Хирамагомедову очень легко понять, что призывы к бойцам «быть медийнее» и интереснее обречены на провал. Способность запомниться не получается натренировать. В отличие от способности ронять в нокауты и брать на болевые. Просто почему-то выходит так, что Хирамагомедов может взять микрофон, не выступая перед этим два года, и сказать: «Честно… Фаридуна имя вообще в первый раз услышал сегодня. Боец ли он?!». Или, например, он приезжает в Казахстан и на дежурный вопрос своего соперника Даурена Ермекова «кого ты вообще ронял?» отвечает «давай тогда ты будешь первый, кого я уроню». Или на слова казахского журналиста «мне кажется, что победит Даурен», он отвечает: «Тебе кажется, что победит Даурен, а я уверен, что выиграю я».

Для их боя строится специальная площадка на берегу Каспийского моря. Местные, склонные к легкому максимализму, говорят, что в прошлый раз на бои сюда пришло 30 тысяч человек. В этот раз попробуют собрать 40 тысяч.

«…и я резко позвонил в Москву». Как судебные приставы спасли бой для Хабиба Нурмагомедова

Фото: © EAGLE FC

«Я был в Азербайджане, дрался с азербайджанцем. Весь зал болел за него, но исход-то был за меня. В первом раунде. Не думаю, что весь Казахстан будет болеть за него, будут люди, которые будут болеть за меня. Есть у меня такая чуйка», — делится ожиданиями Хирамагомедов. Теперь осталось понять, получится ли у Даурена Ермекова остановить человека, которого не смогли остановить судебные приставы в Москве. 

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball