Зимние

«Кудряшов теперь злодей №1. Топить и гнобить человека — самое низкое». Биатлонистка Казакевич — о буллинге и опустошении

11просмотров

«Кудряшов теперь злодей №1. Топить и гнобить человека — самое низкое». Биатлонистка Казакевич — о буллинге и опустошении

Фото: © РИА Новости / Александр Вильф, Kalle Parkkinen / Newspix24 / Global Look Press

Назвала главного героя гонки и рассказала, что думают норвежские спортсменки о русских.

Назвала главного героя гонки и рассказала, что думают норвежские спортсменки о русских.

Ирина Казакевич вряд ли будет вспоминать контрольные старты в Тюмени в хорошем тоне: в спринте и масс-старте было допущено по пять промахов. Еще больший резонанс повлекло решение старшего тренера сборной России включить Ирину в состав национальной команды на первые этапы Кубка мира.

«Моя поездка на Кубок мира — аванс»

— Что сейчас внутри вас после этих двух дней?

— Функционально и физически, исходя из проделанной работы, чувствую себя оптимально, (моральное) состояние вместе со стрельбой находится очень низко. Возможно, где-то был проведен большой объем стрелковой нагрузки. Это, наверное, больше оправдание себе. После спринта мы с тренером поработали с оружием, над стрельбой стоя.

— По темноте ходили к рубежу?

— Нет, мы работали в специальной комнате. Порядка 40 минут в более спокойной обстановке пытались понять, в чем причина. Он подсказывал мне, чтобы я некоторые действия выполняла на автомате. То есть, слишком много думаю или наоборот не думаю.

«Кудряшов теперь злодей №1. Топить и гнобить человека — самое низкое». Биатлонистка Казакевич — о буллинге и опустошении

Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Николай Загурский сказал, что у Казакевич трясутся руки перед стрельбой. Настолько сильно переживаете?

— Тренерам виднее. Перед первой гонкой большого волнения не было. Самое плохое, когда ты что-то ждешь от себя, когда возлагаешь на себя многое. Естественно, на первых стартах хочется показать хороший результат, но получилось вот так. Да, мне дали шанс. Наверное, это большой аванс. Не важно, как я выступала раньше, все говорят о результатах, которые сейчас. Получается, что судьба твоего сезона решается в двух гонках. Те, кто выезжает в Европу, может меняться между собой, показывая результаты там. Остающиеся в России уже имеют не такой большой шанс поехать куда-то.

— Есть ли личное объяснение, почему было допущено так много ошибок в стрельбе?

— Никаких технических ошибок или неполадок не было. Также мне не сильно мешало тот факт, что у меня замерзли руки. Все были в одинаковых условиях, у нас у половины команды такие руки. Они уже несколько лет обморожены. Ни у кого не было супер-перчаток с подогревом. До начала отборов была погода теплее, поэтому на самих стартов было немного некомфортно. Я использовала специальную разогревающую мазь, чего со мной не происходило никогда. Ни разу ничем подобным не пользовалась. Перед каждым рубежом я встряхивала руки, потому что кисти были каменными. На одном из рубеже было тяжело доставать обойму, но я не одна такая.

— После первого рубежа вам не захотелось заплакать?

— Конечно, мне было не очень хорошо. Плюс на тот момент мы столкнулись с Тамарой (Дербушевой), с моим лучшим другом. Я не могу сказать, что кто-то виноват. Меня начали вытеснять с трассы, поэтому моя лыжа наехала на ее лыжу. Тамара вылетела с трассы, можно сказать, из-за меня. Я видела, как она падает. Это был сложный момент, потому что я думала, что мне дальше делать. Мы живем в одной комнате, да и вообще очень близки. А тут отчасти по моей вине она вылетала с трассы, потому во время первого круга я думала об этом. Потом я увидела, что она продолжила гонку. Она настоящий герой сегодняшней гонки, так как стрелять без «затыльника» почти невозможно. Тамара не бросила гонку, а проявила настоящий характер.

«Я никогда не была молодой и перспективной юниоркой. Все забыли, что я — оп и стала взрослой женщиной»

— После сегодняшней гонки оставались надежды, что в итоге попадете в Кубок мира?

— Какие-то были надежды, что тренерским решением я туда попаду. Знаете, было чувство опустошения, безразличия… Это плохое чувство, которому совсем не место в начале сезона. После даже среднего выступления ты можешь быть чем-то удовлетворен, а когда это заканчивается так, то никаких эмоций не испытываешь.

— В связи с этим решением ваша фамилия будет часто фигурировать в СМИ.

— Это всегда было так. Взять, допустим, прошлый сезон. Почему-то все чего-то ждут от тебя, все, наверное, забыли, что Казакевич совсем недавно начала выступать в сборной. Я же никогда не была молодой и перспективной юниоркой. Все забыли, что я — оп и стала взрослой женщиной. Это мы между собой так смеемся. Когда все от тебя ждут результат, когда ты к этому не готов головой, то с этим справиться тяжело. Я готова к этому (к негативу). Вижу заголовки: Казакевич стала худшей, но ее взяли в команду потому ее тренер — Шашилов». Ожидаемо. Моя любая осечка заставит людей говорить это, они будут тыкать носом.

В нашей стране, наверное, это считается нормальным. Федор Кудряшов, случайно забивший гол в свои ворота, считается злодеем № 1 в нашей стране, который похоронил команду. Все забывают о человечности, никто не помнит, что мы все люди и нам свойственно ошибаться. Топить и гнобить человека — это самое низкое, что может быть.

«Кудряшов теперь злодей №1. Топить и гнобить человека — самое низкое». Биатлонистка Казакевич — о буллинге и опустошении

Фёдор Кудряшов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— Однако есть же и хорошие болельщики.

— Все верно, их большинство. Они реально поддерживают, реально верят и готовы тебя поддержать. Я это вижу и знаю, стараюсь по возможности отвечать. Несмотря на результат, люди тебе напишут и все равно поддержат. Но все-таки есть люди, которые пишут настолько отвратительные вещи, причем не только мне, а моим друзьям. Например, все спрашивают, почему Тамара Дербушева не так активна в социальных сетях? Она просто в один прекрасный момент удалила аккаунт, чтобы не читать подобное.

— Может быть, во избежание негатива легче было попасть на Кубок мира через месяц?

— У меня есть уверенность, что я проделала хорошую работу и понимание того, что у меня должен быть прирост в плане техники, передвижения по трассе. Это можно сравнивать только в соревнованиях. Нужно побольше заниматься тренировками, самосовершенствованием. Неважно, были ли у меня какие-то ошибки, важно, что ощущения сейчас такие. Я также не могу сказать, что я ничего не делала всю подготовку, а сейчас собиралась проехать на коне. Нет, в данном случае это не про меня. Если результата не будет, все хорошо — я отойду в сторону. После первого этапа уже окончательно поймем, что наработали.

— После объявления результатов не было чувства неловкости?

— Это не мое право решать, кто должен поехать. Тренеры берут ответственность на себя, приглашая того или иного спортсмена. И я также беру на себя ответственность, что я еду выступать. Наверное, у кого-то есть недовольства. Мне кажется, что подготовку рассматривали в совокупности, а не только одни старты в Тюмени. Да, летние соревнования — это другое, но это часть подготовки. У нас есть все дневники, все занятия, все же на ладони и никто не скрывает. Как я понимаю, будет какая-то ротация.

— Вам смешно, когда говорят, что Шашилов тянет своих?

— Это самая актуальная тема последних дней. Почему тогда он не взял всех четверых на Кубок мира? Если все говорят, что он протащил Казакевич, но где же все остальные? Никто не хочет себя хоронить, все хотят результат. Всегда говорят, что тренер тащит своего спортсмена, мне кажется, всегда такое было. Тренер не просто так зовет понравившегося спортсмена, они же работают вместе и делают из этого выводы.

Никто не хочет говорить, как мы тренируемся, как мы бегаем в подъем, какую нагрузку мы выдаем — это неинтересно. Всем важнее другое. Да, у нас в голове есть наш менталитет, который нужно менять, но мы точно не работаем меньше соперников, меньше тех же норвежцев. Мы в этом не слабее. Наша слабость в другом — отношение к спорту, отношение к гонкам. От того нужно избавляться.

— Почему наши спортсмены зажаты?

— Норвежские девчонки недавно говорили, что к русским страшно подойти, потому что у нас на лице это написано. Мне тоже раньше говорили, когда была моложе: «Ир, ты такая серьезная, злая». Близкие люди знают, что я могу, но я никакой не злодей. Мы пробежали плохую гонку, мы сразу навесили на себя страдания. Это вот случалось со мной после спринта, у меня была истерика. Спасибо моему тренеру и Тамаре, которые говорили, что нужно зацикливаться на неудачи. Михаил Викторович на тренировке может спустить всех собак, если допускаешь ошибку. В тот вечер он был спокоен и пытался как-то меня мотивировать, чтобы я эту историю скорее забыла. Ты все это понимаешь головой, но эмоции опережают тебя.

— Считаете ли вы, что с этой пройденной подготовкой можно показать результат на Кубке мира?

Меня устраивало все, что мы делали. У нас обошлось без каких-либо серьезных травм, как, например, в прошлом году я ломала руку. Это очень долго скрывали, только в конце сезона заговорили об этом. В этой подготовке я не пропускала базовые вещи, все было сбалансированно. Есть недочеты в стрелковом плане, но это придет со стартами и пазл сложится. Сейчас где-то перестраховываешься, поэтому времени на рубеже тратишь больше, хотя летом эти моменты были проработаны. Тот объем, который мы сделали в период подготовки, должен быть распределен на весь сезон, я думаю, что нам хватит его. Это по моим ощущениям, поэтому нужно еще проводить сравнения в гонках. 

«Кудряшов теперь злодей №1. Топить и гнобить человека — самое низкое». Биатлонистка Казакевич — о буллинге и опустошении

Михаил Шашилов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Источник статьи: matchtv.ru