Футбол

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

24просмотров

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

Про футбол тоже будет – про Дзюбу, вылет «Арсенала» и Кокорина.

Про футбол тоже будет – про Дзюбу, вылет «Арсенала» и Кокорина.

Миодраг Божович стал культовым тренером для РПЛ: 11 лет из последних 14 он проработал в России — в 7 разных клубах Перми, Самары, Ростова, Тулы и Москвы (в некоторых дважды). Даже выиграл трофей — Кубок с «Ростовом». Но мы хотели поговорить с черногорским тренером не только о России.

Потому что и до этого у Божовича был большой путь: в 23 года он пережил распад страны (до сих пор считает себя югославом), а в 31 своими глазами видел бомбардировку Черногории силами НАТО.

Об этом и многом другом в большом интервью. 

Божович отслужил 18 месяцев в армии. А потом игроком застал распад Югославии: камни в автобус, бензин подорожал в 10 раз, ненависть к США

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © Личный архив Миодрага Божовича

— Начало распада Югославии — в 1991-м — вы встретили в 23 года в черногорском клубе «Будучност». Как это было?

— Мы ездили на матчи в основном на автобусах и проезжали разные республики [Югославии]. Было видно, что что-то меняется и идет не так. Начинались все эти националистические настроения, проблемы. Мы это хорошо чувствовали.

Люди видели, что это клуб «Будучност» из Черногории. Где-то нас нормально встречали, а где-то могли кинуть камень в автобус. Страна была в очень плохом состоянии. Все понимали, что хорошим это не кончится.

— В СССР после распада был жуткий кризис. Как было в Югославии?

— Тоже тяжелые времена. Инфляция была такой огромной, что когда ты приходил в ресторан, обед стоил одну цену, а когда заканчивал есть — другую. Литр бензина подорожал в 10 раз: сначала стоил половину немецкой марки, а затем — 5 марок. Но тогда вообще было трудно найти заправку, где был бензин. Что говорить, если в магазинах даже туалетной бумаги не было. Всем тяжело жилось.

— Как вы воспринимали развал Югославии?

— Югославия — лучший кусок моей жизни. У нас была большая страна, хорошая жизнь, у людей была работа. Строились заводы, фабрики. До 90-х годов мы жили очень хорошо.

Не помню никаких конфликтов на национальной почве. Я ведь служил в армии в Хорватии (18 месяцев в артиллерии) — там были и словенцы, и боснийцы, и другие народы. И со всеми были теплые отношения. Это сейчас для молодых людей эти народы — иностранные. А для меня тогда это все была наша страна.

Распад стал для меня очень сильным ударом. Может, вы найдете много людей, кто вам скажет, что им было плохо в Югославии. Но я вспоминаю ее как свою родную страну. До сих пор чувствую и считаю себя югославом.

— В 1992-м вы попали в «Црвену Звезду», которая за год до того выиграла Лигу чемпионов. Но затем весь югославский футбол закрыли на 4 года.

— То поколение было одним из лучших в истории «Црвены Звезды». В 1992-м клубу запретили играть домашние матчи в еврокубках, поэтому они играли то в Будапеште, то в Софии. А так бы они еще раз выиграли Лигу чемпионов. У той команды были очень большие перспективы, но после [запрета на игру в еврокубках] почти всех игроков продали. Они ушли в большие команды.

Уровень футбола после бана УЕФА резко упал, да и интереса болельщиков стало меньше. В чемпионате Югославии были «Динамо» Загреб, «Хайдук» Сплит, «Олимпия» из Любляны, «Вардар» из Скопье, «Сараево». Очень много хороших команд. Эта лига входила в пятерку лучших в Европе. К сожалению, всего этого не стало.

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © Личный архив Миодрага Божовича

— В 1999-м случилась бомбардировка Югославии силами НАТО. Помните день, когда узнали об этом?

— Отлично помню, потому что прочувствовал это на себе. Они бомбили не только Белград, но и черногорскую Подгорицу, где я находился. Просто в какой-то момент почувствовал, что дом дрожит. И каждый следующий раз именно так узнавал, что началась новая серия бомбардировок.

У нас упертый народ, поэтому никто не прятался. Хотя и было страшно, потому что не было никакой возможности ответить. У нас просто не было такого оружия. Поэтому они могли делать, что хотели.

[Силы НАТО] начали бомбить аэропорт в Подгорице, но потом были и мирные жертвы. В деревне Мурино погибло 2-3 детей. Это самая жуткая история о том времени. Потому что дети — это дети. За них всегда страшно.

— У вас есть обида на США и НАТО за те бомбардировки?

— Это не обида, а ненависть. Просто ненавидишь эти страны. Даже спустя 30 лет это все остается. Знаю, что очень многие люди у нас не любят их [страны, участвовавшие в бомбардировках]. Люди понимают и знают, что они могли бы сделать это снова. Они всегда могут.

— В 2000-м вы начали тренерскую карьеру в клубе «Белград». Каким застали город?

— Было видно, что его бомбили. Там до сих пор остались некоторые разрушенные здания. Но жизнь — хорошая вещь, она всегда возвращается. Что бы ни было.

— После боевых действий в Югославии какие отношения между бывшими союзными странами? В России есть мнение, что конфликт с Украиной надолго разделил наши народы.

— Между нормальные людьми нормальные отношения. Повторюсь, я вот вообще был и остался югославом. И для меня те, кто живут в Хорватии или Македонии — не иностранцы. Сейчас черногорцу или сербу вполне можно поехать в Хорватию или Боснию, ничего не боясь. Понятно, что везде есть дураки, но нормальных людей больше.

Поэтому не думаю, что украинцы и русские разделены навсегда. Через какое-то время люди начнут жить нормально. Надеюсь, что так и будет.

Мнение Божовиче о России: за 15 лет страна стала другой, Путин — сильный лидер, конфликт с Украиной — из-за США

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

— Вы успели получить российское гражданство?

— Нет, не успел совсем чуть-чуть. А сейчас не до этого уже.

— Вы работали в России с перерывами, но на протяжении почти 15 лет. Как менялась страна?

— Очень сильно. Когда я пришел в 2008-м и сейчас — огромная разница. Дороги стали лучше, очень много новых зданий, гостиниц, аэропортов, стадионов. Вообще все по-другому стало.

— Есть мнение, что Москва — это другая страна в России. По условиям и всему…

— Так везде, столица всегда лучше развита, чем регионы. Но, например, Ростов — очень красивый город. Самара за 12 лет преобразилась. Когда приезжал туда с «Амкаром» в 2008-м и когда работал там в 2020-м — просто два разных города. Стало намного лучше.

— В 2016-м в нашем интервью вы сказали, что являетесь фанатом Путина. Как сейчас к нему относитесь?

— Всегда хорошо к нему относился и отношусь. Он один из самых сильных лидеров в мире, а Россия — одна из самых могучих стран.

Но мне жалко, что такая ситуация произошла между Россией и Украиной. Для меня этот конфликт между двумя одинаковыми народами, между братьями. Вину за это надо искать на двоих. А вообще я думаю, что это результат действий Америки.

— Почему?

— Просто они толкали Украину на противостояние с Россией — силами НАТО, которые пришли на границу России. Вы представляете, если бы Россия поставила ракеты где-нибудь в Мексике — на границе с США? Как бы там тогда реагировали?

Это все очень сложная тема. Сейчас в Черногории много беженцев — не только с Украины. Из России тоже много людей приехало. Мне жаль ваши народы.

Вы сами видите и понимаете, что очень много народу погибает. Не знаю, как и почему это происходит — я не такой умный человек, чтобы все понимать. Но знаю, что все когда-то закончится, и всем будет очень жаль тех людей, которые погибли.

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

— В 2016-м вы надели майку с Путиным на праздничное мероприятие. Сейчас какой была бы реакция, если бы так сделали?

— Не знаю, но вижу, что и в Черногории, и в Сербии есть люди, которые носят майку с ним. Реакция — разная. Но я другое спрошу: почему никто не надевает майку Байдена?

— Недавно вы заступились за РПЛ — назвали уезжающих из России легионеров «предателями». Не жестко?

— Нет, я говорил про людей, который уходили и ничего не говорили, кто просто сбегал. Ты можешь уйти — это твой выбор, никто никого не держит. Я ведь сам был в России в этот момент. Но ты ведь можешь уйти по-хорошему, сказав: «До свидания» и «Спасибо». А так, как поступили некоторые легионеры, это некрасиво.

Вообще спорт должен быть вне политики. Но, к сожалению, как мы видим, сейчас все — политика. В Европе на словах много демократии, но на деле это не так. То, что происходит с российскими спортсменами и вообще простыми людьми, как к ним относятся, это стыдно. Даже к немцам, когда была Вторая мировая, не было такого отношения.

О Черногории в НАТО: отношениям с Россией это не грозит, старшее поколение не понимает этого союза

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

— Нет ощущения, что теплые отношение между Черногорией и Россией меняются? Что молодое поколение уже не помнит исторических связей?

— Нет такого ощущения. Говорю это из того, что вижу в стране, на улице.

Для нас Россия всегда была чем-то особенным. У нас в школе учили русский язык, а другие языки — например, английский — появились только несколько лет спустя.

Взрослые нам постоянно говорили, что Россия всегда помогала Черногории, когда было нужно. Еще со времен [царей] Романовых.

— В 2017-м Черногория вступила в НАТО. Это не разрушит наши отношения в будущем?

— Не думаю. Потому что Черногория вообще неважная страна в НАТО. Что Черногория может сделать там?

Никакого референдума по вступлению в НАТО не было, это чисто политическое решение. Потому что, кроме Сербии, все кто рядом с нами — в НАТО.

— Как люди относятся к такому решению?

— Тем, кто постарше, им это не нравится, они вообще не любят [НАТО]. Молодые даже не думают об этом. Я, например, не еду по Черногории и не думаю: «Мы в НАТО». Вообще.

— У простых людей нет переживаний по поводу того, что это ведь то самое НАТО, которое бомбило Подгорицу?

— Ну про отношение старшего поколения я тебе сказал. Те, кто застали бомбардировки, сейчас в солидном возрасте. А молодые — они совсем другие, совсем о другом думают. Воспринимают это просто как политическое решение.

Блок про РПЛ: Дзюба — победитель, Аджоев никогда не просил за сына, а вылет с «Арсеналом» — нельзя объяснить

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

— Дзюба наконец-то нашел команду. Общались с ним в последние месяцы?

— Последний раз пытался с ним поговорить про «Црвену Звезду». Его хотели там видеть, был интерес. Но Артем вообще не выходил на связь. Заиграет ли в Турции? Думаю, если он что-то захочет, то все сможет.

— Вы дважды спасали карьеру Дзюбы — в «Ростове» и «Арсенале». Какой он по характеру?

— Победитель. Он человек, который везде хочет выигрывать — для команды это очень хороший игрок. Помню показательный случай с ним. В «Ростове» я хотел поменять его на 86-й минуте, а он увидел, что на табло судьи загорается его номер, и стал мне махать: «Не меняй, хочу еще забить». В итоге оставил его на поле. Он не забил, но это та черта, которая мне нравится в игроках.

— За кем по-тренерски вам интересно следить в России?

— За Карпиным в «Ростове». Во-первых, это близкая мне команда. Во-вторых, они играют в красивый футбол. Карпин здорово прибавил за последние годы.

Плюс слежу за Йокановичем в «Динамо». Мы друг против друга играли, когда я был в «Црвене», а он — в «Партизане». Он сильный тренер.

— Самый большой талант, кого вы тренировали в России?

— Кокорин. Не знаю, почему у него не получается в Италии. Возможно, после тюрьмы ему трудно вернутся на свой уровень не только физически, но и психологически. Жаль, что так получилось. У него было все, просто все, чтобы играть в больших клубах Европы. Кстати, Смолов был такой же, он мог сделать свою карьеру лучше.

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Миодраг Божович / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Вы вылетели с Тулой из РПЛ в этом сезоне. Самый тяжелый момент в тренерской карьере?

— Да. Трудно было, потому что у меня хорошие отношения с Тулой, с болельщиками, с людьми, которые работали там. Честно говоря, не понимаю, почему мы вылетели. По составу и игре мы должны были оставаться.

— В каких отношения вы расстались с Гурамом Аджоевым?

— В очень хороших. Мне комфортно работалось с ним в Туле, для меня это очень хороший президент. Все, что я хотел, все делалось.

— Он хоть раз просил вас за сына? Чтобы тот сыграл несколько минут за «Арсенал».

— Нет, никогда. [Аджоев-младший] играл у меня только когда я был первый раз в Туле (в 2017-18-х годах. — «Матч ТВ»). Во второй приход в клуб он уже не играл у меня.

— В конце сезона у вас случился жесткий разговор с журналистом, который в вопросе назвал Тулу «слабой командой». Сейчас бы иначе отреагировали?

— Мне кажется, это была провокация. Не знаю, насколько умно было с моей стороны так отвечать, но сказывалось давление после игры. Тренер должен успеть привести себя в порядок. После поражений всегда очень трудно. Возможно, я не среагировал так, как нужно. Но что делать?

— Готовы вернуться в РПЛ?

— Пока хотел бы чуть-чуть отдохнуть.

Божович мечтал возглавить «Црвену Звезду», а теперь просто кайфует от работы с молодыми игроками, когда видит прогресс

«Ненавижу США за бомбардировку Черногории. Был там в этот день». Интервью Божовича – про распад Югославии, Россию и Путина

Фото: © imago sportfotodienst / Global Look Press

— У вас была жена голландка. Вы сказали, что расстались в том числе из-за разницы менталитетов: он у нее — европейский, у вас — славянский. В чем разница?

— В Европе больше индивидуалистический подход, там все [сами] за себя. Знаете, у нас, например, если кому-то нужна помощь, то вы сделаете это — дадите денег, вступитесь. У них такого нет. Они не понимают, что так можно. Это одно из различий.

Не знаю, может быть, тот образ мышления, который у них — правильный, но меня воспитывали по-другому.

— У вас общие дети. Сейчас общаетесь с ними?

— Да, конечно. Два сына. Плачу все алименты — это самое главное (улыбается). Сейчас не так часто бываю в Голландии, как раньше. Дети уже подросли — им проще самим прилететь ко мне. Но я люблю бывать в Голландии, хотя постоянно жить там не хотел бы.

— У вас была мечта — открыть таверну на берегу моя в Черногории. Исполнили?

— Нет, передумал. Сейчас я люблю тишину.

— Футбольная мечта — тренировать «Црвену Звезда» — вы уже осуществляли. Теперь что?

— В последнее время понял, что доволен, когда вижу, как какой-то игрок прогрессирует, растет. Хочется этого сейчас — тренировать молодых, помогать им становиться лучше. 

Больше интервью автора — в телеграм-канале.

  • «В «Спартаке» закололи – потом врач доставал гниль из ахилла. Зато стал чемпионом». Из Махачкалы добраться до ЦСКА и «Спартака»
  • «За нас играют пожарный, прокурор и налоговый инспектор». Комментатор «Матч ТВ» — о любителях, которые зажгли в Кубке России
  • «Многие команды из России хотели бы, чтобы Дзюба был в их составе». Интервью Александра Кержакова

Источник статьи: matchtv.ru