Зимние

«Мы шутили: слава богу, что Алене 18 лет! Никто не будет нас ругать за сексуальность». Дизайнер рассказала, как работала с Косторной

21просмотров

«Мы шутили: слава богу, что Алене 18 лет! Никто не будет нас ругать за сексуальность». Дизайнер рассказала, как работала с Косторной

Алёна Косторная / Фото: © Joosep Martinson – International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

Корсет, шнуровка и подпаленный зажигалкой подол.

Корсет, шнуровка и подпаленный зажигалкой подол.

Дизайнер Алена Куклычева поклонникам спорта раньше была известна как автор купальников для гимнасток, но в прошлом сезоне она серьезно вышла на рынок фигурного катания, поработав с Александрой Трусовой. В этом году Алена Куклычева сшила один из самых обсуждаемых нарядов для Алены Косторной — красное платье к образу Харли Квинн в показательном номере.

«Матч ТВ» пообщался с дизайнером о том, с чего для нее началась работа с Косторной, чем удивительно это красное платье и, главное, планируется ли продолжение сотрудничества.

«Это все же спорт, не Голливуд и не красная дорожка, и слишком явная открытость не нужна»

— Как у вас появилась возможность поработать с Аленой Косторной?

— Все получилось почти случайно. Я как-то пришла вечером домой, зашла в Instagram и спонтанно оказалась на Алениной странице. Увидела, что она на меня подписана. Оставила ей реакцию на историю, а она ее лайкнула. Ну, я и написала ей просто, что вот, мол, было бы здорово сшить тебе платье красивое, если это возможно. Почти так дословно и написала. Она где-то через час-два ответила, что да, это возможно, и спросила: «Под какую программу хотите сшить?» Ну, я сказала, что сошью под то, что нужно. Она ответила, что нужно на показательный.

Времени у нас много было. Мы сразу сориентировались, она мне прислала музыку — сначала была другая, Zaz, — и я под нее нарисовала несколько эскизов. Потом они переделали идею, взяли другую музыку, и Алена скинула как образец фотографии Харли Квинн. Именно с последней серии, где она в красном платье. Все было понятно, нужно было просто сшить.

— Но это все же не точная копия, правильно?

— Не точная, да. Решали важный вопрос с юбкой, потому что в оригинале юбка у Харли очень пышная, ее надо было адаптировать под фигурное катание.

Алена была уверена, что слишком пышные юбки ей не идут. Я нарисовала несколько эскизов с разными юбками. На примерке мы добавляли пышность, потому что изначально она была меньше. Добавили несколько слоев фатина, чтобы юбка стала объемнее и талия выделялась — это подчеркивает естественную красоту фигуры.

— Как выбирали цвет? Было такое мнение, что нежной Алене идут нежные цвета, а тут роковой красный, но при этом явно удачный выбор.

— Главным было выбрать правильный красный. Я выбирала на свой вкус, чтобы цвет был и свежий, и дерзкий, и взрослый. То есть не бабушкино бордо. На некоторых фотографиях Харли Квинн у платья достаточно темный оттенок красного, и я подумала, что если 18-летнюю девушку нарядить в такое платье, будет не очень. В темно-красном цвете наше платье смотрелось бы хуже.

И еще я продумала такой момент, что показательный номер — всегда выступление в темноте с подсветкой. Опять-таки, это не лучшие условия для темно-красного. Было бы слишком мрачно.

«Мы шутили: слава богу, что Алене 18 лет! Никто не будет нас ругать за сексуальность». Дизайнер рассказала, как работала с Косторной

Алёна Косторная / Фото: © Raniero Corbelletti / AFLO / Global Look Press

— При этом, мне кажется, вам удалось достичь баланса между сексуальностью и сдержанностью достаточно взрослого провокационного образа.

— Безусловно. Это все же спорт, не Голливуд и не красная дорожка, и слишком явная открытость не нужна. Я понимаю, девочки взрослеют, им хочется нарядиться, но чувство меры в данной ситуации тоже украшает. Но мы шутили в ателье: слава богу, что Алене 18 лет! (Смеется.) Никто не будет нас ругать за сексуальность. Что там говорить, в кино героиня Харли Квинн — секси. Не одуванчик точно. У нас получилось взросло, но не вызывающе.

«Давай его порвем посильнее, грязи какой-то добавим. Алена говорит: «Да, да!!!»

— Есть ли какие-то особенности кроя и конструкции платья, которые вам хотелось бы отдельно отметить?

— Как дизайнер я круто сделала свою работу в плане исполнения. Адаптировала уже готовый образ. Чтобы это было не просто красиво, но и функционально для прыжков, вращений и прочего. Ни одна звезда на красной дорожке не сможет сделать того, что делает в этом платье Алена.

Корсет, шнуровка сзади — это все настоящее, не имитация. Шнуровку можно сузить или расширить, как Алене комфортно, но верх платья просто так бы не держался, нужно было придумать, как сделать эту конструкцию. Я предложила Алене варианты на выбор: или достаточно широкие бретели из телесной сетки, или же силиконовые бретели. Второй вариант менее заметный, но я не знала, можно ли их использовать в фигурном катании. Алена сказала, что можно все, лишь бы было комфортно и держалось. Остановились на силиконовых бретелях. Специально поехали, купили наилучшего качества, чтобы были прочными и максимально незаметными. А вообще могу сказать, что после Сашиного платья, первого дня меня в фигурном катании, прошел год, опыта у меня ощутимо прибавилось. Весь год мы шили для фигуристов тоже, не только для гимнасток.

«Мы шутили: слава богу, что Алене 18 лет! Никто не будет нас ругать за сексуальность». Дизайнер рассказала, как работала с Косторной

Алёна Косторная / Фото: © Raniero Corbelletti / AFLO / Global Look Press

— Шили, скорее, начинающим спортсменам, не топ-фигуристам?

— Ну, топ не топ, а костюм все равно должен сидеть и выглядеть хорошо. Единственное, в чем было проще, что у девочек помладше конструкции не такие открытые, и это все более привычно. Чем меньше ткани, тем больше вопросов, как оно все будет держаться. И ответственности больше, чтобы в неподходящий момент платье не подвело.

— Какая Алена в работе?

— Да вообще идеальная. Сказала: что сошьете, то и здорово (смеется). Очень комфортно было работать. Я приезжала на каток трижды — первый раз снять мерки, а потом два раза на примерку.

Она такая креативная, у нее хороший вкус, как я понимаю. Я говорю ей: «Платье принцессное достаточно получается, ты видела фильм? Харли там ходит убивает людей вообще-то (смеется). Надо что-то внести в него, чтобы оно было хулиганское. Давай его порвем посильнее, грязи какой-то добавим». Алена говорит: «Да, да!!!»

В главных вопросах Алена положилась на меня, поэтому работать было удобно.

В том, что итоговый образ получился таким эффектным, ее большая заслуга. Мы обсуждали макияж и прическу, что нужно будет продумать все детали, но без конкретных рекомендаций с моей стороны. Обсуждали колготки, что скорее всего нужны черные и в сетку. Алена и колготки невероятные с люрексом подобрала, и макияж шикарный сделала, и волосы покрасила. Просто умница.

«Мы шутили: слава богу, что Алене 18 лет! Никто не будет нас ругать за сексуальность». Дизайнер рассказала, как работала с Косторной

Алёна Косторная / Фото: © Raniero Corbelletti / AFLO / Global Look Press

— Тренеры или мама Алены как-то участвовали в процессе?

— По поводу платья я общалась только с Аленой. Ни с мамой, ни с тренерами. Как списались сами, так и потом сами все обсуждали — какая длина удобна, что нравится, как лучше.

— Обратная связь от тренеров была?

— Когда я привезла готовое платье, она в нем катала на тренировке, где были тренер и хореограф. Алена попросила меня снять на видео. Я видела, у нее было хорошее настроение, потому что и тренерам понравилось, и ей. Алена прямо светилась.

В финале работы спросила, может ли она рассчитывать на дальнейшее сотрудничество, и я ответила, что, если что-то будет нужно, мы сошьем, я поддержу все ее идеи. Было приятно потом, когда она написала, что платье на катке всем понравилось.

— Так что насчет дальнейшего сотрудничества?

— Сейчас есть запрос поменять платье на произвольную программу, если мы успеем. Музыку Билли Айлиш и клип она мне скинула, эскизы я нарисовала, Алена выбрала и собиралась показать Этери Георгиевне. Пока я не начинала над ним работать, потому что отмашки не было. 20 декабря вроде бы они должны улетать на чемпионат России, поэтому платье должно быть готово к этому моменту. Я ничего не загадываю, если на соревнованиях увидите новое — значит, сшили (смеется).

— Ощущаете приток заказов на платья для фигуристок после наряда Алены?

— О да, заказами после Алены нас просто завалили (смеется). Ну, это было ожидаемо. После платья для Саши Трусовой мы целый год шили костюмы для фигурного катания.

«Мы шутили: слава богу, что Алене 18 лет! Никто не будет нас ругать за сексуальность». Дизайнер рассказала, как работала с Косторной

Александра Трусова / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ
«Все писали мне в комментариях, что платье — огонь, а я думаю — а ведь это правда!»

— У вас был показ на Неделе высокой моды в Москве. Что это за мероприятие?

— Мы второй раз участвуем в московской Неделе высокой моды, еще два года назад первыми представили там на подиуме костюмы для спорта. В прошлом году тоже готовились, но из-за пандемии все отменили.

Участие в Неделе моды недешевое, даже в том, чтобы тебя только включили в программу. У нас в показе было задействовано два дизайнера костюмов для спорта и дизайнер аксессуаров — украшений.

Хотим внедрить это в индустрию — такие показы спортивной моды. Потому что обычно все дизайнеры рисуют и шьют, не вылезая из своих мастерских, не поднимая головы. Но такая красота, такая ювелирная работа имеет право быть на подиуме.

— Вы специально шили коллекцию для показа или взяли что-то уже готовое?

— Было 10 новых и 7 уже проданных. Мы взяли хиты, те дизайны, которые были наиболее популярны в сезоне. Даже просили у некоторых клиентов предоставить костюм на показ.

— Для клиентов это престижно, наверное?

— Ну, никто не отказал (улыбается).

— Костюмов для какого вида спорта в коллекции было больше — гимнастики или фигурного катания?

— Было только одно платье для фигуристки. В следующем году я хочу сделать коллекцию, посвященную только фигурному катанию. Либо разделить как-то гимнастику и фигурное катание и сделать два показа. Есть такие задумки, если хватит сил и возможностей.

— Когда вы начали шить платья для фигуристок, прониклись фигурным катанием как зритель?

— Да, на фигурное катание мы тут (в ателье) вообще подсели. Включаем планшет, все вместе смотрим. Обращаем внимание и на других спортсменок и их платья — кореянок, японок. Приметила, что они используют сетку даже на открытых платьях. Просто она без обтачки и очень хорошего качества, поэтому получается минимальный переход с телом. Я тоже нашла такую сетку. У Алены на декольте ее видно, потому что сетка в два слоя и мы ее загнули. Декольте — это все же место натяжения, и я побоялась, потому что не знала, как сетка в один слой себя поведет.

Был еще вариант декорировать вырез камнями, но мы, наоборот, решили оставить его спокойным и без украшений, чтобы не привлекать внимание.

— Вы обмолвились, что как-то особенным образом работали с красным платьем Косторной, почти так же, как работают художники по костюмам в кино и театре. Расскажите поподробнее.

— Дизайнеры достигают результата любыми средствами. Я, например, реально плавила ткань на подоле зажигалкой. Посмотрела предварительно несколько фотографий — Харли там буквально в каком-то строительном мусоре валялась. С оружием и в мусоре (смеется). И я все думала — как же платье для Алены «состарить»? Сделать настоящим, как будто она — Харли — в нем на свои подвиги ходила?

Оказывается, очень трудно сделать правдоподобные дырки. Когда порвешь или прожжешь ткань случайно, она выглядит совсем иначе, чем когда ты пытаешься нарочно ее порезать. Так я обнаружила, что, когда плавишь синтетическую ткань, она плавится непредсказуемо. И становится реально похожа на то, что нам было нужно получить. Все писали мне в комментариях, что платье — огонь, а я думаю — а ведь это правда! (Смеется.) Без огня не обошлось.

Источник статьи: matchtv.ru