Зимние

О работе с Тарасовой — Морозовым, своей второй юности в группе Тутберидзе и секрете успеха Арутюняна. «Матч ТВ» общается с Сергеем Вороновым

13просмотров

О работе с Тарасовой — Морозовым, своей второй юности в группе Тутберидзе и секрете успеха Арутюняна. «Матч ТВ» общается с Сергеем Вороновым

Сергей Воронов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Мнение одного из самых опытных российских одиночников о вопросах завершения карьеры, возможном пути прогресса для парного катания и разных тренерских методиках.

Мнение одного из самых опытных российских одиночников о вопросах завершения карьеры, возможном пути прогресса для парного катания и разных тренерских методиках.

Сергей Воронов — один из долгожителей мужского одиночного катания. Он провел 15 взрослых сезонов и всегда находил силы идти вперед, не взирая на время и стереотипы. Почти в 33 года Сергей завершил карьеру, и причина была не только в возрасте: ключевую роль сыграла пандемия. Месяц спустя Воронов занялся тренерской карьерой, причем стал работать сразу с одной из топовых пар мира — Евгенией Тарасовой и Владимиром Морозовым. Но он не исключает идею когда-нибудь вырастить чемпиона в своем виде фигурного катания. «Матч ТВ» поговорил с Сергеем о важных событиях его жизни и карьеры.

Читайте в интервью:

  • Когда и как быстро Воронов принял решение проститься со спортом

  • Как опытный одиночник начал тренировать одну из лучших пар планеты

  • Почему Тарасова и Морозов проиграли чемпионат мира

  • О тренерских талантах Рафаэля Арутюняна и Николая Морозова

  • Об атмосфере в группе Этери Тутберидзе еще до ее всемирной известности как успешного тренера

  • В чем сила каждого одиночника российской сборной

  • Прогнозы на олимпийские путевки для Коляды, Алиева и других

О работе с Тарасовой — Морозовым, своей второй юности в группе Тутберидзе и секрете успеха Арутюняна. «Матч ТВ» общается с Сергеем Вороновым

Сергей Воронов / Фото: © Koki Nagahama — International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru
«Я против того, чтобы спортсмен долго тянул с официальным заявлением об уходе»

— У вас была насыщенная многолетняя карьера в спорте. Что вас так долго держало?

— Любовь к фигурному катанию. Так сложилось, что оно мне пришлось по душе с самого начала. Не было каких-то глобальных моментов, когда приходилось себя заставлять. Да, ранние подъемы, ежедневный труд, травмы… Но это все препятствия, естественные для спортсмена высокого уровня, которые ты преодолеваешь. А когда ты работаешь где-то из-под палки — родители заставляют, финансовая ситуация обязывает и вообще любые факторы извне, — ты рано или поздно воспротивишься. Для меня же спорт давно стал образом жизни.

— Наверное, еще привязанность к энергии зрителей сыграла роль, некий «наркотик сцены»?

— Многие дают такую шаблонную, на мой взгляд, формулировку. Правильнее сказать: зависимость, необходимость, потребность. Выступления — адреналин, который ты постоянно ищешь после спорта. Где найти такой же? Я пока не знаю.

— Правильно ли я понимаю, что в какой-то момент вы решили для себя: «катаюсь просто для души и зрителей». Читала ваше заявление в ноябре 2016 года, что не ставите цель попасть на Олимпиаду в Корее. Удивительные слова для спортсмена.

— Увы, многие ваши коллеги умеют переворачивать. Есть психологические приемы, когда тебя подталкивают, провоцируют наводящими вопросами, и ты выдаешь броскую фразу. Я тогда совсем другое имел ввиду. Если не ошибаюсь, был расстроен после неудачного выступления на Гран-при. А журналисты вырвали фразу из контекста и поставили в заголовок. Это к вопросу о том, почему я очень избирательно и аккуратно даю интервью. Конечно, в большом спорте ты всегда нацелен на результат.

— Вы объявили о завершении карьеры накануне контрольных прокатов в сентябре 2020 года. А когда лично для себя приняли решение?

— Оно созрело примерно за пару недель до объявления. Я все взвесил и сообщил сначала тренерам, представителям ФФКР, затем болельщикам. Я вообще против того, чтобы спортсмен долго тянул с официальным заявлением об уходе. У меня четко: либо ты закончил, либо выступай, борись! Абстрактные рассуждения и намеки мне кажутся смешными.

О работе с Тарасовой — Морозовым, своей второй юности в группе Тутберидзе и секрете успеха Арутюняна. «Матч ТВ» общается с Сергеем Вороновым

Фото: © Koki Nagahama — International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

— Раз вы решили довольно быстро, выходит, летом еще готовились к сезону, ставили программы?

— Не особо успел. Во-первых, пандемия, проблемы со льдом. Во-вторых, в июне я переболел коронавирусом. Да и все как-то сумбурно шло, долго были под вопросом этапы Гран-при, на которых я мог выступить. Когда картина прояснилась, я четко решил для себя: все. Не было такого, что «буду бороться до последнего!». Все, что хотел сделать в спорте, я сделал. Заниматься пустыми обещаниями — не мое. Важно ведь здраво смотреть на вещи: появились молодые, сильные, интересные ребята. Конкуренция выросла, и мне пора двигаться дальше по жизни.

«Я больше не работаю с Тарасовой — Морозовым»

— Как вы стали частью тренерского штаба Евгении Тарасовой и Владимира Морозова?

— В октябре я поздравлял Максима Транькова с днем рождения. Завязался обычный человеческий разговор: «Как дела? Что нового? А мы с ребятами вернулись из Штатов, сейчас будем готовиться к турнирам». Слово за слово, и я обронил, что готов помочь. Макс ответил, что ему надо посоветоваться с Женей и Володей, так как ребята уже взрослые и сами решают, с кем сотрудничать. Они позитивно отнеслись к моей кандидатуре. Все началось с идеи «давайте попробуем, поглядим, как сложится», и вместе мы вошли в сезон.

— Какова ваша роль в команде?

— В работе тренера нет четких рамок — это именно командный труд. Я участвовал в работе над прыжками, вращениями, дорожками, раскатками, помогал психологически настраиваться. Ясное дело, не вмешивался в какие-то сугубо парные моменты. Например, в поддержках Максим явно лучше понимает. Но я наблюдал и что-то для себя отмечал на будущее. В целом мы все делали сообща, без деления на функции.

— Не страшно ли было браться за новый для вас вид фигурного катания, еще и сразу на главных стартах сезона?

— Слово «страшно» вообще неуместно для моей натуры. Я люблю бросать себе внутренние вызовы. Едва закончил со спортом и сразу получил шанс поработать с одной из сильнейших пар мира. Это же уникальный опыт! Сразу задал себе вопрос: что нового можешь дать Жене и Володе? Не дрогнешь ли? Нюансы парного катания я осваивал с помощью Максима. Благодарен за этот вызов и полученные знания.

— Как сложились ваши отношения с учениками? Вы ведь старше их всего на несколько лет, ещё недавно были приятелем, а теперь — непосредственный начальник…

— Быть диктатором и отталкиваться от установки «я начальник, ты дурак» — это обреченная затея. У нас, скорее, равноправное сотрудничество. Все по-взрослому, без панибратства в стиле «этого я не буду, Серега», с обоюдным пониманием, что работаем на общую глобальную цель. Тем более, Женя и Вова — взрослые состоявшиеся люди, которых мне есть за что уважать.

— Помните ваши эмоции от победы на чемпионате России, когда Евгения и Владимир вернули свой титул?

— Мы все очень этого хотели и понимали, что едем только за победой. Все сложилось, и мы такие счастливы стояли в обнимку, фонтан эмоций! Это не передать словами — надо почувствовать.

— А что помешало фигуристам успешно выступить на чемпионате мира? Я так понимаю, дело в психологии.

— Все слишком хотели, чтобы ребята выиграли. Некое давление всеобщих ожиданий. Сами ребята хотели так, что это было чрезмерно. Поэтому в какой-то момент перегорели.

— Какова ваша роль теперь — после перехода Евгении и Владимира в «Хрустальный»?

— Я больше не работаю в этой команде.

— Как считаете, Этери Тутберидзе сможет довести Тарасову — Морозова до побед в олимпийском сезоне? Ведь для нее работа с парой — тоже абсолютно новый вызов.

— Не знаю, думаю, только время покажет. Вообще все, за что берется Этери Георгиевна, выстреливает. Будущий сезон тем и интересен, что образовался уникальный тандем. Дай бог, чтобы у Жени, Вовы и их тренеров получилось достичь своих целей.

О работе с Тарасовой — Морозовым, своей второй юности в группе Тутберидзе и секрете успеха Арутюняна. «Матч ТВ» общается с Сергеем Вороновым

Евгения Тарасова и Владимир Морозов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Какие вы отметили для себя кардинальные отличия мужского одиночного катания от парного в тренировках и выступлениях?

— Во-первых, в паре ты отвечаешь не только за себя. Ты можешь исполнить все идеально, но если партнер не сделал, это ничего не значит. Раньше я не задумывался о таких вещах. Мужская одиночка — более эгоистичный вид. Ты вышел и понимаешь: если сделал — молодец, не сделал — спрос только с себя. Во-вторых, одному фигуристу может что-то подходить, а другому — не понравиться. И здесь важно найти гармонию для обоих партнеров, чтобы каждому стало комфортно.

— Как может развиваться парное катание, кроме невыгодных сейчас четверных выбросов и подкрутов?

— Четверные выбросы слишком травмоопасны, но мне кажется, пройдет время, и их все равно начнут делать. Еще будут параллельные тройные лутцы и другие новые каскады.

— Какие у вас ближайшие рабочие планы?

— Я только закончил сезон с Женей и Володей, сейчас образовалась пауза. Буду смотреть, как и что, сравнивать варианты. Есть наметки на сборы, но пока ничего конкретного. Хочется уже постоянной работы, чтобы дело занимало меня ежедневно. Так что я открыт для предложений, в том числе по шоу-проектам.

«Когда тебе в 26 лет говорят, что ты уже старый, включается как раз желание доказать обратное»

— В одном интервью вы рассказывали, как Рафаэль Арутюнян когда-то давал вам необычные упражнения на тренировках. Можете привести пример?

— Это упражнения на развитие мышления, чувство конька. У Рафаэля Владимировича вообще во всем нестандартный подход, он всегда опережал свое время. 21 год назад, когда я катался под руководством этого тренера, он уже учил фигуристов работать самостоятельно. Знаете, как блюдо надо уметь не только вкусно приготовить, но и подать. Так и Рафаэль Владимирович всегда умел объяснить, заинтересовать ученика и преподнести задание под нужным соусом. В этом даре убеждения и системности есть талант тренера. Также сейчас и Этери Георгиевна — постоянно на 2-3 шага впереди.

— В свое время вы тренировались у Николая Морозова. Он, пожалуй, единственный тренер, имеющий чемпионов во всех видах фигурного катания (кроме синхронного). По вашим наблюдениям, что помогает Николаю быть мастером-универсалом?

— Во-первых, он очень коммуникабельный человек и умеет найти персональный подход к каждому ученику. Во-вторых, легко перемещается по миру. Сегодня нужно быть в Америке на сборе, а через пару дней выводить ученицу на этапе Гран-при в Японии? Без проблем. Еще дар предвидения, так называемое тренерское чутье — в этом и магия.

— Когда в 2013 году вы пришли в группу Этери Тутберидзе, представители Федерации фигурного катания России дали понять, что ваше время в спорте уже ушло. Что стимулировало вас все-таки бороться?

— Эти слова и стимулировали. Когда тебе в 26 лет говорят, что ты уже старый, включается как раз желание доказать обратное. Ведь жизнь в этом возрасте только начинается: ты прожил четверть века, стал мудрее, смотришь на мир более осознанно. Вот я и захотел доказать всем, что могу еще проявить себя на льду.

— Мы знаем Этери Георгиевну как тренера, поднявшего женское одиночное катание на новый уровень. А как она работала с вами, тем более возрастным спортсменом?

— Также, как и со всеми. Мы трудились всей командой на одном льду: тогда еще маленькие Юля Липницкая, Женя Медведева, Морис Квителашвили, Адьян Питкеев. В плане тренерского подхода никакой разделения, и спрос со всех одинаковый. Вообще веселое было время и атмосфера в группе. Девчонки хоть и мелкие были, но мы всегда могли пообщаться. Я был в курсе их интересов, что для них модно. Абсолютно не чувствовал себя 27-летним. Наоборот, спустился к возрасту младших ребят и испытал вторую юность.

— Когда-то вам ставила программу Ирина Жук. Оцените опыт работы с тренером танцевальных дуэтов.

— Мы встретились как раз после перехода к Этери Георгиевне. В этом большую роль сыграла Татьяна Тарасова, и она же предложила поставить программу у Ирины Владимировны. Она подобрала музыку, придумала костюм и все шаги. Сразу понравилась венгерская мелодия — такая заводная и эмоциональная! С этой программой я выиграл первую медаль чемпионата Европы и очень благодарен Ирине Жук, что она тогда нашла время помочь.

— На протяжении карьеры вам приходилось часто менять тренеров. Задумывались когда-нибудь, что, возможно, ценнее стабильный тандем, как у Мишина и Плющенко?

— Единого рецепта нет. У каждого свой путь, и не только в спорте. Да, Женя вовремя нашел своего тренера и провел с ним практически всю карьеру. Большая удача, что он встретил именно профессора, причем рано. У меня же были жизненные обстоятельства, которые нельзя было предугадать. Например, уехал Рафаэль Владимирович из Москвы, и что мне было делать? В 12 лет я не мог один отправиться в далекую Америку. Где и на что жить? Как участвовать в турнирах? Нельзя же было постоянно летать туда-сюда через океан. Был вариант сменить спортивное гражданство, но это казалось нереальным и тоже не давало гарантий успеха. Бросать я однозначно не хотел, поэтому отправился к новым тренерам. Так и каждый дальнейший переход: масса факторов, среди которых далеко не только спортивные показатели.

— Кого из российских мужчин-одиночников вы видите в тройке олимпийской сборной на Пекин?

— Давайте посмотрим по минувшему предолимпийскому сезону. Лучше всех проявил себя Миша Коляда: он стабилизировал свое катание и выиграл чемпионат России. Женя Семененко на последних турнирах выдал суперпрокаты. Но есть еще Дима Алиев, Марк Кондратюк, Саша Самарин и Макар Игнатов. Каждый хорош по-своему. У кого как сложится перед Олимпиадой — покажут турниры нового сезона. Победит тот, кто стабильнее в психологическом плане.

— Тогда спрошу чуть по-другому: в чем сильная сторона каждого из наших топовых парней?

— У Миши и Димы есть опыт участия в Олимпиаде. Неважно, удачный или нет, но они уже ощутили атмосферу этого турнира, поэтому будет легче адаптироваться. Женя Семененко показал стабильность и стрессоустойчивость. Саша — боец, который в любой ситуации сражается до последнего. У Марка уникальный стиль катания. Да и в целом, я его знаю как разносторонне образованного молодого человека, который ценит искусство, ходит на выставки. На турнирах он часто рассказывал, как исследует блошиные рынки, находит книги в единичных экземплярах.

— Еще не будем забывать про Андрея Мозалева.

— Да, он ведь выиграл юниорский мир и год назад перешел во взрослые. В этом сезоне не все получилось. Мне кажется, ему все время не хватало какого-то одного решающего шага. Но дай бог, чтобы в следующем сезоне Андрей вовремя делал эти шаги и проявил себя. У него тоже высокие шансы.

О работе с Тарасовой — Морозовым, своей второй юности в группе Тутберидзе и секрете успеха Арутюняна. «Матч ТВ» общается с Сергеем Вороновым

Макар Игнатов и Андрей Мозалев / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ 

— Пару месяцев назад я общалась с Артуром Дмитриевым-младшим о его возвращении в спорт. Он высказал любопытную мысль, что надо привлекать интерес зрителя к мужскому одиночному катанию через акцент на фигуристов с историей. Вы как раз из числа тех, кто долго выступал. Много ли вам дала длинная карьера в плане личного бренда?

— Думаю, это тоже краеугольный вопрос без однозначного ответа. Кто-то катается много лет, а кто-то ярко, словно вспышка, и быстро гаснет. Лично на мой взгляд, интереснее наблюдать за долгим путем спортсмена: все его взлеты и падения, терзания и прорывы. В то же время, есть спортсмены, которые провели пару сезонов, но у них целая армия поклонников. Здесь каждый выбирает свое, также как и фанаты сами выбирают себе кумира. В период расцвета российского мужского вида кому-то нравился Плющенко, кому-то Ягудин, а кому-то Абт. Нет единого критерия, кто из них был ярче. Это как сравнивать разные марки автомобилей. Везде субъективная оценка.

Другие интервью раздела:

  • «Думала, Загитова мне сломает пальцы». Елизавета Худайбердиева — об атмосфере ковидного сезона, липком воздухе ЧР и быстром взрослении
  • Упражнения для мозга, храбрая Трусова и страйкбол на работе. Тренер по ОФП из команды Плющенко раскрывает секреты
  • «У девочек, приближающих содержание программ к мальчикам, должна быть убойная психика». Интервью «Матч ТВ» с Викторией Волчковой

Источник статьи: matchtv.ru