Единоборства

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

10просмотров

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

В этом тексте допинг-офицеры будут смотреть, как боец играет в приставку.

В этом тексте допинг-офицеры будут смотреть, как боец играет в приставку.

Сергей Хандожко провел два боя в UFC (перед этим 31 бой в других российских лигах в категории до 77 кг) и готовится драться в третий раз — с Дуайтом Грантом. В последний раз россиянин выступал в ноябре 2019-го, потом порвал крестообразную связку, неудачно ее восстановил и больше двух лет не выходил в октагон по разным причинам: от депрессии до проблем с визой и паузой, связанной с пандемией коронавируса. Пользуясь тем, что Хандожко долго не проводил профессиональных боев, мы поговорили о том, что их не касается напрямую.

Как прошли два года

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Про то, что 2020 год был черным, я рассказывал. А потом вообще был отличный период. Много времени проводил с семьей, читал еще больше, много работал, много знакомств было, ел много.

— У вас есть должность — руководитель краевого центра единоборств в Краснодарском крае. Как у вас на работе выглядит то, что называют «текучкой»?

— Да бывает, что надо целую стопку документов подписать. Минут 30-40, даже начинаешь думать, что руку тренируешь для удара. Совещания бывают такие, что действительно что-то важное, а бывает, что думаешь: «Зачем я здесь сижу?» Но время быстро пролетает. Бывает тяжело, когда какие-то вещи не умеешь делать, а втягиваешься — становится интересно. Но у меня и с джиу-джитсу было так же. Когда меня моим же поясом задушили, мне не понравилось, потом втянулся и стал удовольствие получать.

— Когда восстановились от травмы, но еще не было даты боя, сколько максимум могли провести времени вообще без спаррингов?

— Наверное, месяц максимум, потому что люблю спарринговать. Даже когда от травмы восстановился, мог приехать и поспарринговать без подготовки к бою, потому что нравилось.

Как USADA берет тесты на запрещенные препараты

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

Сергей Хандожко / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Все два с половиной года меня постоянно тестировали. В какой-то степени меня это даже мотивировало, чувствовал, что я действующий боец. Как это происходит — когда подписываешься в UFC, скачиваешь приложение и на каждый квартал там пишешь местоположение. Где ты ночуешь и тренируешься. Они приезжают, чаще всего это утром бывает, стучатся в дверь. Если видишь, что люди с чемоданчиком, значит точно USADA.

— Бойцы часто говорят: «приехали утром, разбудили», но, насколько знаю, ты сам должен указать окно в один час в сутках, когда ты гарантировано будешь в том или ином месте. Поэтому многие пишут домашний адрес и раннее утро, чтобы точно оказаться там, поскольку ночуешь чаще всего дома.

— Нет, они могут приехать в любое время дня. Ты ставишь, где ты будешь ночевать и тренироваться. Пару раз они ко мне приходили на работу, потому что указываю, что у меня тренировка по тому же адресу.

— А в приложении можно выделить 90 дней в квартале и прописать одни данные или надо монотонно каждый день проставлять?

— У приложения есть свои недоработки, но в целом оно удобное. Если что-то меняется, ты пишешь новые данные и ставишь, с какого и по какое число.

— Сколько времени занимает визит от звонка в дверь и до закрытия двери за допинг-офицерами?

— Это зависит от тебя. Бывает такое, что утром встал, сходил в туалет и тут же они заходят: «Мы к вам». У меня у самого была такая ситуация, и я просто сидел играл в «фифу», пил воду, а они сидели рядом на диване. Болели за меня и ждали. Там по условиям надо определенное количество [биоматериала]. Документов подписывать немного, один или два листа.

— Поскольку мы уже выпустились из школы и об этом можно говорить без смеха: а при заборе биоматериала рядом присутствует человек?

— Да, кто-то рядом стоит. Не то чтобы постоянно смотрит, но присутствует. Когда был турнир в Швеции, непосредственно в день турнира попросили сдать тест в раздевалке. На турнире в Москве не брали.

— А кровь берут?

— У меня ни разу, но слышал истории, что у ребят брали. Может, по мне видят, что я и так не дышу в бою, и думают, что этот точно не химичит.

Считают ли калории для бойцов в «центре производительности UFC»?

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

Фото: © Michael Campanella / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Вы выкладывали расфасованную порцию еды, которую вам передали из UFC Performance Institute, они считают по калориям, сколько надо съедать на весогонке?

— Когда приехал, прошел тестирование. Ложишься, и тебя какой-то аппарат 20 минут сканирует, смотрит состав тела. Сколько и чего у тебя. Потом на основании одних данных тебе дают спортивное питание. На основании других — пишут таблицу по неделям, как тебе желательно скидывать вес. Как-то высчитывают и расписывают все на уровне десятых процента. Я приехал с весом 88 кг, и мне сказали, сколько и когда желательно весить.

Но, если честно, даже не знаю, какую они суточную калорийность мне посчитали. У меня сгонка веса проблемой не была. В Швецию прилетел (первый бой в UFC. — «Матч ТВ»), у меня был вес 84 кг, и я за три дня до боя ходил шашлык есть и колы выпил полбаночки. Мне здесь сделали тестирование на базовый метаболизм, у меня он показал 2600 калорий — очень хороший показатель.

Правда ли, что есть тренировки, после которых бойцов рвет

— Провел здесь тестирование у Романа Фомина (российский специалист, возглавляет департамент спортивной науки в UFC PI. — «Матч ТВ»), он мне показал результаты, и после этого мне напечатали готовый план тренировок. По нему ты занимаешься с тренером по физподготовке. Ты в это можешь не погружаться даже — когда прихожу на тренировку, там у человека на планшете есть программа, что именно мне нужно. По упражнениям — грамотно и интересно получается.

Для примера: Франсис Нганну у них прошел полный цикл подготовки перед титульным боем с Сирилом Ганом, и разница видна. Если в первом бою с Миочичем он вообще не дышал, то сейчас прошел пять раундов и три из них он боролся.

— Это правда, что после тяжелых тренировок может вырвать?

— Рвало меня один раз в Таиланде, а здесь, в Америке, есть тяжелые тренировки, после которых сильно тошнит. Во-первых, такое было, когда меня тестировали. Там ты садишься на велотренажер, на тебя надевают маску — сначала делаешь несколько ускорений по шесть секунд, потом — ускорение в минуту. На самом деле минуту работать на максимуме очень тяжело, а тебя реально просят отдать все что есть за эту минуту. Там даже пацаны, когда идешь туда, говорят: «На минуту идешь? О, ну давай, успехов». И я потом лежал на полу и подтащил к себе урну на всякий случай. Роман сказал, что это нормально. Но ты хотя бы видишь цифры, как и куда можно идти в плане выносливости. 

Во-вторых, бывают тяжелые тренировки выносливости по субботам. Там вроде ничего нового нет по упражнениям, но тебе стараются воссоздать самую сложную ситуацию в бою на протяжении пятиминутного раунда. Сначала кидаешь тяжелый мяч через себя, по три с каждой стороны, потом тебе надо тележку тянуть с подседа на петлях TRX, около 50 метров. Потом берешь две гири, одну закидываешь на плечо, вторую — поднимаешь на уровень таза, и так идешь в одну сторону и затем меняешь руки. И на четвертом упражнении толкаешь тележку и делаешь отброс ног после каждого выталкивания. И пока у тебя пять минут есть, все время делаешь эту работу. В первую неделю отдыхаешь полторы минуты между раундами, потом 1:15, потом одну минуту. И по пульсометру смотрят, как у тебя идет восстановление.

Мне кажется, что это работа еще и на психологическую держалку, когда знаешь, что устанешь, но продолжаешь работать.

Как ты начинаешь тренироваться в новом зале и почему тебя пускают

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

Фото: © Личный архив Сергея Хандожко

— Как определяется, кто и с кем будет спарринговать, когда приходите в новый зал?

— В конце подготовки мы уже заранее договаривались, например, с Муниром Лаззесом, что будем с ним работать все три раунда. А до этого просто собирались за час до основной тренировки небольшой компанией, где были только профессиональные бойцы нашего веса, и проводили спарринги, чтобы в зале было посвободнее.

— Вы провели несколько тренировок в зале Xtreme Couture. Как выглядит договоренность, чтобы туда пустили?

— Всегда по-разному. Иногда менеджер может договориться, иногда там уже кто-то тренируется из знакомых. Знал Дениса Тюлюлина, который был в этом зале, заранее сказал ему, он предупредил ребят, спросил, можно ли будет мне потренироваться. Многое зависит от того, как ты себя показал на спаррингах, если можешь хорошо спарринговать, это оценят.

В этот раз я тренировался бесплатно, поскольку не так много провел там тренировок, а главный тренер зала сказал, что подвести меня к бою персонально не может. Поскольку он в эти дни вообще улетает куда-то. Довольно адекватно все к этому подходят.

Как USADA берет допинг-тесты и от каких тренировок может тошнить. Боец UFC рассказывает о том, что остается за кадром

Фото: © Личный архив Сергея Хандожко

— А кто у вас будет в углу?

— Альберт Дураев. Мой тренер Александр Сидорин не смог прилететь.

— У вас же с Дураевым был бой в 2015 году?

— Да, но мы с ним как-то так хорошо подружились после этого боя. 

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball