Зимние

Олег Знарок: «Да что вы из меня монстра делаете? Я в душе добрый и ранимый»

10просмотров

Олег Знарок: «Да что вы из меня монстра делаете? Я в душе добрый и ранимый»

Олег Знарок / Фото: © ХК «Ак Барс»

Главный тренер «Ак Барса» — о поездке в Нью-Йорк, давлении в Казани, звонках Овечкину и зарубах в настольный теннис с Панариным.

Главный тренер «Ак Барса» — о поездке в Нью-Йорк, давлении в Казани, звонках Овечкину и зарубах в настольный теннис с Панариным.

Всем в хоккейном мире известно, что Олег Валерьевич крайне редко дает интервью. Поэтому нет привычки лезть в душу к Знарку.

С другой стороны, Олег Знарок на первой же открытой тренировке «Ак Барса» буквально требовал у журналистов: «Задавайте мне еще больше вопросов! Давайте поговорим!»

В субботу его зять Артемий Панарин, организовывая благотворительный матч на новенькой «Arena Play Север» прямо напротив «Матч ТВ», собрал не просто звездную, а очень душевную компанию. Я видел, как игроки подходили обниматься к Знарку, как Александр Овечкин о чем-то долго разговаривал с тренером, с которым выиграл чемпионат мира, когда он был капитаном.

Олег Знарок: «Да что вы из меня монстра делаете? Я в душе добрый и ранимый»

Фото: © Павел Лысенков / Матч ТВ

Это настоящая хоккейная семья. И та обстановка сборной России, по которой мы скучаем.

Я решил сохранить на память эту атмосферу теплого июльского вечера. А как еще это сделать, если не в слове? И попросил Знарка об интервью.

«Благотворительность — это святое дело»

— Артемий и его друзья второй год подряд устраивают благотворительный матч. Теперь помогают мальчику Елисею Артамонову, которому собирают деньги на срочную операцию и реабилитацию после ошибки врача. Как важно проводить такие акции?

— Это очень важно. И мне жаль лишь, что помогают только одному мальчику. В таком положении находятся очень много нуждающихся. Когда слышишь о болеющих детях, замирает сердце. И правильно устраивать такие матчи. Хорошо, что в этот раз собралось еще больше ребят-хоккеистов, которые не приезжали в прошлом году.

Вот, рядом сидит Валерка Ничушкин, он пришел на костылях. Я всех очень рад видеть.

— От «Ак Барса» прилетели не только вы, но и Вадим Шипачев, Александр Радулов, Вячеслав Войнов. Как вырвались в разгар предсезонной подготовки?

— Если честно, в планах этого не было. Вы же понимаете, что план подготовки пишется заранее. Когда ты заключил контракт, то уже начинаешь думать об этом.

Так вот, такую поездку мы не планировали, и я даже не знал, пройдет ли этот матч. Но в этом году Алиса и Артемий приезжали к нам в Ригу. В этом сезоне недолго, всего дней на десять. И разговор об этом просто не заходил.

Но потом я десять часов ехал на машине из Риги до Питера — иначе не добраться. Побыл пару дней в Санкт-Петербурге, отправился на самолете в Казань. И вот тогда этот разговор зашел. У меня поинтересовались, есть ли такая возможность.

Я спросил: «Кто нужен?» Мне назвали фамилии… Кстати, мог и Данис Зарипов прилететь. Мы прикинули план в нашем тренерском штабе. И сделали так, чтобы это было не в ущерб «Ак Барсу».

Но в голове я уже держал, что мы найдем какой-то выход — и поедем. Отработали лишние пару дней — специально, без выходных. А в субботу и воскресенье «Ак Барс» отдыхал. Нельзя ведь так, что ты уехал, а остальные работают.

— По атмосфере похоже на сборную России. Важно повидать друг друга. Согласны?

— Конечно! Парни ведь когда-то все вместе играли, причем неплохо. Было общение, бурлила хоккейная жизнь. И не только. Я сам получил громадное удовольствие, потому что давно не видел ребят. Это так важно — пообщаться, поздороваться, обняться.

Олег Знарок: «Да что вы из меня монстра делаете? Я в душе добрый и ранимый»

Олег Знарок / Фото: © ХК “Ак Барс”

Мы долго говорили только по телефону. Например, я подписал контракт в Казани — мне сразу же начали звонить оттуда. Хотя у меня четыре утра, я спросонья не пойму, кто это. А тут трое ребят из Вашингтона звонят, поздравляют. Да и другие тоже. У нас — семья. И я рад, что нам удавалось создавать такие близкие отношения.

— Можно ли проводить благотворительные акции по ходу сезона? Вы же человек старой закалки.

— Это все ерунда. Какой еще старой закалки? Благотворительность — это святое дело. Мы же не в день игры проведем мероприятие. На такое всегда можно найти время. И даже нужно!

«Друри мне олимпийку «Рейнджерс» подарил»

— Вы только на десять дней пересеклись с Артемием в Риге. Раньше он выкладывал видео в соцсетях, как вы в шахматы играете. Как теперь прошел ваш досуг?

— В этом году мы даже в теннис не сыграли! А я ведь специально готовился! У меня был старый теннисный стол. В хорошем состоянии, но мы его отвезли куда-то в детский дом — с ракетками, мячами, сетками. Мы так делаем иногда — отдаем велосипеды, вещи. Раньше увлекались теннисом, много играли в семье. Соседи были хорошие, и мы рубились каждый вечер.

Я купил новый, очень хороший стол. В позапрошлом году приехал Артемий, и он у меня взял первую партию под десятку! Я-то неплохо играю. Но даже не знал, что он так хорош в пинг-понг. Вторая партия в том же духе. А я когда проигрываю, то начинаю заводиться… Начинаю готовить реванш. Встречаемся в прошлом году. И я из трех партий две у Артемия беру!

— Тренировались?

— Нет. Но он занервничал. Так бывает, когда игра идет очко в очко, и уже влияет психология. Тут важно собраться вовремя.

— А еще вы приезжали в Нью-Йорк — на матчи и тренировки «Рейнджерс». Вас это обогащает как тренера?

— Ну что вы, это такой опыт!

— Стояли у бортика в олимпийке «Рейнджерс», смотрели за всеми деталями.

— Ее мне подарил Друри.

— Крис Друри, генменеджер нью-йоркского клуба?

— Да, он. На тренировочной поляне есть такой балкончик, и я с ним рядом сидел. Правда, по-английски не удалось пообщаться. Но Друри дал понять: «Я очень хотел с тобой поговорить про хоккей». К сожалению, не умею я на их языке.

Олег Знарок: «Да что вы из меня монстра делаете? Я в душе добрый и ранимый»

Фото: © Maddie Meyer / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

А так ходил на тренировки, всё записывал. Специально для этого приезжал. И даже просил, чтобы Тема поговорил с Друри, можно ли мне делать такие записи. А то неудобно без спросу. Какое-то уважение должно быть. Я привык всегда спрашивать. Потому что прихожу в чужой монастырь.

«Мы с женой смотрим хоккей по-разному»

— Вы смотрели плей-офф «Рейнджерс»? Они до финала конференции дошли.

— Да, смотрел внимательно.

— Артемий забил в овертайме седьмого матча в первом раунде, когда ньюйоркцы уступали 1-3, но вытащили серию с «Питтсбургом». Ваши эмоции в тот момент?

— Мы раньше смотрели хоккей по ночам вместе с женой. Но если «Рейнджерс» проигрывают, меня обвиняют во всех поражениях.

— Почему?

— Потому что мы с женой по-разному болеем. Она просто эмоционально переживает, а я начинаю комментировать и кого-то обсуждать. Ей это не нравится.

Тогда мы стали смотреть хоккей по отдельности. Илона во время плей-офф оставалась наверху в спальне. Не смотрит матч, но и не спит. И я думаю, что ей тяжелее. Потому что она не видит игры, а ждет результата.

Когда Тема забил, я снизу заорал. Тогда она поняла, что «Рейнджерс» победили. Очень эмоциональный момент.

— А почему «Рейнджерс» в финал не вышли? Чего не хватило?

— Состава не хватило, наверное. Были травмированные ребята. 

Ну вот на Валерку Ничушкина посмотрите. Он играл на уколах, хотя вся нога синяя. Я вообще не знаю, как он выдержал. Сейчас ему операцию сделали, я смотрел фотографию — восемь шурупов в ногу ввинтили. Кошмар. Но это какая должна быть сила воли! И в таком состоянии многие ребята играли.

— А за Игоря Шестеркина рады?

—  Конечно, очень. Молодец.

— Ожидали от него такого взлета? Он взял «Везина Трофи», став лучшим вратарем лиги.

— Если честно, то да. Еще в СКА было понятно, что это талантливый и перспективный вратарь. Ясно, что тренер по вратарям с ним чаще общается. А главный тренер только прислушивается. Но Шестеркин — молодец, психологически был готов очень серьезно. И подтащил он в этом сезоне здорово.

«Зачем, чтобы игроки к моему крику привыкали?»

— Вы уже успели почувствовать давление в Казани? Перед «Ак Барсом» стоит чемпионская задача.

— Да у всех чемпионская задача. А что, в других командах какие-то иные цели?

Олег Знарок: «Да что вы из меня монстра делаете? Я в душе добрый и ранимый»

Фото: © ХК «Ак Барс»

— Но есть же разница по сравнению с тем же «Спартаком».

— Конечно, есть. Разница и по составу, и по базе, и по всему.

— Вам в такой атмосфере лучше?

— Интереснее работать с такими ребятами, которым не надо два раза повторять что делать. Они сами там разберутся. И тренировка получается качественнее. Одно и то же ты не делаешь. А так — посмотрел, закрепил, всё нормально, переходишь дальше.

А если в какой-то команде ребята менее оснащены технически, там больше затрачиваешь времени.

— Надо больше нервничать, кричать?

— Да что вы из меня монстра делаете? Я не кричу постоянно. Конечно, бывает иногда крик, как и у всех тренеров. Но по делу, и когда надо. И зачем? Чтобы они к моему крику привыкали? Его нужно давать в нужный момент.

— Вы сейчас тепло разговаривали с Александром Овечкиным. Вижу, вы на одной волне. Вы даже похожи, ведете себя в команде, как батя.

— Сашка — хороший парень, прекрасный человек. Мы давно уже знакомы. И важно, что он помнит. Вообще повезло в жизни, что ребята мне звонят. Вот это душу греет.

Бывает, что и я звоню. Увижу, где-то что-то не идет. Набрал номер, поддержал, успокоил. Вот такое общение получается.

— Вам интересна гонка Овечкина за Гретцки? Или это для журналистов?

— Я понимаю, что на Сашу идет очень большое давление. А я думаю, у него и так всё получится. Он всё это тоже понимает.

Знаете, это со стороны мы смотримся крепкими мужиками. А в душе-то мы совсем другие. Добрые и ранимые. И с возрастом это больше проявляется.

— Толстая кожа не нарастает?

— Нет-нет, появляется больше сентиментальности.

Источник статьи: matchtv.ru