Единоборства

«Люди приходили с арматурой и ножами». Удивительный путь российского боксера: от фанатских драк до титульного боя

23просмотров

«Люди приходили с арматурой и ножами». Удивительный путь российского боксера: от фанатских драк до титульного боя

Алексей Егоров / Фото: © Промоутерская компания «Мир бокса»

Алексей Егоров полтора года ждал главного боя в жизни.

Алексей Егоров полтора года ждал главного боя в жизни.

  • 10 декабря в Екатеринбурге пройдет бой между россиянином Алексеем Егоровым и обладателем пояса WBA (Super) в первом тяжелом весе французом армянского происхождения Арсеном Гуламиряном.
  • В активе 30-летнего уроженца Обнинска Егорова 11 побед на профессиональном ринге (7 — нокаутом). В 2019 году боксер завоевал титул WBA Gold и стал обязательным претендентом на бой с чемпионом. Свой последний поединок Егоров провел в марте 2020-го в Казани. Спортсмен лишь дважды боксировал за пределами России — оба раза в США. По любителям Егоров в 2013-м становился чемпионом России и Европы в весе до 91 кг. В профессионалах россиянин дебютировал в декабре 2016 года.
  • На счету 34-летнего Гуламиряна 26 побед по профи (18 — нокаутом). Поясом WBA (Super) завладел в 2019 году после перехода Александра Усика в тяжелый вес. Успел провести две успешных защиты, в последний раз выходил на ринг и вовсе в декабре 2019-го. В декабре 2020 года Гуламирян во французском городе Ле-Канне должен был встретиться с россиянином Юрием Кашинским, но получил травму. На профессиональном ринге боксер дебютировал в мае 2011-го и преимущественного проводил бои на территории Франции. Дважды он выезжал в Бельгию и один раз — в Канаду. В последний раз Гуламирян боксировал за пределами Франции в 2015 году.
  • Ранее поясом WBA в первом тяжелом весе, помимо прочих, владели Усик и россияне Мурат Гассиев и Денис Лебедев.

За несколько дней до главного боя в карьере Алексея Егорова «Матч ТВ» пообщался с боксером и узнал о совместной работе с бывшим тренером Александра Поветкина Иваном Кирпой, панических страхах перед любой зависимостью и его «околофутбольной» молодости.

«Некоторые моменты, которые Кирпа нарабатывал с Поветкиным, были и в моей подготовке»

— Алексей, наконец-то вы дождались свой чемпионский бой.

— Не передать словами, как я долго этого ждал. Хотя, по выражению Вани Кирпы, некоторые и по пять лет ждут.

— То есть вас так успокаивали?

— Наверное. В профессиональном боксе это нормальное явление.

— Не было опасений, что вы в итоге не получите титульный поединок? Достаточно примеров, когда обязательный претендент таковым и оставался.

— Не хотел его отпускать. Ведь мне предлагали и промежуточный бой провести, но я сразу шел в отказ, потому что в таком случае встреча с Гуламиряном могла бы отодвинуться. Ни в коем случае! Я сразу дал себе установку, что буду ждать до последнего. И единственное, что могло произойти — смена оппонента по титульному поединку. В общем, была уверенность в чемпионском бою.

— Ваш последний бой датирован мартом 2020 года. Не слишком большой перерыв перед главным поединком в карьере?

— Да, большой. Но для профессионального спортсмена это не должно быть проблемой.

— Даже чемпионы после таких простоев обычно предпочитают провести промежуточный поединок.

— Слушайте, мы с Гуламиряном в одинаковом положении, хотя у него простой еще больше, чем у меня (в последний раз действующий чемпион WBA (Super) выходил на ринг в декабре 2019-го. — «Матч ТВ»). Возможно, из-за этого я и согласился.

— Не казалось, что Гуламирян вас избегает?

— Не знаю, об этом нужно у него спрашивать. Одно могу сказать — точно не я оттягивал это противостояние. Я был готов драться еще в 2019 году. Проблема была не во мне.

— Вопрос прямо в лоб — как победить француза?

— Гуламирян — хороший и крепкий парень, физически сильный. А отвечать на поставленный вопрос я не люблю, пусть это делают аналитики и другие. Я даже не думал о том, кто фаворит боя, не смотрел котировки. Все покажет ринг.

Если себя не видеть чемпионом, то зачем все это затевать? Нужно ставить цель и ее добиваться. Зачем просто так оставлять свое здоровье? Сейчас надо забрать пояс, а потом могут открыться большие возможности. Скажу так: планов у меня много.

— Расскажите о вашей работе с Иваном Кирпой, последним тренером Александра Поветкина. Что он привнес?

— Этот лагерь был первым в нашей совместной работе. Впервые мы говорили с ним года три назад на заправке рядом с Обнинском (Калужская область), тогда обменялись номерами. И недавно я приезжал на спарринги к Лехе Папину, а они с Поветкиным в Краснодаре готовились к Диллиану Уайту. Тогда мы пообщались, ведь в тот момент я подыскивал себе тренера.

Иван Кирпа не менял мой стиль, но есть определенные моменты, которые меня удивили. Я начал расти как боксер. Ведь у каждого спортсмена бывают ситуации, когда наступает стагнация и появляется понимание, что нужно что-то менять. Да, я катился на своем багаже несколько лет, а потом просто застрял на одном уровне. Сейчас пошел рост, и мы все это видим — мне хочется работать, приходить на тренировки. Это для меня самое главное! В противном случае нужно вешать перчатки на гвоздь.

— Что-то от Поветкина есть?

— Кирпа отталкивается от моих возможностей, мы с Александром разные боксеры. Хотя некоторые технические вещи, нарабатываемые с Поветкиным, были и со мной. Но вы же понимаете, что у каждого боксера одно и то же упражнение будет получаться по-разному. Работа та же, но я делаю чуть-чуть иначе.

«Люди приходили с арматурой и ножами». Удивительный путь российского боксера: от фанатских драк до титульного боя

Александр Поветкин / Фото: © REUTERS / Jason Cairnduff

— Вы хотели сказать — чуть-чуть лучше?

— (Смеется.)

— У Кирпы нет проблем со здоровьем? Некоторые поединки Поветкина он пропускал именно по этой причине.

— Вроде были какие-то моменты, но я не углублялся и не интересовался. Теперь все нормально — он в форме, держит меня на лапах. Правда, жалуется, что я его пробиваю (смеется). Ну, ничего, пока держится. Весь наш лагерь прошел в Обнинске.

«Во время пандемии работал тренером и массажистом в Обнинске»

— Не совсем привычное место для подготовки к титульному поединку.

— В Обнинске хороший зал, который запустила Федерация бокса России. И этот зал сделан в нашем крупнейшем торговом центре. В этом же здании есть и гостиница, и баня, и питание. Здесь в одном месте созданы все условия, даже не надо выходить на улицу. Все спарринг-партнеры это отметили. Куда лучше?

Хотя в будущем, безусловно, на сборы ОФП будем выезжать ближе к морю. А что касается основной подготовки, то меня в Обнинске все устраивает — буду тут готовиться. И отдельно хочу заметить, что в этом зале занимается очень много детей.

— Они вас узнают? Все-таки их земляк добрался до боя за звание чемпиона мира.

— Конечно, узнают. В основном те, кто чуть постарше и интересуется боксом. Пока в городе у нас один такой боксер. Чуть скромно я ответил (смеется). Надеюсь, что на мне эта история не закончится и на высоком уровне будут выступать другие боксеры из Обнинска.

— Чуть вернемся в прошлое. Вы занимаетесь боксом с десяти лет. Представим, что вам в том возрасте говорят: «Леша, ты 10 декабря 2021 года будешь боксировать за звание чемпиона мира по одной из самых престижных версий».

— Я бы точно посмеялся. Мое боксерское становление получилось само собой. Наверное, у каждого спортсмена есть момент в жизни, когда он выбирает — связывать ли жизнь со спортом или сворачиваться. Я пошел дальше, при этом все остальное само собой получилось: и школу, и училище, и институт закончил. А параллельно я занимался спортом.

Давайте не будем забывать, что и по любителям у меня есть неплохие достижения — я был членом сборной, выигрывал национальный чемпионат, чемпионат Европы. Путь был очень непростым. И зачем далеко ходить — сильно подкосила пандемия. А у меня двое детей…

— На что жили все это время с учетом того, что в последний раз вы выходили на ринг в марте прошлого года?

— Я работал и тренером, и массажистом в Обнинске. У меня семья, на мне ответственность. Я же не могу сказать: «Дети, подождите, у папы когда-то должен пройти чемпионский бой». Было трудно, хотя и сейчас та же ситуация — подготовка дается непросто.

«За ЦСКА дрался чуть ли не каждые выходные: мы встречали и нас встречали…»

— Почему десятилетний мальчик пошел в бокс?

— Мне просто нужно было научиться драться, изначально именно это было желанием и целью. Были разные случаи в жизни. А потом, адреналина было в избытке, потому что ездил фанатом на футбол, были турниры. Ну и, в конце концов, я остался в боксе. Не жалею.

— Район, в котором вы жили, был опасным, раз уже в десять лет надо было уметь драться?

— Да, райончик серьезный. Не подумайте, что у меня в детстве было желание стать головорезом каким-то. Ни в коем случае. Просто хотелось качественно драться (смеется).

— Глобально это большая проблема. Очень многие идут заниматься единоборствами, и их конечной целью точно не являются соревнования.

— Я с вами согласен на 100%. Многое зависит от воспитания, нужно объяснять — что хорошо, что плохо. У меня с детства был панический страх перед наркотиками. А на районе этих наркотиков имелось в избытке. Я лично держал в руках героин, но до сих пор помню свои ощущения в тот момент — панический страх. У меня родители воспитали страх перед любой зависимостью. Иначе все могло плохо кончиться…

— В итоге вы пришли в «околофутбол».

— Все мои товарищи были старше меня, и они ездили на футбол. Всегда гонял за ЦСКА.

— Мы с вами говорим не про поддержку на трибунах.

— Да, поэтому мне и нужен был бокс (смеется). Признаюсь, я и тогда особо не любил футбол как вид спорта, и сейчас то же самое. Да, могу посмотреть топовые матчи, но не более того. Мне нравилась фанатская обстановка, я тащился с этого, получал необходимый для меня адреналин. Кстати говоря, ни о чем не жалею. Теперь я уже могу говорить, что это не особо хороший опыт, но он многому меня научил.

— Например?

— Правильным пацанским вещам. Что надо отвечать за свои слова, что нельзя быть трусом. Мне очень нравилась командная сплоченность, дух. И эта движуха меня воспитала.

Хотя всякое бывало… Не все же соблюдали правила, я видел и нехорошее. И в какой-то степени это сподвигло меня отойти в сторону. Это попросту опасно. Можно честно подраться, а потом разойтись. Но были люди, которые приходили с арматурой, с ножами… Ты же не знаешь, что у них в голове, а их человек 50.

— Сколько раз вы дрались за клуб?

— В каждой поездке на футбол. То есть, по сути, каждые выходные. В основном это все было по киевскому направлению, хотя и в Москве тоже были заварушки. Вообще, особняком стояли дерби: мы встречали, нас встречали…

— Как вы все просто и с улыбкой рассказываете.

— Я редко участвовал в акциях «стенка на стенку». А в электричке ты же не видишь ничего, ведь мы приезжали поздно… Чуть ли не на самой последней. Когда-то у тебя получится кому-то засадить, кто-то — тебе засадит. Да, я сейчас это с улыбкой вспоминаю, но тогда это был адреналин. Давайте скажу главное: ничего хорошего в этом нет.

— Какие самые серьезные увечья вы получали во время таких выездов?

— Голову, нос разбивали, но ничего серьезного не было. Я вовремя группировался.

— А в какой жизненный период у вас было такое увлечение?

— Если скажу, с какого возраста, то к моим родителям могут прийти из опеки (смеется). Я был совсем маленьким. У меня даже фотка в соцсетях, где я на фоне динамовского стадиона с пацанами… И я там совсем маленький — лет 12 или даже меньше. Тогда я говорил маме, что еду на соревнования, а сам ехал на футбол.

«Знаю, что меня поддержат и болельщики «Спартака»

— В любых секциях есть правило, что нельзя применять силу вне зала. Получается, вы нарушали?

— Я просто так никого не бил. Меня били — я отвечал.

— Тут как посмотреть.

— Да, можно по-разному рассуждать. Тогда я не считал это каким-то неправильным поступком. Мы знали, на что мы идем.

— В какой момент остановились?

— Однажды я просто сказал: «До свидания». Тогда я уже познакомился со своей будущей женой. А вообще… Просто я вдруг понял, что могу быть следующим… Мне было лет 16. И я уже очень редко выбирался в подобные турне, потому что участвовал в крупных соревнованиях. «Гонял» совсем редко.

— Ваши тренеры знали о таком хобби? Последствия скрыть не так-то легко.

— С синяками я редко приезжал. Никто не был в курсе моих занятий. Тренеры не знали о моей деятельности. В противном случае сразу бы выгнали.

— Вы же это понимали, но все равно продолжали… И это могло поставить крест на вашей карьере.

— Честно, я об этом не думал. Я был слишком молод и горяч.

— Вы «гоняли» за ЦСКА. Не боитесь, что спартаковские болельщики от вас отвернутся?

— Я знаю болельщиков «Спартака» из Обнинска. И они меня поддерживают, я это знаю. А вообще, это все глупости, детские забавы. 

— Вы в самом начале разговора про «околофутбол» рассказали, что этот опыт научил вас сплоченности, ответственности за свои слова. Вы бы повторили этот путь?

— Нет! Да и зачем? Давайте будем объективны, хорошего в этом мало. Да, это мой жизненный опыт. Но сейчас я перевернул страницу. У меня есть знакомые, которые продолжают иногда «гонять». Спрашиваю: «Ребят, что вы делаете, у вас семьи, работа. Зачем это?» Ответ получаю такой: «Ну, это прикольно и нормально». Что в этом нормального?! Надо домой к семье идти в целости и сохранности. На тебе ответственность! Какой футбол? Вот сейчас я этого не понимаю.

— Но вы-то легализовали свое желание драться.

— (Смеется.) Ну да. Давайте еще раз: я никогда не искал мордобоя. Это не стремление кому-то набить лицо, это просто сама обстановка. Мне нужны были тогда такие эмоции, это не жажда чужой крови. Такого никогда не было. Просто пацанская движуха: все отвечали за свои слова, уважали старших, было воспитание. Мы не думали о самом факте мордобоя. Возможно, у меня получилось бы что-то в другом виде спорта, но это все сослагательное наклонение. А может… Я вообще бы «крякнул» — никто не знает.

— Сейчас у вас есть какое-то увлечение, помимо бокса?

— Некогда. Провожу время с семьей, читаю книги, смотрю фильмы. На другие вещи у меня нет времени и возможности. Сейчас главная инвестиция — в себя. А все свободное время уделяю семье.

— Опять финансовый вопрос — текущее положение вас не устраивает?

— Я не боксировал полтора года. Что хорошего в том, что я подрабатывал… Пандемия для меня вообще не вовремя началась. Да, я понимаю, какой предстоит бой. Надеюсь, что все инвестиции в пятницу сразу после поединка выстрелят.

— Что хотите передать Гуламиряну?

— А что ему говорить? «Приезжай в Россию, давай драться, сколько уже можно…»

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball