Зимние

Кому нужны спортивные санкции против России? Колонка Вероники Степановой

15просмотров

Кому нужны спортивные санкции против России? Колонка Вероники Степановой

Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Иностранным партнерам на самом деле важно, чтобы мы вернулись.

Иностранным партнерам на самом деле важно, чтобы мы вернулись.

Томас Бах на прошлой неделе дал интервью немецкой газете Bild. Меня впечатлило, как босс МОК умудряется обозначить в одном и том же разговоре две противоположные вещи. С одной стороны, «политические бойкоты ни к чему не приводят». С другой — «мы не рекомендуем пока допускать к международным соревнованиям спортсменов из России и Белоруссии». 

Поразмыслив, я поняла, что в этих двух цитатах одного и того же топового функционера — суть современного спорта. 

Бах прекрасно помнит, что чуть ли не три четверти всех доходов МОК сегодня приносят контракты с американскими фирмами. Из них самых главные — на медиаправа с NBC Universal (медиаправа в США) и Discovery Communications (медиаправа практически во всех странах Европы. Да-да, права показа Олимпиад в Европе у американцев, вы не знали?). 

При этом бОльшая часть стран планеты никаких санкций против России не вводила и их не поддерживает — включая отстранение россиян и белорусов. Китай, Индия, Индонезия, Бразилия, все арабские страны как сотрудничали, так и сотрудничают, а рекомендации МОК хоть и выполняют, но явно без энтузиазма. Если бы вопрос по спортивным санкциям вынесли на голосование среди членов МОК, то результат Западу вряд ли понравился бы.

Кому нужны спортивные санкции против России? Колонка Вероники Степановой

Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Вот такая позиция лидера мирового спорта, пытающегося усидеть на двух стульях, очень характерна. Я не могу и не буду говорить о том, что творится в других видах спорта, но в лыжных гонках вижу следующее: «Знаете, как только МОК даст отмашку, мы будем рады видеть вас снова». И на это есть масса объективных причин.

Меня очень интересует все, что касается связи телевидения и спорта. Позвольте повторить: МОК получает большую часть дохода от продажи медиаправ, а мировые лыжные гонки живут за счет ТВ. Цифры более-менее открыты. Больше всего абсолютная аудитория в России, Германии, Норвегии, Швеции и Финляндии, в таком порядке. Что у гонок Кубка мира, что у чемпионата мира с Олимпиадой.

Российские деньги они потеряют в случае нашего недопуска точно — я не могу себе представить «Матч ТВ», транслирующий соревнования без Большунова и Непряевой. Скандинавская аудитория наверняка уменьшится тоже — это не я, а мои контакты на тамошних телеканалах говорят, причем с уверенностью. Все это относительно быстро ударит по доходам, а организаторы соревнований даже сейчас не всегда покрывают затраты.

Далее. Россия — крупнейший рынок лыжного инвентаря, причем во всех сегментах — дорогом, среднем, «популярном». Все продвижение, весь маркетинг завязан на телевизионную картинку. Многие из вас, это сейчас читающих, видели нас с радостными лицами на подиумах. С радостными лицами — и «подиумными» лыжами/палками от технических спонсоров. Эта часть программы абсолютно обязательна для нас!

Работает это в качестве рекламы или нет — вам лучше спросить у самих спонсоров. Заодно можете узнать кто, с их точки зрения, должен выигрывать гонки. Думаю, не ошибусь, если скажу: «Россия, Норвегия, Швеция». Так это работает. Люди в России хотят покупать лыжи «как у Непряевой», а не «как у Фриды Карлссон». Если совпало — вообще прекрасно, во всех странах купят. И вот представьте, что вы производитель и вам главный рынок «отрубают» практически во всех смыслах: по рекламе, по поставкам. Будете вы заинтересованы в скором снятии санкций или станете гордо смотреть, как ваш бизнес рушится?

Кому нужны спортивные санкции против России? Колонка Вероники Степановой

Фото: © REUTERS / NTB Scanpix / Annika Byrde

Что касается соперников, я готова представить, что многие из них в глубине души радуются нашему отстранению. И не столько по политическим мотивам, сколько по материальным. Лыжи — не футбол, призовые на этапах Кубка мира играют очень большую роль почти для всех, кроме Клебо и той же Карлссон, у которых рекламные контракты на сотни тысяч евро. Для остальных 5000, 10 000, тем более 15 000 евро за подиум — это большие деньги. Которые вдруг станет завоевать легче — особенно у мужчин, где в прошлом году на некоторых гонках в десятке бывало по пять человек из России. 

Но даже они понимают, что это не надолго, потому что финансирование затем опять упадет. Еще раз: Россия слишком важный рынок для всех. Ну, и для настоящего атлета радость доставляет побеждать только в споре с сильнейшими. Я вот много раз думала — одолела бы я в Пекине Хайди Венг на последнем этапе или нет? Увы, Хайди туда из-за ковида не попала, но я очень хочу все-таки встретиться на лыжне — желательно, на последнем этапе эстафеты.

И последнее — и об этом мне уже десятки, если не сотни людей с Запада написали, наверное, эти мысли там особенно в ходу. Если европейские страны продолжают покупать и потреблять российские газ, нефть, зерно, удобрения, металлы и так далее, почему наложен запрет на развлечения с участием российских спортсменов? Есть такое популярное выражение в английском: hypocrisy much (не слишком ли много лицемерия)?

  • Как реагировать на слухи о смене спортивного гражданства? Колонка Вероники Степановой
  • Почему любителям никогда не дотянуться до профессионалов. Колонка Вероники Степановой
  • Можно ли преуспеть в спорте, не имея папу-миллионера? Колонка Вероники Степановой

Источник статьи: matchtv.ru/skiing