Единоборства

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

33просмотров

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Александр Поветкин / Фото: © РИА Новости / Максим Богодвид

Считает большинство промоутеров в боксе пройдохами.

Считает большинство промоутеров в боксе пройдохами.

Промоутерская компания «Мир бокса» с 2013-го по 2017 год организовала самые громкие боксерские турниры на территории России с участием таких спортсменов, как Александр Поветкин, Денис Лебедев, Дмитрий Кудряшов, Григорий Дрозд, Рахим Чахкиев, Эдуард Трояновский. Однако потом поменяла вектор развития. Почему так случилось, специально для «Матч ТВ» рассказал глава компании Андрей Рябинский.

Из интервью вы узнаете:

  • правда ли, что бой Дмитрия Бивола и Сауля Альвареса реален;

  • почему Рябинский не хочет возвращения Поветкина в ринг;

  • новые детали встречи Поветкина и Кличко в 2013 году;

  • почему Рябинский не любит, когда его называют промоутером;

  • из-за кого ему до сих пор прилетают упреки.

«За счет школы бокса Бивол может победить Канело, а к кабинетным войнам мы готовы»

— Какие впечатления у вас остались после боя между Саулем Альваресом и Калебом Плантом?

— Не удивился тому, что Альварес стал абсолютным чемпионом мира. Чего-то сверхъестественного в этом поединке я не увидел — закономерная победа Канело.

— Сейчас Сауля многие называют боксером эпохи.

— Это как-то уж слишком громко звучит. Он действительно один из лучших, если не лучший боксер в настоящий момент. И он объективно лучший в списке боксеров вне зависимости от категорий.

— Не Тайсон Фьюри и не Александр Усик?

— Усику чуть-чуть рано, хотя он уже очень заслуженный боксер. И про Тайсона Фьюри я бы тоже так не говорил. Он хорош для своей весовой категории, но если говорить про PFP (pound for pound, вне зависимости от весовой категории. — «Матч ТВ»), то Сауль Альварес на сегодня самый крутой боец.

— Как дальше следует действовать Альваресу?

— Переходить в другой вес — в полутяжелый дивизион.

— А в полутяжелом весе у нас…

— Артур Бетербиев и Дмитрий Бивол.

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Дмитрий Бивол / Фото: © Bill Tompkins / Contributor / Michael Ochs Archives / Gettyimages.ru

— Вы представляете интересы Бивола. Насколько реальна встреча чемпиона WBA (Super) в полутяжелом весе с мексиканцем?

— Переговоры велись, но подробности не могу раскрыть — тайна. Могу сказать о перспективах этого боя: он может состояться, шансы довольно велики.

— Можете уточнить о сроках проведения переговоров с командой Канело?

— Переговоры велись и в прошлом, и сейчас. Если бы не состоялся этот бой (с Плантом), то с большей долей вероятности прошел бы поединок с Дмитрием Биволом. Но сложно говорить, что есть какой-то результат договоренностей. Да, Альварес рассматривает возможность перехода и рассматривает возможность встречи либо с Бетербиевым, либо с Биволом. Мне кажется, вероятнее всего, он будет боксировать с Биволом.

— Сауль Альварес уже успешно боксировал с полутяжеловесом Сергеем Ковалевым и отнял у того пояс WBO. Каковы шансы у Бивола в таком поединке?

— Серега Ковалев — очень хороший боец. Он держал в своих руках три пояса и не стал абсолютным чемпионом только из-за того, что соперник от него бегал. Встреча с Саулем Альваресом произошла не в тот момент. Мы же все не молодеем. Было бы интересно посмотреть на бой молодого Ковалева и молодого Альвареса, он был бы другим.

— Сейчас у нас молодой Дмитрий Бивол.

— Вот и посмотрим. У Димы очень хорошая школа, он умный боксер, хорошо двигается, не делает ставку на рубку, а грамотно и хорошо боксирует. Это та история, за счет которой надо выигрывать у Канело. Именно за счет школы бокса, правильной техники, чувства дистанции, движения. Посмотрим, как это сработает. Говорить, что для Димы это будет простой бой с большими шансами на победу, было бы неправильно. Мы же только что обсудили, что Сауль Альварес — один из лучших, если не лучший боксер в мире. Но хороший боксер и должен встречаться с лучшими.

— Вы же понимаете, что вашей команде предстоят, так скажем, и кабинетные войны с мексиканцем. Ведь Альвареса зачастую выводят под соперников, которые по определенным причинам не могут находиться в оптимальных кондициях?

— Я четырежды судился в Америке, два раза с Доном Кингом. Мы организовали кучу боев. Так что нас кабинетными войнами не напугать. Это не проблема. Думаю, что мы сделаем все, как нужно.

— Со стороны может показаться, что карьера Бивола встала на паузу. За два года он провел лишь один бой против малоизвестного Крейга Ричардса, и этот бой был даже не со-главным в шоу.

— Не на паузе. У большого количества классных спортсменов нет боев, потому что нет бокса, нет спорта. Пандемия…

— Тот же Сауль Альварес дрался несколько раз, свои бои проводили Фьюри, Энтони Джошуа, Александр Усик, Деонтей Уайлдер и так далее.

— Есть некоторое количество коммерческих боксеров, за кого охотно платят. А хорошие боксеры, которые еще не совсем попали в этот коммерческий фонд, не имеют боев. Таких примеров много.

— Получается, что бой с Альваресом независимо от результата войдет в когорту коммерческих?

— Безусловно, это будет хорошо для рейтинга. Если соперником Канело станет Бивол, то для него это будет очень хорошо вне зависимости от результата.

— Единственным аргументом для команды Альвареса выбрать Бивола в качестве соперника будет пояс.

— Конечно, ему хочется драться за пояс. Если бы Дима не был чемпионом мира, то и интерес к нему был меньше. Титул — это как раз та штука, которая привлекает интересные бои.

«Смотришь на Усика и понимаешь — вот так должен выглядеть бокс»

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Фото: © Julian Finney / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Перейдем к тяжелом весу, где снова чувствуется повышенное внимание публики. Давайте вспомним победы Усика над Энтони Джошуа и Фьюри над Деонтеем Уайлдером.

— Усик — красавец. Парень просто молодец.

— Классическое начало.

— А как это можно по-другому оценить. Он провел прекрасный бой, сделал все грамотно, выполнил установку — не лезть на рожон, спокойно боксировать, держать дистанцию. Было много вещей, по которым было понятно, что это домашняя заготовка. И Усик, как дисциплинированный человек, все круто выполнил. Он абсолютный чемпион в крузерах (первый тяжелый вес. — «Матч ТВ»), в моменте владеет тремя поясами в тяжелом весе… Он точно вписал свое имя в историю. Очень приятно видеть, как он боксирует. Смотришь на него и понимаешь: «Вот так должен выглядеть бокс».

— Манера видения боя у Джошуа плюс-минус такая же.

— Да, но оказалось, что по школе бокса он немного похуже. Тем не менее Джошуа — хороший боксер. И их бой был одним из лучших, что я видел за последнее время.

— Увидим ли мы другую картину в реванше между этими боксерами?

— Посмотрим. Думаю, Джошуа сделает выводы. И этот бой буду смотреть с интересом.

— 42-летний Александр Поветкин летом объявил о завершении карьеры. Расскажите о вашем с ним общении сейчас.

— Мы довольно часто созваниваемся. Он занимается здоровьем. Коронавирус прошел не очень тяжело как само заболевание, но остались побочки. Саша сейчас потихонечку восстанавливается, проводит время с семьей. Считаю, что он ушел из бокса вовремя. Слава богу.

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Александр Поветкин / Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

— Будут ли у вас какие-то совместные проекты в будущем?

— Наверняка станем сотрудничать. Попозже поговорим об этом.

— Недавно Поветкин пообщался с журналистами и заявил, что хочет вернуться на ринг, но все зависит от состояния здоровья.

— А что вы от него хотели услышать? Это его нормальная фраза.

— Вы категорически против возвращения?

— Конечно, я категорически против.

— А если ради выставочного боя?

— Я не понимаю, что такое выставочный бой. Правда. Я бы не хотел, чтобы Саша проводил какие-либо бои. Вообще. Любые. Ему нельзя этого делать. Он мой друг, я не хочу, чтобы у него были проблемы со здоровьем.

— Можете вспомнить свой самый любимый бой с участием Поветкина?

— У него были эффектные бои. Например, с Карлосом Такамом (в 2014 году Поветкин в 10-м раунде нокаутировал уроженца Камеруна. — «Матч ТВ»). Когда я увидел Такама в первый раз, я не понимал, как с ним можно биться. Это какая-то машина, робот. Он огромный и очень сильный физически, при этом довольно быстрый. Но оказалось, что для Сани это была не очень сложная задача. И я был приятно удивлен. Тот же бой с Майком Пересом, быстрый и эффектный нокаут. И это были бои с рейтинговыми соперниками. У Саши была интересная и серьезная карьера.

— Что бы вы изменили за время вашего сотрудничества с ним?

— Всегда сложно отвечать на вопрос, что бы я сделал по-другому. Это время ушло. Сейчас многое бы сделал по-другому, но тогда были другое время и другие обстоятельства, все складывалось совершенно иначе.

— Можно вспомнить тренерскую чехарду в бою 2013 года с Владимиром Кличко.

— Тогда я не имел никакого отношения к подготовке, то есть к спортивной стороне. Моя задача заключалась в том, чтобы организовать это мероприятие, потому что оно было неорганизуемо, но у нас как-то получилось все решить. Если бы я влиял на спортивную подготовку, то я бы все сделал по-своему, и Саша вышел бы на поединок в другой форме.

— Затраты на организацию боя между Кличко и Поветкиным составили около 25 миллионов долларов. Оно того стоило?

— Почему нет? Я ни о чем не жалею.

«Раньше коммерчески было очень выгодно организовывать турниры, сейчас такой необходимости нет»

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Андрей Рябинский / Фото: © РИА Новости / Кирилл Каллиников

— Ваши боксерские турниры выходили на самоокупаемость? Или это история не про деньги?

— Это история не про заработок. Было несколько турниров, которые принесли прибыль, в том числе это мероприятие с боем Кличко — Поветкин. Только за трансляции мы заработали под 20 миллионов долларов. На билетах — нет. В основном заработали на правах на трансляцию и рекламе.

Еще был прибыльный турнир в Казани (в ноябре 2015 года в рамках одного шоу дрались Поветкин, Денис Лебедев, Дмитрий Кудряшов, Эдуард Трояновский, Дмитрий Бивол, Рахим Чахкиев — «Матч ТВ»), а также пара турниров в Москве. Например, когда Григорий Дрозд бился с Кшиштофом Влодарчиком (в 2014 году — «Матч ТВ»).

— Если суммировать все ваши турниры, вы смогли отбить вложения?

— Безусловно. Но у меня были определенные причины этим заниматься, в том числе коммерческие. С учетом моего основного бизнеса (организация боксерских шоу — «Матч ТВ»)мне это было выгодно.

— А почему сейчас прекратили свое активное участие в жизни боксерского мира?

— Сейчас такой необходимости уже нет.

— Расскажите о том, как функционирует «Мир бокса» сегодня.

— Он существует за рубежом в со-промоутерстве, либо в собственных проектах. И он приносит деньги за рубежом.

— Не хотите организовать шоу в России, как вы это делали ранее?

— Почему нет? Если у меня появятся желание и такая необходимость, то это всегда можно сделать. Но в ближайшее время не планирую.

— Организация боксерских турниров в России — это история про бизнес?

— Есть же энтузиасты, которые ведут собственные проекты. И у всех свои задачи. Кто-то продвигает свои интересы, свою компанию или видит это как гуманитарный проект. Вот на энтузиастах это все и держится.

— Вы были из их числа?

— Да.

— Как вы относитесь к фразе, что у Андрея Рябинского пропал интерес к боксу?

— Я бы не сказал, что совсем пропал. А так очевидно, что мы не делаем масштабных турниров, как делали это раньше. Сейчас у меня нет к этому интереса — ни коммерческого, ни личного.

— По вашей деятельности в боксе можно было сделать вывод, что вы любите и умеете судиться.

— Мы все любим и умеем. Разве были вопросы по организации турниров? Если что-то серьезное и важное попадает к нам в руки, то мы делаем это хорошо, в том числе и суды, и организацию шоу, и подготовку. Секрет прост. Если стоит какая-то задача, то ею занимаются лучшие специалисты. А так я выиграл все боксерские суды.

— После пресс-конференции, где Поветкин объявил о завершении карьеры, вы вместе с ним отправились в Швейцарию на судебное разбирательство.

— Не могу давать развернутые комментарии на эту тему, потому что вердикт суда запрещает это делать. Официальный комментарий: в результате судебного слушания стороны пришли к взаимно удобному и приемлемому соглашению. Это дело по несостоявшемуся бою в 2016 году между Поветкиным и Бермейном Стиверном.

— Тот момент, когда прямо в день боя за временный пояс WBC появилось сообщение о положительной допинг-пробе. Было ли это самой сложной ситуацией в вашей карьере на посту главы промоутерской компании?

— У меня не было тяжелых ситуаций.

— Хорошо. Как вы это пережили?

— Эту историю можно уложить в пару фраз. Мне принадлежит довольно крупная компания, которая занимается девелоперским бизнесом, строит дома. Это очень крупный бизнес, во много сотен тысяч раз превосходящий промоутерскую деятельность. И этот промоутерский бизнес приносил больше хлопот, чем основной. Когда ты утром просыпаешься, а у тебя немереное количество звонков от журналистов… Я смотрел на это, и у меня в голове пробегала мысль: «А зачем мне этот геморрой?» Ведь нужно было больше тратить своих сил и нервов на основной бизнес. 

Но я бы не сказал, что у меня возникли проблемы нерешаемого характера. Все, что попадает к нам в руки, мы решаем в лучшем виде. В том числе и Сашину историю с этими непонятными штуками, и историю с организацией боев, и моменты с основным бизнесом.

«По большей части промоутеры в боксе — пройдохи»

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Андрей Рябинский и Александр Поветкин / Фото: © РИА Новости / Павел Лисицын

— Некоторые промоутеры могли попросту бросить боксера, у которого возникли бы проблемы с допингом.

— Ну как мне тут ответить? Сказать: «Смотрите, какой я офигенный»… Что значит фраза «бросить»? А вообще, я не любил, когда меня называли промоутером. Я смирился с тем, что меня так называют, но это слово какое-то нехорошее.

— Чем вам не нравится это слово?

— Не нравится. Какой я промоутер? Я работал с людьми, которых я оберегал и заботился. Это мои друзья. Много боксеров, с кем я тренировался вместе. И мне эта тема, будто я их промотирую и хочу заработать на них какой-то кусок хлеба… Да никогда не было такого подхода. Понятно, что мы пытались работать на самоокупаемость и возвращать инвестиции в турниры. Но в целом такой задачи не было никогда. Я видел ситуацию так: у меня есть крупный бизнес, и я зарабатываю деньги себе в карман, и есть история, где из заработанных денег я что-то развиваю. И когда меня начали называть промоутером, я был в шоке. Промоутер — тот, кто ведет боксера, чтобы на нем заработать деньги.

По большей части это пройдохи, с которыми вообще не хочется ни о чем разговаривать. Но я имел опыт общения и с приличными людьми. Очень удивился, когда увидел их в боксе. Таких людей мало, однако они есть. Часть из них остались моими друзьями. И в России, и в США, и в Великобритании есть достойные люди, занимающиеся боксом. Да, они блюдут свои интересы, но делают честно — держат слово и заботятся о своих боксерах. Ведут себя по-мужски. И в большинстве случаев именно они достигают результатов.

— Возвращаемся к тому, с чего пришли к рассуждению о промоутерстве. Были в вашем окружении люди, которые советовали не помогать Поветкину в допинговых вопросах, а бросить его?

— Таких было большинство в моем окружении. Мало людей, которые понимали, зачем это делаю. Для меня же это очевидная история. Это мой друг, и как я его могу бросить? Как это?! Что за проституция? Это ради денег нужно сделать или как? В моей голове это не укладывается. А люди не то чтобы предлагали бросить Сашу, они просто не понимали, зачем я это делаю. И за 5-10 минут разговора с этими людьми им становилось все понятно. Ведь это история, выходящая за барыжно-торговые отношения, это мужская история. И это адекватный алгоритм поведения нормального человека.

— И Поветкин после этой истории вышел на бой за звание чемпиона мира.

— Саня — красавец, и я чуть-чуть ему помог.

— Можно ли было что-то изменить в бою с Энтони Джошуа в 2018 году?

— Да там, если честно, хрен что изменишь. На тот момент Джошуа был лучше Поветкина. Все понимали картинку боя — если Саня до пятого раунда не попадает, то у нас большие проблемы, что, собственно, и произошло (поражение в седьмом раунде. — «Матч ТВ»). Хотя Сане в первых раундах удалось зацепить Джошуа, и его сильно повело.

— Согласны с тем, что российский бокс многое потерял с уходом Поветкина?

— Конечно! Поветкин — это мировая звезда. Мы за время нашей работы (в «Мире бокса» — «Матч ТВ») сделали шесть чемпионов мира, и Поветкин к ним не относится. У Сани было три возможности стать таковым. Дважды он проиграл (Джошуа и Кличко), и один бой (с Уайлдером в 2016 году) не состоялся.

При этом Поветкин — один из самых известных брендов, он был надеждой российского бокса. Тяжи — эксклюзивные ребята. И когда в стране появляется перспективный боксер этого дивизиона, вся страна начинает его поддерживать. Плюс Саня сам по себе обаятельный парень, который своей прямотой и честностью быстро подкупает. Таких людей хочется уважать.

«До сих пор считаю, что мы зря организовали бой Микки Рурка»

«Категорически против возвращения Поветкина». Большое интервью Андрея Рябинского о Русском Витязе и фрик-боях

Микки Рурк / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Как вы относитесь к фрик-боям?

— Мне многие говорят: «А почему ты такого мнения, это же клево. Людей это развлекает. Кого-то это может привлекать в единоборства. Это хорошо и положительно влияет на популяризацию». Ни фига это не хорошо! Это плохо! Если люди смотрят на все это как на цирк, то и отношение такое же. 

Я люблю смотреть бои выдающихся бойцов, где мы видим мастерство и уровень. Да, можно допустить какие-то коммерческие штуки, как трешток или трилогии. Но мне не интересны фрик-бои с участием непонятных людей. Обращаю внимание: это мое личное мнение, и я не хочу никому его навязывать. Я стал старше и не хочу вообще ни с кем спорить. Ну, нравятся людям, пусть смотрят. Это просто не моя тема.

— Кстати, вы еще в 2014 году были организаторами подобного, когда в вашем шоу дрался Микки Рурк.

— Я до сих пор выслушиваю за это кучу упреков. Да, вокруг него был суперскандал, и это то, что нужно для шоу. Но мне это не нравится. Я до сих пор считаю, что мы зря это организовывали. Мы делали это в андеркарде, а в основном шоу дрались мастера. А вообще, вы посмотрите на Микки Рурка, ему 69 лет, а выглядит как огурчик! Это вызывает уважение.

— Вы сами активно занимаетесь боксом, вы кандидат в мастера спорта. Хотели бы сейчас сами провести поединок?

— Я занимаюсь чисто для себя, спаррингую не на каждой тренировке. Это скорее для поддержания формы. Мне кажется, я свое отбегал и отпрыгал. Мне скоро 50 лет, какие нафиг бои.

— А вызвать вашего коллегу из боксерской индустрии?

— (Смеется.) Какого и зачем? Мне скоро 50 лет, я спокойный человек. Занимаюсь своим бизнесом и делаю это хорошо и профессионально. Если в будущем захочу организовать бой, то сделаю и это хорошо и профессионально. Мне нравится чувствовать себя профессионалом и не нравится участвовать в каких-то спорах, фрик-боях или историях из разряда: «А давай замутим какое-то шоу, чтобы на этом пропиариться». Мне не нужен никакой пиар, мне не надо никому ничего доказывать. Я спорю только сам с собой. У меня все нормально.

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball