Теннис

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

12просмотров

Президент Федерации тенниса России подводит итоги года.

Президент Федерации тенниса России подводит итоги года.

Легенда отечественного спорта рассказал о секретах Даниила Медведева, очертил перспективы российского тенниса и оценил перспективы любимого «Спартака» в борьбе с «Зенитом» за первое место в футбольной Премьер-лиге.

«ПО ИТОГАМ ГОДА У НАС 580 ПОБЕД, ИЗ НИХ НА ВЗРОСЛОМ УРОВНЕ — 186!»

— Давайте подводить итоги 2022-го.

— Могу сказать, что главный результат — это то, что нам в сложнейших условиях удалось продолжить выступления на международных турнирах. По итогам года у нас 580 побед, из них на взрослом уровне — 186! Причем такие результаты достигнуты не только на территории России или стран СНГ. Мы побеждали на турнирах в США, Франции, Японии, Австралии — в общем, по всему миру.

Кроме того, мы успешно провели «перегруппировку» в системе подготовки спортсменов. Используя опыт специалистов Советского Союза, разработали новый формат тренировочных сборов. Теперь у нас три централизованных сбора — в турецком Бодруме, в армянском Цахкадзоре, где специально для нас построили теннисный центр, и в узбекском Ташкенте.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Фото: © NurPhoto / Contributor / NurPhoto / Gettyimages.ru

— Почему не в России?

— Мы выбрали эти места для раннего выхода «на воздух». Мы ведь стали хуже играть на грунте: проблема в климате и отсутствии таких кортов нужного качества. В итоге все перешли на хард. Так вот, новую систему подготовки, с учетом современных методик, мы выстроили по системе, действовавшей в Советском Союзе. У нас отныне есть тот самый ранний выход на воздух, межсезонный сбор между весной и летом и подготовительный сбор в октябре. Эта система давно зрела, но у нас не получалось полноценной подготовки в отсутствие централизованных сборов. А сейчас все спортсмены смогут так тренироваться. В Цахкадзоре у нас недавно собралось 74 человека, для тенниса это очень много.

— Не было бы счастья…

— Да, впервые у нас появился уникальный шанс, когда все вместе и все тренируются. И это большой плюс. Поэтому с точки зрения подготовки молодежи мы от всех событий последнего времени не то, что потеряли, а даже приобрели.

— То, что вы вернулись именно к советской системе — это не шаг назад?

— Я говорил про методический «скелет». Конечно, технологии ушли вперед, и мы новейшими технологиями пользуемся. Но когда у тебя основание сформировано правильно, потерь в процессе роста куда меньше. 15-летние ребята, которых мы провели полтора года по нашей системе, сейчас уже уверенно играют с 18-летними. Теперь есть порядок, и потерь у нас становится меньше, в том числе с точки зрения травматизма.

— Насколько для вас болезненна тема отмены Кубка Кремля?

— «Болезненна» — неуместное слово. Кубок Кремля — звездочка, вокруг которой у нас в стране ежегодно крутилась теннисная жизнь. Планирование календаря, многолетний опыт, имидж турнира. Как результат — наш вклад в развитие международного тенниса.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

Это потеря, но потеря не катастрофическая. Лицензию мы не потеряли, поэтому, когда всё вернется, мы будем снова этот турнир проводить. А пока благодаря государству организуем турнир с дружественными странами. Трагедии я не вижу, хотя для формирования молодежи международные встречи очень важны.

Вместе с тем, в уходящем году мы провели внутри России более трех тысяч соревнований. И, что важно, не потеряли в количестве занимающихся теннисом. В соревнованиях участвовало около 8 тысяч детей. Практически такая же цифра была и в прошлом, и в позапрошлом годах, так что тут мы выходим с минимальными потерями.

«У ХАЧАНОВА МОЖЕТ БЫТЬ ПРОДВИЖЕНИЕ»

— Вы говорили, что минувший год — один из лучших сезонов в истории российского тенниса. Имели в виду именно эту систему и победы на всех уровнях? Или показатели наших звезд в турнирах ATP и WTA?

— У нас на сегодня в «десятках» — две девушки, Касаткина и Кудерметова, и два парня — Медведев и Рублев. Когда такое было? Если взять «Мастерс» у ребят, в полуфинале был Рублев, а Медведев сыграл хуже, чем ожидалось, лишь из-за травмы. Подготовительного периода у него не было. Сейчас мы воссоздали пару Самсоновой с Кудерметовой, и в результате Самсонова по итогам следующего года тоже будет в десятке лучших.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Людмила Самсонова / Фото: © Robert Prange / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— У других ребят тоже может быть продвижение?

— Думаю, продвижение возможно у Хачанова. Одна из проблем — вопрос тренера, тяжело к нему ездить. При условии правильно выстроенного тренировочного процесса Карен вполне может вернуться в «десятку» в течение следующего года.

— А Медведеву реально вернуться на первую строчку в следующем году?

— Если Даниил уйдет от травм и если у него будет нормальный подготовительный период. Ведь в прошлом сезоне что получилось? У него не было нормальной подготовки и, когда он побеждал в каком-то турнире, к следующему просто не успевал восстановиться. Как итог — поражение в первом круге, у него два раза такое было. При должном подходе он сможет снова оказаться на первом месте.

— Надолго?

— Вообще у мужчин сейчас нет одного или даже двух мастеров, способных долго лидировать в рейтинге. И это, я считаю, очень хорошо. Сейчас наконец-то появилась конкуренция, на первое место претендуют не четыре человека, как было недавно, а сразу восемь-девять. Молодые — Хуркач, Синнер, Алькарас, наши ребята, плюс Джокович, Зверев, Циципас. Любой матч с их участием — уже праздник, конкуренция там довольно серьезная. А конкуренция, как известно, — залог развития.

— А это точно хорошо для мирового тенниса? Куда легче выстроить маркетинг на борьбе четырех звезд, а не такой большой группы мастеров.

— Вспомните, как было у женщин, когда Серена Уильямс затмевала просто всех. Я считаю, это был очень плохой период развития женского тенниса. Чем больше конкуренции, тем больше интересных матчей. Как в футболе: в Испании есть два лидера, «Реал» и «Барселона», и разве Ла Лиге это идет в плюс? На мой взгляд, это только обедняет чемпионат.

Вот сейчас у женщин снова появился лидер — Ига Швёнтек, она имеет преимущество над всеми. Думаю, она года на 3-4 пришла, в ближайшее время вряд ли кто-то ее потеснит.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Ига Швентек / Фото: © Chris Hyde / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— В минувшем году с теннисом простился Роджер Федерер. Какое место в истории он занимает согласно вашему личному рейтингу?

— Тут надо рассматривать «слои» истории. Все-таки есть разные эры. Например, эпоха деревянных ракеток. В той эпохе моим кумиром является румын Илие Настасе, первая ракетка мира 1973 года. В современности для меня Джокович куда интереснее, чем Федерер. Если не углубляться в технические характеристики, игра Джоковича — это шахматы на корте. Конечно, Федерер — легендарнейшая личность, но по стилю игры Новак мне нравится больше.

«БЫЛИ БЫ ФАВОРИТАМИ КУБКА ДЭВИСА КАК МИНИМУМ ТРИ ГОДА ПОДРЯД»

— Как думаете, выступай мы теперь на Кубке Дэвиса, были бы лучше канадцев?

— Думаю, мы вообще в течение ближайших трех лет были бы фаворитами этого турнира. Я вообще за старые времена, когда любой матч в каждой стране превращался в полноценный праздник. Одно дело, когда ты играешь у себя, при полных трибунах, все за свою команду болеют. А когда едешь на Кубок мира в отдельно взятой стране — это совсем иной фон. Да и пять сетов меня прельщают больше. Пять сетов можно сравнить с полноценной партией в шахматы, а трехсетовый матч — это блиц. И работа тренера в данной ситуации девальвируется, потому что особо соображать не надо. С этой точки зрения Кубок Дэвиса значительно потерял.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Фото: © Quality Sport Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Как думаете, скоро туда вернемся?

— Почему нет? Рано или поздно мы к этому придем. Уверен, что на Олимпийских играх в Париже российские спортсмены будут представлены. Всё к этому идет. На Западе уже понимают, что спорт без России обеднел и интерес пропадает, об этом говорят в том числе последние высказывания наших коллег из США. В нашей стране много выдающихся спортсменов и, естественно, на любом мероприятии отсутствие наших мастеров обесценивает саму суть соревнований.

— Но есть рекомендации МОК…

— Рекомендации — не приговор. Их можно соблюдать, можно не соблюдать. Важность рекомендаций, безусловно, влияет на решение международных федераций. Но возьмите теннис, бокс или биатлон: везде ситуация абсолютно разная. Велоспорт выступает, теннис — выступает, бокс — тоже. Всё зависит от руководителей федераций. Кто‑то идет на поводу у политики, кто‑то — нет.

«ВТОРОЕ МЕСТО — РЕАЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ДЛЯ «СПАРТАКА» В ЭТОМ СЕЗОНЕ»

— Можно пару вопросов про футбол? Вы же все-таки известный болельщик. На «Спартак» получается ходить?

— Когда в Москве — хожу, конечно.

— Верите, что отрыв от «Зенита» можно ликвидировать?

— Я думаю, что второе место — это реальный результат. У «Зенита» ровный двойной состав. Как бы плохо они ни играли, длинная скамейка будет играть решающее значение.

— Чемпионат мира вам понравился?

— Меня поразил один момент. Я не понял, почему команды в Катаре были так плохо подготовлены с функциональной точки зрения. Ну не могут быть такие проблемы у команд, если они хорошо готовы. Играли через день, но внутри самой сборной игроки к матчу подходили в совершенно разной форме. Это говорит о том, что что-то не в порядке именно с физическими кондициями. Я понимаю, что зима, непривычный календарь, всё наложилось.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Фото: © Patrick Smith — FIFA / Contributor / FIFA / Gettyimages.ru

При игре в Катаре подготовительный период должен был составлять 20 дней. Но там не оказалось ни одной команды, идеально подготовленной. Странно — при тех возможностях, которые были у участников турнира.

«СИТУАЦИЯ С ХАЛЕП — ГЛУПОСТЬ»

— Что думаете о ситуации с допингом у Симоны Халеп?

— Глупость. Ей же допинг не нужен абсолютно. А она попалась на чем-то.

— Грубо говоря, как с Камилой Валиевой в фигурке?

— Там тоже недоразумение, кто-то ведь должен был следить за этим. Но надо с врачей спрашивать, с окружения. А Халеп могла по глупости просто принять. Умышленности в этом точно не было: ей это просто не нужно. Поэтом несуразица вышла.

— Видели реакцию из Казахстана на ваши слова про Рыбакину? По-прежнему настаиваете, что Елена — «наш продукт»?

— Настаиваю. Ну а как иначе? Я понимаю, что в Казахстане бьются за честь мундира, пытаются объявить Рыбакину воспитанницей их системы, но всё же будем объективны. Если бы она уехала в 12-13 лет — вопросов нет, я бы такого не говорил. Но человек играл у нас с 6 лет до 18. О какой казахстанской школе идет речь? Тут нет смысла что-то оспаривать. Но выступает она за Казахстан. Любой спортсмен ищет, где ему лучше. Медведеву тоже в свое время предлагали поменять гражданство на казахстанское, он отказался.

У казахстанцев на данный момент полтора десятка человек наших играет. Тут уже расчет вступает в действие. Спортсмен имеет право собственной подписи с 18 лет. Мы ведь берем на себя только стоимость подготовки. А если предлагают в несколько раз больше? Бывает трудно не согласиться. Ребята соглашаются за деньги; все-таки они посвятили жизнь спорту, это их хлеб, их выбор. В Казахстане не было таких теннисисток как Рыбакина, а у нас в тот момент было человек 5-6. А что пишут… знаете, я даже не обращаю внимания на это. Убежден, что Рыбакина — «наш продукт», и пусть пробуют доказать обратное. Выкиньте из ее тренировочного процесса пять последних лет, где бы она была? Казахстан Елену не взял бы точно.

«Несмотря на катаклизмы, мы обречены на успех». Интервью Шамиля Тарпищева

Елена Рыбакина / Фото: © Julian Finney / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— По вашим данным, сейчас сколько российских теннисистов близки к смене гражданства, учитывая нынешнюю ситуацию?

— Насколько я знаю, таких нет.

— Если будут, то как их удерживать? Обещаниями?

— Нет. Системой тренировочного процесса, с разговора о которой мы сегодня начали. У меня был принцип в детстве, я его придерживаюсь до сих пор: если спортсмен не идет к тренеру, меняй тренера. Если процесс интересный, ученикам нравится, то, как правило, они не уходят. И вы поговорите с ребятами: они рвутся на тренировки! Никого не надо заставлять, и мы работаем только с теми, кто сам к нам идет. А когда крадешь у кого-то… ничего из этого не получится.

Мне вообще сейчас с молодежью работать интереснее, чем со взрослыми. Потому что это — будущее, и оно у нас явно есть.

— Несмотря на все сегодняшние препоны?

— Да, у нас подрастают очень хорошие мальчики и девочки. Я люблю говорить: несмотря на все катаклизмы, мы обречены на успех.

Источник:

Матч ТВ

Источник статьи: matchtv.ru