Зимние

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

16просмотров

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Фото: © Личный архив Павла Дрозда

Об очереди в танцах, работе с Александром Жулиным, синхронном катании и балетных постановках.

Об очереди в танцах, работе с Александром Жулиным, синхронном катании и балетных постановках.

Павел Дрозд — двукратный призер юниорского чемпионата мира, чемпион России среди юниоров и четырехкратный победитель финала Кубка страны. В марте этого года Павел встал в пару с Елизаветой Шанаевой. Спортсмены тренируются в группе Александра Жулина и уже выиграли свой первый совместный турнир.

В интервью «Матч ТВ» Павел рассказал о совмещении тренерской деятельности со спортивной карьерой, работе с Жулиным и любви к балету. 

«Может, кто-то скажет, что я глупый романтик, но я безумно люблю свое ремесло»

— В сентябре на контрольных прокатах вы с Лизой впервые представили свою пару. Как судьи оценили новый дуэт?

— Да, это была наша премьера. Встали мы в пару совсем недавно, в марте. Для танцевального дуэта это совсем небольшой период скатки.

Перед прокатами провели несколько дней в Новогорске на сборе и уже там имели возможность показать свои программы судьям. Было приятно услышать, что мы произвели довольно хорошее впечатление. Услышали положительные отзывы как от зрителей, так и от специалистов, а также получили ценные рекомендации для дальнейшей работы. Премьера удалась.

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Мы уже выступили в родном Петербурге и выиграли мемориал Панина-Коломенкина. Нас радует, что судьи отметили улучшения, хотя после прокатов прошел совсем маленький период времени. Следующий старт — третий этап Гран-при в начале ноября.

— В этом сезоне в танцах на льду произошло много перемен: паузу взяли ключевые дуэты Синицина/Кацалапов и Степанова/Букин, завершили карьеру Скопцова/Алешин, распались Морозов/Багин. Настоящая катастрофа для зрителей, тебе так не кажется?

— В танцах на льду после каждого олимпийского цикла происходит ротация. Существует не мною придуманное понятие очереди в танцах, которое отчасти влияет на состав сборной. Одни спортсмены идут к Олимпиаде, достигают цели и принимают решение завершить карьеру, на их место приходят новые таланты. Не могу сказать, что в танцах сейчас происходит какая-то катастрофа.

Мы с Лизой очень мотивированы, чтобы доказать, в первую очередь себе, чего мы стоим как пара. У нас много амбиций и работы, которую предстоит сделать. Мы работаем и по сторонам не смотрим.

— Как в этом сезоне будет выглядеть топ танцевальных пар?

— На этот вопрос нужно отвечать минимум через сезон. Произошло слишком много перемен, появилось слишком много пар. Нынешние прогнозы будут неконструктивными. Любой анализ требует материала для обработки, а пока его у нас нет.

— Синицина и Кацалапов вернутся? У них есть мотивация продолжать карьеру?

— Не думаю, что вправе рассуждать на эту тему. Принимать решение будут они. У ребят недавно была свадьба, с чем их поздравляю.

— Вы продолжаете работать с Александром Жулиным?

— Да, у нас целая команда: Александр Вячеславович Жулин, Петр Вячеславович Дурнев, Сергей Георгиевич Петухов и Дмитрий Александрович Ионов. В этом коллективе я уже работал, а Лиза перешла от Ирины Жук и Александра Свинина.

— Можем ли мы сравнивать штаб Тутберидзе с командой Жулина, ведь оба тренера являются лучшими в своем виде на данный момент?

— Не думаю, что правильно сравнивать эти два штаба. Мы работает целой командой, где каждый из специалистов вносит свой вклад. Система работы в танцах немного другая, нежели в одиночном катании. Подходы у обоих штабов разные, потому что дисциплины разные. Но у обоих тренерских коллективов хорошие результаты.

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Фото: © Личный архив Павла Дрозда

Александр Вячеславович ведет нас с самого начала, принимает участие в постановках, ежедневных тренировках. Я работаю в его штабе несколько лет и счастлив находиться там. Подход Жулина близок мне с точки зрения работы со взрослыми спортсменами.

— Жулина хватает на всех?

— Безусловно. Мы полноценное работаем, от старта к старту вносим изменения в график.

— В этом сезоне ФФККР объявила приличные суммы призовых на российских турнирах. Для тебя это дополнительная мотивация?

— Конечно, это никогда не будет лишним. Может, кто-то скажет, что я глупый романтик, но я безумно люблю свое ремесло. Призовые — это приятный бонус. Но если бы у меня не было желания и мотивации полностью реализовать себя в этом виде спорта, то не прошел бы весь свой путь.

Хочу отметить работу федерации, которая ведется в столь непростых условиях. Хорошо, что у спортсменов есть возможность выступать и зарабатывать.

«Каждый разрыв с партнершей бьет по голове»

— Как образовалась ваша пара с Лизой Шанаевой?

— До того, как начал кататься с Лизой, у меня был период турбулентности, который продлился несколько сезонов.

На юниорском уровне катался в паре с Алой Лободой, у нас был успешный период карьеры. В течение долгого времени мы были лучшей парой страны. Далеко не каждая пара может выиграть столько титулов среди юниоров. По определенным причинам мы решили расстаться, и после этого начался мой период турбулентности, который продлился олимпийский цикл.

Катался с Ксюшей Конкиной, но из-за проблем со здоровьем она завершила карьеру. Потом встал в пару с Анжеликой Абашкиной, которая из-за определенных проблем тоже ушла из спорта.

В конце февраля узнал, что пары Шанаева/Нарижный больше не существует. Позвонил Лизе, решили попробовать. И так началась наша история.

— В период частной смены партнерш не было желания все бросить и уйти из фигурного катания?

— Вся моя жизнь была положена на фигурное катание, это то дело, которым горю. Ради фигурного катания и возможности добиться высокого результата мы с семьей бросили все и переехали из Петербурга в Москву. Конечно, каждый разрыв с партнершей бьет по голове. Вроде, вы катаетесь, строите планы, а потом нужно начинать все сначала. Мы проходили весь путь с моими тренерами, за что им безумно благодарен.

Безусловно, были разные мысли, в том числе, и закончить карьеру. Думал: будь благодарен тому, что в твоей жизни уже было: успешная юниорская карьера порой дана не каждому. Но потом выходишь на лед и понимаешь, что еще можешь и хочешь сказать свое слово.

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Фото: © Личный архив Павла Дрозда

— Какой период вы с Лизой отводите вашей паре, чтобы полностью скататься и заявить о себе?

— Места на пьедестале три, а первое — одно. Нужно заявлять о себе здесь и сейчас. Мы не думаем, мол пара молодая, только встали, есть еще время. Каждая тренировка для нас — это новый рубеж, и цель становиться ближе.

— В период сложностей с партнершами не хотел сменить спортивное гражданство?

— Мыслей не было. В период турбулентности предложения поступали, но не рассматривал их. Люблю свою страну, люблю Северную столицу, в которой родился. Четко помню те моменты, когда стоишь на верхней ступени пьедестала, а флаг твоей страны поднимается над тобой. Эти воспоминания греют мне душу.

«Когда выхожу на Площади Восстания и вижу надпись «Город-герой Ленинград», делаю вдох и осознаю: «Я дома»

— Помимо спортивной карьеры ты занимаешься тренерской работой. Как удается совмещать два вида деятельности?

— Тренировочный процесс проходит с понедельника по пятницу. Работаем в Москве с нашей командой. Вечером в пятницу обычно приезжаю в Санкт-Петербург. Тренером работаю уже пятый год.

— Твой второй дом – поезд или самолет?

— Всегда по-разному. Зависит от расписания, составляю его так, чтобы ничего не мешало основному тренировочному процессу. Конечно, бывает порой непросто, ты мотаешься туда-сюда, но это входит в привычку.

— Физически не тяжело переносить такую нагрузку? Наверное, после недели тренировок хочется отлежаться, а приходится ехать к ученикам.

— Безумно люблю Санкт-Петербург. Даже проезжая по городу, получаю наслаждение, поэтому возвращаюсь сюда с удовольствием. Здесь мои корни, семья, друзья и ученики. Когда выхожу на Площади Восстания в Петербурге и вижу надпись «Город-герой Ленинград», делаю вдох и осознаю: «Я дома».

Мотивации добавляют горящие глаза детей. Прихожу на тренировку и понимаю, что нужен им, это дает силы.

— Ты прям как Татьяна Черниговская, которая еженедельно ездит из Петербурга в Москву.

— Да. У Николая Максимовича Цискаридзе такой же график. Живет в Москве, а служит в Санкт-Петербурге.

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Николай Цискаридзе / Фото: © РИА Новости / Павел Бедняков

— Кто твои ученики?

— Во-первых, работаю с командами синхронного катания. Мы сотрудничаем с лучшими командами России и мира Paradise, Sunrise-1 и Sunrise-2.

Синхронное катание — это другая планета, мне было тяжело в это погрузиться. Обычно говорят, что тяжело понять правила танцев на льду, но я вас умоляю, откройте правила синхронного катания. До начала работы с синхронным катанием у меня было мнение обывателя: да, девочки катаются, да красиво. Теперь посмотрел на это по-другому, владею терминологией, различаю элементы. С постановками программ было очень сложно поначалу, поскольку мозг должен работать по-другому, нужно видеть геометрию постановки.

Но могу сказать, что специалисты и судьи стали отмечать прогресс команд, говорить, что постановки стали интереснее. Со своей танцорской точки зрения я добавил в программы какие-то провозки, хореографию, другие вещи, которые выделяют команды из Петербурга. Очень приятно видеть прогресс команд. Оочень рад работать в такой классной команде тренеров Sunrise вместе с Татьяной Шикирун, Натальей Говенко, Ириной Янцен и тренерами Paradise Ириной Александровной и Александром Ивановичем Яковлевыми, Еленой Черновой.

«Не помню, чтобы кто-то из спортсменов совмещал карьеру с тренерством»

— Как сделать синхронное катание популярнее? У федерации нет особой заинтересованности в этом виде.

— Что касается заинтересованности федерации, то ничего сказать не могу, так как это не моя дисциплина. Но уверен, что работа ведется. Считаю, что со стороны России есть интерес, чтобы синхронное катание стало олимпийским видом спорта, потому что у нас сильнейшие команды.

Думаю, проблема непопулярности синхронного катания в том, что зрители не осведомлены о правилах, не понимают, какой элемент является повышенной сложности, какой выделяет команду. Нужно рассказывать зрителю об основных элементах, чтобы он не просто думал: «О, 16 лебедей поехали», а осознавал, что они делают. Если хотим расширять аудиторию, то нужно вести работу в этом направлении.

— С кем работаешь помимо синхронистов?

— С танцорами. Сам начинал свой путь в танцах на льду в Санкт-Петербурге, поэтому заинтересован в том, чтобы северная столица могла похвастаться интересными танцевальными дуэтами.

Мы работает большой командой, где каждый вносит свой вклад: ледовые тренеры, хореограф, специалисты по бальным танцам и модерну. У нас в группе талантливые ребята, в частности, есть несколько подающих надежду новисов. Очень радует, когда отмечают, что ребята отличаются от тех пар, которые ранее были в Петербурге, и имеют собственный стиль. На некоторых соревнованиях они уже соревнуются с Москвой, являются конкурентоспособными. Работы впереди еще много, очень надеюсь, что у ребята получится стать новым поколением танцоров в Санкт-Петербурге.

У нас также есть и юниорские пары. Например, на мемориале Панина-Коломенкина выступали наши ученики Александра Шабалина и Иван Галаев. Ребята показали достойный результат, заняли четвертое место среди большого количества пар из разных регионов, хотя подготовка к сезону у нас получилась непростой. Интересно, что на турнире выступал и я, и мои ученики. Совместил два амплуа на одном старте.

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ 

— Словно играющий тренер в футболе. Учеников мотивируют твои успехи как спортсмена?

— Думаю, им это помогает. Они могут на живом примере смотреть, к чему можно стремиться и чего достигать. В то же время им будет проще проживать тяжелые моменты карьеры, осознавая, что тренер тоже прошел через эти трудности.

— Штаб Жулина не против, что ты занимаешься тренерской деятельностью? Ведь в каком-то смысле происходит утечка информации и методик из Москвы в Петербург?

— Не думаю, что происходит утечка информации. Мы не работаем под копирку. Могу сказать, что мне, как спортсмену, помогает моя тренерская деятельность, мозги начинают работать по-другому. Возможно, где-то пересечения есть, но так сказать, слива информации никакого нет. Мы идем своим путем.

— Ты подготовил себе хорошую почву. Когда закончишь спортивную карьеру, то у тебя уже будут готовые ученики.

— Раньше никогда не думал, что буду заниматься тренерской деятельностью. Но сейчас, видя прогресс ребят, их результат, могу сказать, что мне это дано, и после завершения карьеры спортсмена буду рад полностью влиться в тренерскую деятельность. Не помню, чтобы кто-то из спортсменов совмещал карьеру с тренерством. У меня есть фокус и на свою карьеру, и на учеников. Пока соблюдать баланс получается.

«Предпочтение отдам Мариинскому театру, но нужно отталкиваться от исполнителей и конкретных постановок»

— Будучи коренным петербуржцем ты наверняка любишь балет. Какому театру отдаешь предпочтение: Мариинскому или Михайловскому?

— Безумно люблю балетное ремесло и рад, что в моей жизни есть педагоги, которые привили мне любовь к балету. Убежден, что классическая хореография — один из важнейших элементов в подготовке танцора на льду, так как большинство движений на льду берут основные принципы из классической хореографии. Считаю, что без работы у станка не будет ничего на льду.

Благодарен судьбе, что в моей жизни есть друзья из прекрасного мира балета, с которыми, в том числе, можно обсудить балетные темы. А что касается театров, то предпочтение отдам Мариинскому театру, но нужно отталкиваться от исполнителей и конкретных постановок.

— На какие балетные постановки посоветуешь сходить?

— Был в восторге от балета «Времена года» в постановке молодого хореографа Ильи Живого. Это короткий по времени балет, поставленный на музыку Вивальди в исполнении Макса Рихтера. Ссплошное эстетическое удовольствие: и смысловая нагрузка выдержана, и красота линий присутствует. Смотрел этот балет в исполнении Оксаны Скорик. Очень нравится ее фантастическая работа рук. Во «Временах года» она танцевала с Ксандром Паришем. С участием Скорик мне также нравится балет «Баядерка».

Как совмещать карьеру фигуриста и тренера и жить на два города? Рассказывает Павел Дрозд

Оксана Скорик и Андрей Ермаков / Фото: © РИА Новости / Александр Гальперин

Если хочется отойти от классического формата балета, то могу посоветовать спектакль «Шурале». Это некий театрализованный балет, который относится к балетам советского периода. Еще можно сходить на балет «Легенда о любви»: интересная хореография, потрясающие линии.

— Дальше в списке будет «Шахерезада»?

— «Шахерезада» — это моя любовь. Смотрел этот балет около семи раз в Мариинке и на других сценах, в том числе, в исполнении Илзе Лиепы и Николая Цискаридзе. В этом сезоне мы катаем произвольную программу под музыку из этого балета. Рад, что моя маленькая мечта осуществилась. 

Источник статьи: matchtv.ru