Зимние

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

4просмотров

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

Серебряный призер Олимпиады — об отношениях со СМИ, первом летнем сборе и еще раз об уходе из группы Шашилова.

Серебряный призер Олимпиады — об отношениях со СМИ, первом летнем сборе и еще раз об уходе из группы Шашилова.

Светлана Миронова приехала в Раубичи (Белоруссия) на свой первый летний подготовительный сбор. Для всех остальных спортсменов из группы Артема Истомина это уже второй сбор. Первый был в Терсколе (Халили и Серохвостов тренировались в Сочи), на который Светлана не поехала из-за болезни.

Корреспондент «Матч ТВ» встретился с биатлонисткой в Раубичах и узнал, как она чувствует себя в новой группе. Также в этом материале о том:

  • Почему Миронова не всегда общается с пишущими журналистами, но редко проходит мимо камеры «Матч ТВ»
  • Чем отличается группа Истомина от группы Шашилова
  • Почему после ухода в другую группу Шашилов остается личным тренером Светланы
  • Будет ли Миронова смотреть этапы Кубка мира, если на них не будут выступать наши спортсмены

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Много событий у вас произошло после Олимпиады. Когда друг за другом пошли коронавирус, ветрянка, неудачный поход к косметологу, не было мыслей, что вас сглазили?

— Нет. Это, наверное, простые вещи, которые могут случиться с любым человеком. Вообще я не верю в сглаз. Подобное можно легко объяснить с точки зрения человеческого организма. Да, заболела ковидом после сезоном. Видимо, случился контакт с заболевшим. Далее был достаточно сложный период в физическом и эмоциональном плане. Когда мы ездили на встречи в Кремль и в Министерство обороны, у нас практически все дни были заняты от начала и до конца. Была очень сильная усталость, организм был измотан. Когда ты устаешь эмоционально и физически, то иммунитет ослабевает, и цепляется любая инфекция. А в случае с косметологом — это просто случайность.

— Сейчас все хорошо?

— Да, с лицом все в порядке. Достаточно быстро восстановилось, чему я очень рада. Если говорить про перенесенные болезни, то сейчас я только начинаю тренироваться. Да, я тренировалась дома, практически сразу начала делать объемные тренировки, и, к сожалению, мой организм сказал «Нет. Так не пойдет. Нужно немножко аккуратнее». Я потренировалась дней пять в полном режиме, и организм не переварил эту нагрузку. Поэтому мне пришлось взять рваный ритм: где-то отдыхать, где-то проводить короткие тренировки. Сейчас на сборе начала работать практически полноценно.

— Говорят, что если ты не переболел ветрянкой в детском возрасте, то по взрослому человеку болезнь бьет жестко и очень опасна.

— Это правда. Она опасна, скорее всего, для тех, у кого есть какие-то хронические заболевания и проблемы с иммунитетом. Так как я спортсменка, то у меня с этим все в порядке. Но перенесла я ее очень тяжело. Наверное, тяжело было около недели. Это было даже сложнее, чем ковид. Ветрянка — это одна из самых тяжелых болезней в моей жизни.

— Когда мы коротко с вами пообщались о вашем неудачном походе к косметологу, то вы сказали, что не думали, что эту историю разнесут в СМИ. Вы действительно считали, что выложив те фотографии с обожженным лицом, пресса никак не отреагирует?

— Когда делала посты, то я обозначила, что те фотографии, которые будут далее — это только для моего аккаунта. Но некоторые СМИ не проявили уважение к моим словам и просто сделали это. Я понимаю, когда люди общаются с человеком, с которым это произошло, и они пишут интервью на этот счет. Я не давала никаких комментариев некоторым СМИ, но тем не менее они это сделали. Наверное, это не очень профессионально, чтобы от себя что-то писать.

— Вас возмутила подача или сам факт таких статей?

— На самом деле я особо не читала. У меня брали интервью в формате звуковых сообщений, и я сказала, что не хочу это комментировать, что не хочу, чтобы это куда-то выносили. У меня не было задачи выставить салон в негативном свете, поэтому я даже его не отметила. Это достаточно хороший салон в нашем городе. Мне не хотелось портить их репутацию. Один случай — это не значит, что все услуги плохие и весь салон какой-то не такой.

— Пойдете ли вы туда снова?

— Возможно, на другие процедуры. Но к этому косметологу точно нет. Если я пойду, то обозначу, какая проблема возникла. Возможно, мне просто не подошла процедура. Хотя я предупреждала, что кожа у меня чувствительная.

— Сказали, что не особо читали статьи про вас. Гуглите ли вы вообще свою фамилию?

— Да, не особо читаю. Но когда брали интервью голосовыми сообщениями, то девочка скинула статью. Там было написано, что Светлана Миронова стала жертвой косметолога. Формулировка просто ужасная. Она мне очень не понравилась. Потому что я сама несу ответственность за свой выбор. А вообще не гуглю свою фамилию, если честно — мне не интересно. У меня есть своя жизнь. Для чего мне гуглить? Чтобы посмотреть, что пишут обо мне СМИ?

— Давно заметил, что на этапах Кубка мира вы разная в разговоре с «Матч ТВ» и пишущими журналистами. После гонки вы сначала подходите к камере и в разговоре очень открытая и эмоциональная. Затем вы проходите несколько метров по микст-зоне к диктофонам, и ваши ответы становятся достаточно сухими. Почему так?

— Я очень люблю «Матч ТВ», мне нравятся журналисты «Матч ТВ». С ними прикольно и весело. Конечно, не всегда весело. Бывают плохие гонки, когда ты немного расстроен. А когда я подхожу к пишущим журналистам, то отношусь к этому очень насторожено, потому что несколько раз мои слова переворачивали. Из-за этого выходил другой смысл и появлялись очень яркие заголовки на этот счет. Просто это вижу и понимаю, что говорила по-другому, и смысл был другой. Я, конечно, подхожу, но часто говорю: «Ребят, я не хочу с вами общаться, потому что вы можете передать информацию не так, как я ее донесла».

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

Светлана Миронова / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Знаю, что людей это обижает. Мне рассказывали, что и на Олимпиаде вы отказались с ними разговаривать после одной из гонок. Может, стоит находить контакты, а не отворачиваться, чтобы журналисты в своих текстах были чуть лояльнее к вам?

— Опять же, я не всегда прохожу мимо. Иногда подхожу и отвечаю на все вопросы, но по-разному бывает. Наверное, зависит от настроения.

— На Олимпиаде было много журналистов из разных СМИ, в том числе неспортивных. После Игр вы сказали, что поняли, чем отличается «Матч ТВ» от других. Можете объяснить эту разницу?

— Четко чувствовался профессионализм «Матч ТВ». Ребята погрузились в биатлон и знают об этом многое. Нам легко контактировать.

— Вернемся к дню сегодняшнему. Насколько тяжело дается вам первый сбор? По сравнению с девушками, которые сделали подводящую работу в Терсколе, вы тренируетесь по-другому?

— Первый день я делала немного другую работу, но затем такую же, как все. После тренировок я чувствую сильную усталость, потому что почти два месяца был рванный ритм в тренировках из-за болезни.

— Насколько тяжелые нагрузки дает Артем Истомин, если сравнивать с нагрузками Михаила Шашилова?

— Есть план. Он достаточно тяжелый. Но если у кого-то состояние не позволяет выполнить данную нагрузку, то этот план может корректироваться. А так — достаточно серьезные нагрузки.

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Нет больших отличий от того, что вы делали раньше?

— Всегда тренировочный план отличается из года в год. Это разные нагрузки, разные тренировки. Я пока только три дня тренировалась. В целом методика и средства тренировки такие же как раньше, нагрузка отличается по времени.

— Впервые работаете в одной группе с мужчинами. Есть ли в этом отличия?

— Я не вижу каких-то отличий. То, что ребята с нами работают, — это прикольно. Смешанные команды — это классно. Наверное, парни за нами тянуться не будут, но мы можем где-то что-то посмотреть, где-то подтянуться. Но я пока три дня работаю. Посмотрим, как будет дальше.

— Как ощущаете себя в команде?

— Очень комфортно себя чувствую. Я же со всеми знакома: с тренерами, с девчонками, с ребятами.

— Мне всегда казалось, что вы больше всех дружите с Ириной Казакевич. На фотографиях со свадеб и дней рождений всегда вместе. Как она восприняла ваш уход?

— Да, мы хорошо общаемся. Она восприняла абсолютно нормально и спокойно. Как это еще может восприниматься? Мы же все взрослые люди.

— Насколько другая атмосфера на сборе в группе с Истоминым в отличие от группы Шашилова?

— Попробую объяснить. Я могу спокойно вести диалог и для меня это важно.

— Что это значит?

— Это значит, что здесь я могу обсуждать тренировки с тренерами. Если что-то не так, что я могу об этом сказать, и мы что-то скорректируем или не скорректируем.

— В отношениях с Шашиловым это была одна точка, которая все изменила, или как-то копилось?

— Нет, это не была одна точка. Там все гораздо сложнее, чем можно рассказать.

— Вы не рассказываете о причинах ухода…

— Я ушла, потому что меня не устраивал результат в сезоне и состояние моего здоровья.

— Я посмотрел исходники интервью, которое вы давали Денису Левко. Там вы говорите, что если расскажете всю правду, то это будет бомба. Есть ли вероятность, что когда-нибудь мы эту бомбу услышим?

— Наверное, это ни к чему. Причина ухода — это всегда что-то негативное. На самом деле в конце сезона я понимала, что что-то будет меняться. Я готовилась к этому, потому что так не может дальше быть. И я просто приняла это решение.

— Он остается вашим личным тренером?

— Конечно. Я сразу сказала, что личного тренера и регион менять не хочу, если меня не будут вынуждать к этому обстоятельству. Я очень горда, что он мой личный тренер, очень благодарна ему за многое и счастлива представлять Свердловскую область. Рада, что могу выступать за этот регион до конца своей карьеры.

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

Михаил Шашилов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Не видите противоречия в том, что он ваш личный тренер и вы можете постоянно с ним тренироваться, но вы готовитесь к сезону с другим специалистом?

— Это разные чувства и эмоции. Одно дело тренироваться, другое — быть благодарным и гордиться. Просто приходит время, когда нужно что-то менять в жизни.

— Сейчас международного сезона, скорее всего, у нас не будет, и вместо этапов Кубка мира вы будете выступать в Кубке России за региональную команду. А главным в вашей региональной команде является Михаил Шашилов. Как это все будет выглядеть?

— Обычно. Я так же являюсь членом сборной Свердловской области и, в принципе, ничего не поменяется. Все будет в порядке.

— Насколько изменилась ваша жизнь после Олимпиады?

— Все так же и осталось. А что могло поменяться?

— Может ли серебряный олимпийский призер пройти по Екатеринбургу незамеченным?

— Меня чаще стали узнавать. Даже в Москве узнают. Это прикольно. Я люблю общаться с болельщиками. Но в целом я не почувствовала, как моя жизнь изменилась, так как постоянно болела и сидела дома. Практически была в изоляции все это время. В целом ничего не поменялось.

— А в бытовом плане? Например, российская гребчиха Анна Пракатень, которая родом из Белоруссии, раньше ездила из Минска в Санкт-Петербург на автобусе, а после серебра Олимпиады в Токио может позволить себе проделывать этот путь на самолете. Вы стали себе позволять больше?

— Я всегда себе что-то позволяла.

— А почему вас в команде постоянно подкалывают по поводу сумки Louis Vuitton?

— Я вообще не знаю, где и что они прочитали. Даже не знаю, откуда все это пошло. Видимо, где-то в соцсетях что-то написали. Сейчас чуть-чуть над этим шутят.

«Когда не поехали на этапы Кубка мира, мне стало неинтересно смотреть биатлон». Интервью со Светланой Мироновой

Фото: © Личный архив Светланы Мироновой

— После Игр говорили, что у вас добавилось мотивации, что очень хотите еще раз выступить на Олимпиаде. В связи с нашим отстранением от международных стартов это желание не иссякло?

— Я очень мотивирована, несмотря ни на что, и иду по пути самосовершенствования. Наверное, не важно, что будет происходить. Мы должны быть гибкими и подстраиваться под ситуацию, потому что это жизнь. Жизнь всегда будет такая нестабильная. Это динамика, никогда не статика. Я гибкая, подстраиваюсь под ситуацию, и на сегодняшний день моя мотивация не поменялась, а стала даже сильнее. Несмотря на то, что, скорее всего, не будет международного сезона, я работаю. У нас же четырехлетний цикл. Для того, чтобы быть потом в порядке, надо закладывать базу.

— Если говорить не про весь цикл, а только предстоящий сезон. Какая цель?

— В первую очередь, хочу быть лучше, чем я была. Хочу подтянуть стрелковую подготовку, чтобы это было очень заметно. А так — выигрывать все.

— Будете ли вы следить за Кубком мира?

— Я не знаю. Возможно, буду открывать протоколы и смотреть результаты. Если, вдруг, будет интересно, то смотреть трансляции. Но когда мы не поехали на этапы Кубка мира, мне было неинтересно смотреть биатлон. Как будто сезон закончился и уже ничего не происходит. Хотя раньше, если я не бежала какие-то старты, всегда с большим интересом смотрела гонки по телевизору. Мужские гонки тоже смотрела. Всегда было очень интересно, болела за наших ребят. Но когда нам не позволили выступать, стало неинтересно.

— Было неинтересно, потому что не было российских спортсменов, или чувствовали какую-то обиду?

— Нет, это не обида. Обычно, когда смотрю мужские гонки, то болею за наших ребят, но еще у меня есть некоторые фавориты из других стран. Но сейчас почему-то было неинтересно даже за этих фаворитов болеть. Просто как-то скучно стало что ли. 

Источник статьи: matchtv.ru