Зимние

«Можем с Артемом подискутировать, но окончательное решение за ним». Норицын снова тренирует в России

6просмотров

«Можем с Артемом подискутировать, но окончательное решение за ним». Норицын снова тренирует в России

Виталий Норицин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Специалист присоединился к группе Истомина в Белоруссии.

Специалист присоединился к группе Истомина в Белоруссии.

Группа Артема Истомина самая обсуждаемая в это межсезонье. Во-первых, группа смешанная: в ней восемь женщин и двое мужчин. Такого у нас в биатлоне еще не было. Во-вторых, вызвала вопросы тренерская структура в группе: почему ей руководит 26-летний Истомин, а не 38-летний Виталий Норицын, уже имеющий опыт работы старшим тренером в женской сборной России, а также в национальной команде Болгарии, контракт с которой у специалиста завершился 30 апреля?

Первый сбор группы Норицын пропустил, так как его еще не было в тренерских списках, из-за чего не смогли командировать в Терскол. Но специалист присоединился к команде на сборе в Белоруссии и впервые рассказал о своей новой роли «Матч ТВ». Также в этом материале:

  • Почему ему пришлось уйти из сборной Болгарии
  • Как он оказался в группе Истомина
  • Не смущает ли его конструкция группы
  • Оформился ли Норицын в качестве личного тренера Кристины Резцовой
  • Что тренер ждет от нового сезона

— Когда вы поняли, что вряд ли останетесь в сборной Болгарии?

— Сразу после возвращения с этапов Кубка мира. Уже было понятно, что гражданам России будет трудно работать за рубежом. Нам даже было сложно получить визу в шенгенскую зону.

— Виза — главная проблема?

— Во время нашего отъезда из Болгарии это была одна из основных проблем, которую обозначили. Потому что нам предлагали новое сотрудничество. Консультировались с посольством, нам сказали, что на данном этапе это невозможно.

— То есть их биатлонная федерация была готова продолжить работу с вами?

— Они были абсолютно за, как и все спортсмены.

— Когда вы находились на этапах Кубка мира после Олимпиады, косых взглядов на вас со стороны соперников не было?

— Нет, такого не было. Да, конечно, чувствовалось напряжение на последних трех этапах Кубка мира. Но так чтобы напрямую мы с кем-то дискутировали, такого точно не было.

— Где вы жили в Болгарии?

«Можем с Артемом подискутировать, но окончательное решение за ним». Норицын снова тренирует в России

Виталий Норицын и Анастасия Гореева / Фото: © Михаил Кузнецов / Матч ТВ

— У них при министерстве спорта есть отель. Между сборами мы были там либо у нашего друга возле Бельмекена. Это летом. А зимой мы где-то с октября уже безвыездно находились в Европе на этапах Кубка мира.

— Вещей много пришлось собирать, когда уезжали из Болгарии?

— Конечно, накопилось за два года. Уезжали, и у каждого было по 60-70 килограммов.

— Когда приехали с Кубка мира и поняли, что ваше сотрудничество со сборной Болгарией заканчивается, то чем думали заниматься дальше? Какие были варианты?

— Можно было с регионами работать. Были приглашения. Но потом закрутилась наша история вся. Да она и закрутилась достаточно рано. Практически сразу после нашего возвращения.

— Как это происходило? Как вы оказались в группе Артема Истомина?

— Позвонил Артем, сказал, что предлагают такую конструкцию.

— И вы сразу согласились?

— Мы, в принципе, давно с ним разговаривали, что можно работать вместе. Уже не первый год знакомы. Он был в группе мужчин, я — в группе женщин. Тогда еще обсуждали.

— Вас эта конструкция не смутила? Сейчас больше обсуждают, кого из вас нужно было ставить руководителем группы.

— Нет, абсолютно не смущает. Я сам был на таких ролях. Когда у нас в группе были Леонид Александрович Гурьев, Николай Степанович Загурский, которые практически в два раза старше меня.

— Удается соблюдать субординацию?

— В каком плане?

«Можем с Артемом подискутировать, но окончательное решение за ним». Норицын снова тренирует в России

Виталий Норицын и Артем Истомин на тренировке / Фото: © Михаил Кузнецов / Матч ТВ

— Что Артем Евгеньевич — руководитель группы, а вы его подчиненный.

— Это всем понятно в группе. Меня это не смущает. Мы можем подискутировать, но окончательное решение принимает он.

— Какой вы видите свою роль в этой группе?

— Он уже говорил, что у нас нет разделения, что кто-то отвечает только за определенный участок. Мы много разбираем тренировочные планы, предлагаем нагрузки и совместно выпускаем план в работу. Это касается и стрелковой части, и функциональной.

— Насколько вы согласны с тем курсом, который предлагает Артем?

— У нас всегда были схожие понимания и по нагрузкам, и по интенсивности. Что-то он за это время увидел новое, что-то — я. И собираем все воедино. У нас внутренних разногласий нет, поэтому изначально и разговаривали о совместной работе. У нас похожая идеология.

— То, что группа у вас смешанная, не беспокоило?

— Нет. Принципиальных различий не было. Вообще, не понимаю, если у кого-то паника из-за этого. В этом точно нет проблем. Все тренируются по своим заданиям. Даже нет такого, что групповым методом постоянно тренируются в командах. Вы этого нигде не увидите. Ни в России, ни в Европе. Да, есть отдельные тренировки, которые проводятся группой, но в основном у всех своя интенсивность, у всех свои рабочие зоны. Неважно, женщины или мужчины. В каких-то компонентах мужчины реально посильнее — в координации, технике. Как наглядный пример — это хорошо для женщин. Плюс мужчина не один в группе. У него есть спарринг-партнер, чтобы они друг за другом тянулись, друг друга тянули, где-то подстегивали, мотивировали.

— Им друг друга хватит, чтобы прогрессировать?

— Нет проблемы в этом. Люди могут тренироваться по одному и достигать высоких результатов, в том числе в биатлоне. Тот же Йоханнес Бе большинство времени один проводит. Та же Тереза Йохауг. Думаете, кто-то с ней тренируется в спарринге? Да никто не выдержит просто. Нет ни одной спортсменки. Да, они ездили с (Хелен-Мари) Фоссесхольм в прошлом сезоне вместе по сборам и, возможно, примерно по одному плану тренировались, но никогда Фоссесхольм с Йохауг не тренировалась. Почему? Разве она не хочет с ней делать работу? Разве она не хочет за ней тянуться и стать сильнее? А ответ как раз в том, что у всех разные зоны интенсивности и развивающая работа вне соревнований.

— Как ведется работа с Кристиной Резцовой? С одной стороны, главный в группе Артем, с другой — она ваша спортсменка.

— Сразу скажу для понимания: у нас нет с Артемом конфликта интересов, у нас нет конфликта в плане, который мы выпускаем в работу. Мы абсолютно всегда приходим к единому мнению. С Кристиной — так же. Мы не говорим с Кристиной на разных языках, не убеждаем спортсменку я в одном, а он в другом. Если мы даже разговариваем с ней по отдельности, будем доносить до нее одну информацию, одну модель нашего тренинга, одну периодизацию нашего подготовительного периода: почему в мае так, в июне так и что будет. Нет никаких проблем. К кому она обратится из нас? У нас спортсмен может обратиться к любому из тренеров в группе с вопросом независимо от того, где этот вопрос возник, и получит в ответ наше общее мнение как команды тренеров.

— Сейчас Кристины нет на сборе в Раубичах. Кому она чаще звонит из вас?

«Можем с Артемом подискутировать, но окончательное решение за ним». Норицын снова тренирует в России

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Со всеми общается. Меня не было на сборе в Терсколе, а Артем был. Там они непосредственно работали. Вопросов не было. Иногда созванивались. Сейчас у нее межсборье заканчивается, заедет в Санкт-Петербург и будет работать по нашим планам.

— В прошлом сезоне вы не были оформлены как ее личный тренер. Как с этим теперь?

— Так же. У нее есть личные тренеры в регионе. Для меня это вообще не проблема, считаюсь ли я личным тренером или нет.

— Но деньги же всем нужны. В проекте призовых за выступление на Кубке России предусматривается вознаграждение для личных тренеров.

— Все всегда вернется. Спортсмен сам понимает, у кого и какой вклад в подготовку был. С такими проблемами точно не сталкиваемся, что кто-то остался без штанов.

— Что ждете от нового сезона? Оптимисты еще надеются, что мы вернемся на международные старты, но более реалистичным видится сезон в России.

— Думаю, что проведем в России. Сложно, конечно, когда не видишь мирового ориентира. Чем дольше мы задержимся, тем больше можем запутаться в том, что брать за ориентир. Здесь уже нам надо крепко подумать. Разговаривали об этом с Юрием Михайловичем Каминским, что нужно найти определенные точки и взять их за модель. Мы за модель всегда считаем топ-3 Кубка мира. Биатлон в последнее время очень сильно меняется и в стрелковом плане, и в технике. Соревнуясь на Кубке мира, ты понимаешь, какая у соперников скорость, какое время нахождения на рубеже. Они друг с другом конкурируют. А конкуренция — всегда двигатель прогресса. Если бы не было в свое время Мартена Фуркада или Йоханнеса Бе, то не было бы раздражителя, которого все хотят обыграть.

Но, с другой стороны, будет интересно. Получится длинный календарь, похожий на этапы Кубка мира. Можно будет увидеть всех, кто у нас есть в России. Все увидят, кто может держать сезон. Не будет такого, что кто-то готовится только к отборочным стартам, так как сейчас этих стартов нет. Есть рейтинг, есть Кубок России, есть определенная плотность соревнований.

— Мотивацию видите в глазах спортсменов?

— Да. Не вижу ее снижения. Наоборот, все достаточно заряженные приехали. Все работают. Знаю, что и в Терсколе так же все серьезно ко всему относились. Вообще не слышал разговоров, что раз так все происходит, то зачем мы все это делаем. Думаю, что как раз из-за нашего внутреннего календаря. Потому что на каждый старт будут выходить и состав А, и состав Б, и региональные спортсмены. 

Источник статьи: matchtv.ru