Зимние

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

8просмотров

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

Фото: © Личный архив Ксении Довгой

Даниил Серохвостов — о спонсорах, обновленной винтовке и споре с Каримом Халили.

Даниил Серохвостов — о спонсорах, обновленной винтовке и споре с Каримом Халили.

— На каком этапе сейчас ваша предсезонная подготовка?

— Прошло два сбора, в Сочи и Раубичах, оба были продуктивными, нагрузку организм воспринял адекватно. Сейчас дня на три прилетел в родной Заринск Алтайского края, потом будет третий сбор в Ижевске.

— До сборов был отпуск. Как и где отдохнули?

— В Шерегеше. (Горнолыжный курорт в Кемеровской области. — «Матч ТВ».) Не лежал, а отдыхал активно: катался на сноуборде, ходил в походы.

— Море с пальмами не для вас?

— Не особо люблю пляжный отдых и вообще безделье. Лучше подвигаться, на великах в горы укатить или пешком прогуляться.

— Гореева выложила в соцсетях отчет из Раубичей о 109-километровой тренировке на велосипеде. Ваш рекорд?

— Проехал там как-то 170 км, а в отпуске и за 200 случалось.

— Что болит у тренированного человека после такой прогулки?

— В принципе, ничего. Чувствуется усталость, мышцы на нагрузку отзываются, а так обычная тренировка. Едем по пульсу и тренерскому заданию, это контролируемая работа.

— Мужчин в группе Артема Истомина двое: вы и Халили. Женщин восемь. Как с ними работается?

— Практически не пересекаемся. Однажды ускорялись вместе, а так девочки сами с собой спаррингуют. Не вывозят. (Смеется.) Кто хочет с нами — пожалуйста, но обычно мы с Каримом выполняем одиночную работу.

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

Фото: © Евгений Тумашов / СБР

— В стрельбе тоже?

— На рубеже без разницы, девочка или мальчик. С юниоров практиковали совместные пристрелки. В эту предсезонку таких пока не было, но, думаю, это впереди.

— Что вам с Халили можно перенять у женщин в плане отношения к работе?

— На самом деле нечего. Есть прошлогодняя обойма сборной — Миронова, Резцова и мы с Каримом, остальные (Куклина, Носкова, Гербулова, Гореева, Каплина. — «Матч ТВ») бегали в основном в Кубке IBU. Соответственно, цели и задачи немножко разные.

— Чем эта подготовка к сезону отличается от предыдущей? Какие ошибки постараетесь исправить?

— Технические прежде всего. Работа запланирована большая, точно больше, чем в прошлом году. И над силовой выносливостью еще придется поработать.

— Чем силовая выносливость отличается от обычной?

— К последнему кругу гонок минувшего сезона мне чаще всего становилось тяжело. Держал скорость, но не ту, которая должна быть у лидеров Кубка мира. Хочу подтянуть этот компонент.

— Каким способом?

— Имитация кроссов, роллеры, нагрузки в зале — все должно идти через силовую составляющую. Это и даст прирост силовой выносливости.

— Вы упомянули работу над техникой. Хода? Стрельбы?

— Хода.

— Есть программы, позволяющие увидеть себя в сравнении с лучшими гонщиками мира. Видео прохождения одинаковых участков трассы накладываются, становится ясно, в чем уступаете лучшим. Используете такое?

— Артем Истомин еще в прошлом году это практиковал. Ставил в пример норвежцев, французов, других классных гонщиков, включая наших. Смотришь, учишься, тренер подсказывает, — постепенно складывается картинка. Когда тебя снимают на видео, вроде бы получается как у «топов». Но Артем Евгеньевич говорит: «Вот это и это делаешь не так, вечером покажу, как надо». Смотрим потом и соглашаемся: не просто не так, а вообще не так.

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Что именно не как у них?

— Выход с подъема, уход на спуск, прохождение поворотов. На этом русские в биатлоне прилично проигрывают. Значит, надо доводить составляющие идеального хода до автоматизма.

— Год назад у вас тоже была работа над ошибками. Почему нынешняя должна быть более эффективной?

— Тогда ошибок было очень много. Сейчас их число ни капли не уменьшилось. Какие-то моменты в технике подшлифовал, но поле деятельности все равно большое. Продолжаю двигаться в нужном направлении.

— Снимать-надевать винтовку со скоростью звука, как Хофер, — цель?

— Пока нет, делаю это достаточно быстро.

— Выступать будете с прошлогодней винтовкой?

— За исключением ложи, ее обновил, пока был в Раубичах. Старая под мои габариты уже не подходила, подрос. Еще в прошлом сезоне стала маловата, но поздно было исправлять, добегал так.

— Трудно переучиваться на новую ложу?

— Немножко неудобно, но это дело привычки. Не скажу, что ложа сильно другая: стала чуть больше, изменилась форма «грибка», а так то же самое.

— Сами меняли?

— Обратился к мастеру Максиму Елисееву. Живет в Минске, многим биатлонистам помогает.

— Драконов, тигров, джедаев на ложу наносить будете?

— В планах есть покраска, но без этой чуши. Предыдущая ложа была тактильно приятной, матовой и слегка шершавой. Автомобильная краска, видели такие машины? Хочу оставить тот же черный цвет и покрытие.

— В какой степени участвует в вашей подготовке личный тренер?

— Это отец. В каждодневном режиме давно не сотрудничаем, но когда нужен совет или помощь, обращаюсь, конечно. А так выполняю план тренеров сборной.

— Многие сборники, напротив, предпочитают личных специалистов.

— Те, кто на самоподготовке. Я-то в команде.

— Продолжаете работать с психологом?

— Сейчас нет необходимости, хотя треннинги выполняю почти каждый день. Психолог — не только постоянное общение, но и самостоятельная работа. Ближе к сезону, естественно, начнем работать более плотно.

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— В прошлом году вы отобрались на Кубок мира из-за нехватки рейтинговых очков у партнера. Теперь твердый кандидат в сборную. Это повод для психолога настроить ваше эмоциональное состояние так, чтобы статус не сказался на качестве подготовки?

— Для меня ничего не изменилось. Без разницы, в сборной или нет, — буду так же тренироваться и идти к своей цели.

— Как заставить себя работать на 200%, если нет международных стартов?

— Не пропускать же сезон, не сидеть дома?! Все равно надо работать и выступать, вряд ли это проблема. Есть недоработки в технике и стрельбе: нынешняя международная пауза, не знаю, сколько она продлится, — время, чтобы все исправить и вернуться на Кубок мира более конкурентоспособным.

— В теории так и есть. Но представьте балерину Большого театра, которую перевели в тамбовскую труппу. На вдохновении отразится наверняка.

— От человека зависит. Я точно продолжу отдаваться делу на 100%.

— Как изменилась ситуация со спонсорами в связи с исключением России из международного календаря?

— Мой личный спонсор как поддерживал, так и поддерживает. Когда брал медали на Кубке мира, премии увеличивались. Есть еще технические спонсоры — производители инвентаря и экипировки. У меня действует контракт с производителем лыж, про отказ от сотрудничества не слышал. Надеюсь, после возвращения на Кубок мира отношение спонсоров к нам не изменится. А так есть запас инвентаря. Те же палки сейчас в Россию не поставляются, надо самому забирать в Европе, но того, что есть, на определенное время хватит.

— В минувшем сезоне вы стали 31-м в зачете Кубка мира. Теперь его не будет. Какие цели для себя намечаете?

— Кубок России — не Кубок мира, но тоже сильный турнир, в нем придется конкурировать с мировой элитой: Александром, Максимом, Каримом, Эдуардом (Логиновым, Цветковым, Халили, Латыповым. — «Матч ТВ»). У них олимпийский опыт, высокий уровень. Обыграть таких соперников и станет целью. Если получится, это можно приравнять к шагу вперед в зачете Кубка мира.

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

Фото: © Евгений Тумашов / СБР

— Что-то вы Антона не назвали.

— Бабикова? Точно, забыл.

— В прошлом сезоне спорили с ним, попадете на Кубок мира или нет. Проиграли деньги, но оказались в первой команде.

— Теперь спорил не с Антоном, а с Каримом. На то, например, кто быстрее пробежит 3000 метров. Правда, он простыл и на старт не вышел, так что спор остается в силе. Разберемся в Ижевске, там будет контрольная тренировка.

— Что на кону?

— Какое-то физическое насилие типа пинка.

— Группа Сергея Башкирова тоже проводила сбор в Раубичах. Судя по тому, что не вспомнили Бабикова, работали отдельно?

— Мы виделись, хотя каждая команда, включая юниоров, размещалась в своем отеле. И тренировались чаще всего одни на трассе, другие на стадионе, потом наоборот. Как-то не встречались дней пять, потом подошли к Бабикову — Халили, Латыпов, я. Спросили по очереди: «Антох, отдыхал, что ли? Куда пропал?» Смотрю, сердиться начал. А мы в шутку.

— Где запланирована высокогорная работа?

— В Сочи. В конце лета приедем из Тюмени, с равнины, посоревнуемся, потом полезем наверх.

— Как переносите горы?

— Они разные. В австрийском Хохфильцене, например, высота километр, а бежится тяжело. Болгарский Бельмекен, несмотря на 2000 метров, — легкие горы.

— В Сочи какие?

— Когда ты там, тяжеловато, спускаешься — намного легче становится.

— В группе Истомина тренируется ваша девушка, Ксения Довгая. Есть разные мнения о влиянии близких на тренировочный процесс. Футболистам, допустим, разрешают брать жен и подруг только на восстановительные сборы, а не на те, где нутро наизнанку. Что на этот счет думают биатлонные тренеры?

— С футболистами сравнивать неправильно. Мы оба спортсмены, это же не просто близкого человека с собой привезти. На сборах почти не пересекаемся, только вечером и во время приемов пищи, все остальное время врозь. Понимаем, что организму нужен отдых, а не послеобеденное общение, допустим. Оба устаем, пораньше ложимся спать. На первом месте профессионализм.

«Когда менял группу подготовки, не знал, что там будет моя девушка». Интервью Серохвостова

Фото: © Личный архив Даниила Серохвостова

— Если бы не Ксения, все равно перешли бы к Артему Истомину от Юрия Каминского?

— Когда принял такое решение, не представлял состав группы Истомина. О том, что Ксюша тоже в ней, узнал позже и не от нее или тренера, а из интернета.

— Какими вам видятся контрольные старты перед сезоном? И зачем они, если на внутренние соревнования можно допустить примерно всех?

— Насколько знаю, допустят только сборные страны, а не команды регионов. Возможно, на главные соревнования вроде Кубка Содружества введут какой-то отбор, но сами гонки намного важнее. В прошлом году, скажем, мы в группе Юрия Каминского бежали контрольные старты на плотном загрузе, специально не готовились. В группе Башкирова было то же самое.

— История знала случаи, когда конкуренция за право попасть в команду выхолащивала так, что на первых этапах Кубка мира счастливчики были на себя не похожи.

— Если человек готов к Кубку мира, он и отбор нормально пробежит. Если нет, как ни надрывайся, поедешь на Кубок IBU. Возможно, у девушек по-другому, им свойственно придавать отбору слишком большое значение, но у парней так.

— Что важнее, Кубок России или Кубок Содружества?

— Увидим. Пока не до конца понимаю смысл второго турнира, если Кубок России сделают открытым. У белорусов мало спортсменов, где им еще бегать, как не в обоих наших Кубках?

Источник статьи: matchtv.ru