Единоборства

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

11просмотров

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Арсений Смирнов / Фото: © RCC

Арсений Смирнов, по его словам, стал мудрее. Но животный инстинкт сохранил.

Арсений Смирнов, по его словам, стал мудрее. Но животный инстинкт сохранил.

Боец Арсений Смирнов целенаправленно начал заниматься единоборствами лишь в 20 лет, а дебютировал в ММА только в 26. Сейчас рекорд 31-летнего спортсмена, мечтающего о UFC, составляет 11 побед и одно поражение. 6 мая в Екатеринбурге на турнире RCC Смирнов проведет на данный момент главный бой в карьере против известного в российском мире единоборств швейцарца Ясуби Эномото.

Смирнов в деталях рассказал «Матч ТВ»:

  • как он чуть не пострадал от поножовщины в родном Каменск-Уральском;
  • о статусе разнорабочего на стройке коттеджей в пригороде Екатеринбурга;
  • о нереальности быть на ЗОЖе;
  • о жизни в зале в окружении тараканов и крыс;
  • как в одночасье может измениться вся жизнь;
  • как трехкратное увеличение достатка вскружило голову;
  • на что ушел первый гонорар в 14 тысяч рублей;
  • почему боец ММА — лучшая профессия в мире и как пережить весогонку.

Начали мы общение все-таки с обсуждения насущных тем.

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Арсений Смирнов / Фото: © Личный архив Арсения Смирнова

«Я ЧИСТ, ПОЭТОМУ ХОЧУ В UFC»

— Вы должны были подраться с Ясуби Эномото еще в декабре. Но этот поединок не состоялся из-за того, что вы заболели коронавирусом.

— Тогда Эномото уже прилетел в Екатеринбург, но меня нереально срубило. Я таких ощущений очень давно не испытывал — мне было максимально отвратительно,  температура держалась в районе 39. В таком состоянии пытался выйти на бой. «Я же мужик, надо до конца», — говорил я. Но мне в команде сразу сказали, что надо сняться. 

Тем не менее я гонял вес до конца. В итоге в ночь перед взвешиванием — а мне нужно было согнать последние килограммы — прямо в ванне упал без сознания. И меня привела в чувства жена. Мы вызвали скорую, еще раньше я набрал своему врачу. Он поставил капельницу, и мне стало полегче, но высокая температура держалась еще дней пять. Весогонкой только усугубил ситуацию и восстанавливался в течение месяца.

— Но сейчас все хорошо?

— Сейчас подхожу к бою плюс-минус без травм. Уже два года у меня проблемы с плечами, потратили кучу денег на обследования и лечение, но никак не могу найти правильный подход. Болит правое плечо, пока его как следует не разомну в течение долгого времени… У меня при любом ударе все отдает в плечо. И боль — будто иголкой протыкают сустав. Не совсем в идеальной форме, но в неплохих физических кондициях.

— Согласитесь ли с тем, что Эномото — самый крутой вызов в вашей карьере?

— Однозначно. Полностью согласен. Эномото — это тот человек, бои которого я смотрел, когда еще сам не выступал. Лет десять назад за ним наблюдал, а сейчас разделю клетку. Мне нравилось, как он двигался, это нестандартный боец, в партере он как змея. Хотя с того момента у него ничего, по сути, не изменилось. 

Когда только начинал карьеру, для меня это был недосягаемый уровень. Но теперь… Для меня бой с Эномото — большая проверка. При этом понимаю, что это не мой уровень! Я его перееду! Я его схаваю и пойду еще дальше. У меня дорога в UFC.

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Выход швейцарского бойца Ясубея Эномото на поединок с россиянином Александром Шлеменко на турнире компании FIGHT NIGHTS «Битва 18. «Перезаморозка». / Фото: © Юлия Коваленко

— И конечная цель вашей дороги…

— Это пояс UFC. По-любому. Я нацелен на это!

— А есть ли предпосылки хотя бы к подписанию в UFC?

— Как вы понимаете, сейчас не все так просто. Уже переговорил с людьми. Если все получится, уеду в США тренироваться, знакомиться с залами, а там уже искать выходы. Нужно ненавязчиво заявить о себе какими-то манипуляциями. Кто не рискует, тот не пьет шампанское.

— Вы рассматриваете только UFC или еще какие-то лиги?

— Я человек чистый, ничего не употребляющий. Хочу в UFC.

— То есть вы разделяете утверждение, что в ММА 90% бойцов на химии? Включая и российские промоушены, где нет допинг-контроля.

— Разделяю. Думаю, что пацаны используют препараты, которые помогают добиться им высоких целей.

— А вам предлагали?

— У меня был выбор. Но я целенаправленно двигаюсь к конечной цели. Знаю, за чем я иду.

«НА МЕНЯ БЕЖАЛИ С ОГРОМНЫМ НОЖОМ. ПОСЛЕ ЭТОГО ПОНЯЛ — НУЖНО МЕНЯТЬСЯ»

— Вы начали заниматься спортом только в 20 лет, а дебютировали в ММА в 26. Согласитесь, это поздновато.

— Сам у себя время отнял. Но, с другой стороны, если бы начал раньше, ситуация могла сложиться по-иному. Не факт, что лучше. Бывает же такое: «Вот если бы я был на 10 лет младше, я бы вот так поступил». Да нифига! Жил бы точно так же — какой мне путь предназначен, по нему и иду! Я нахожусь на своем месте.

Рад, что в определенные моменты слушал только себя. Мне и родители говорили: «Да какой тебе спорт, иди учись, иди на работу, как и все люди». Прекрасно понимаю, что родители желали и желают мне только лучшего. Но я их не послушал. Сразу сказал, что хочу драться. Меня отговаривали-отговаривали, а потом сказали: «Черт с тобой, дерись».

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Арсений Смирнов / Фото: © Личный архив Арсения Смирнова

— Что стало отправной точкой для изменений в жизни?

— Ну, тут лучше начать повествование с того, что в 18 лет я переехал из Каменска-Уральского в пригород Екатеринбурга… И во многом на изменения в жизни меня подтолкнул один неприятный случай. Я тогда занимался кронированием деревьев и что-то получал. И тут после рабочего дня мы с ребятами отдыхали во дворе. Я все конфликты старался свести к ха-ха и хи-и, избегая драк и поножовщин. И в один момент это не получилось — на меня прыгнул человек с ножом.

Он вел себя очень агрессивно: вытащил моего друга из машины, сел за руль пьяным и хотел поехать. Мне удалось его затормозить, вытащить из автомобиля, а он подлетел и начал: «Ты кто такой». Стал толкать… В детстве я был задиристым, занимался боксом и дзюдо. И после такой провокации я этого человека ударил, он тут же упал.

Подумал, что осадил его — все нормально. Он ушел, а через какое-то время выбежал с огромным ножом и направился в мою сторону. А до этого мне ребята говорили уйти, чтобы избежать возможного продолжения, — я ни в какую. И в итоге он, пьяненький, машет мачете, я стараюсь его проваливать, смещаться. Вдруг спотыкаюсь  и падаю. Благо, мой друг оттолкнул этого человека, а дальше приехали сотрудники и скрутили его. Но я не стал заявлять в полицию — в то время у нас так не принято было.

На следующий день мы встретились и пожали друг другу руки. О его дальнейшей судьбе не слышал. Но именно после этой истории я понял, что нужно дальше развиваться и меняться. С тех пор понимаю, что лучше все решать на словах.

— Очевидно, что в вашем юношестве были пьянки-гулянки. Сейчас на ЗОЖе?

— Какой ЗОЖ… Это можно с ума сойти. Не знаю ни одного человека, который не мог бы расслабиться и не выпить хорошего пивка. Ну как в баньку можно прийти без кружечки хмельного? Понятно, что это для вкуса и удовольствия. Я же не про то, чтобы напиваться. Везде надо знать меру и ко всему подходить с головой.

— Не все в мире единоборств вас поддержат.

— Как понимаю, вы говорите про Александра Шлеменко. У него есть свое мнение. Это его право, у него своя жизнь, у меня — своя. Я же ни в коем случае не говорю, что надо бухать. Ничего хорошего в этом нет. Просто нужно знать меру.

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Фото: © Russian Cagefighting Championship

— После того самого нападения с ножом вы и решились на переезд в Екатеринбург?

— И жил я на стройке, точнее, на объекте. Так продлилось в течение полутора лет.

— Расскажите подробнее.

— Ой, готов перекреститься и сказать: «Спасибо, что это время в прошлом». Друзья старшего брата подтянули меня и… Ну кто должен делать грязную работу? Правильно, молодой. У меня руки из нормального места растут, но не было ни навыков, ни опыта, например, в том, как правильно класть кирпич, плитку, забивать сваи и так далее. Тупо выполнял грязную работу, был разнорабочим — цемент помешать и так далее. Как говорится, «принеси, подай, иди на фиг, не мешай» (смеется). Вот так подрабатывал.

Со временем, естественно, научился этому ремеслу и работал с ребятами вместе. Парочку домов мы подняли, но потом сказал: «Ребята, не мое это». Вроде и деньги получал неплохие — 25 тысяч рублей в то время, когда пацаны на заводе в Каменск-Уральске имели по 8. Сначала было хорошо, а спустя полтора года понял, что на одном месте топчусь.

Все бросил и уехал в Екатеринбург, сняв с товарищем на двоих комнату. Наслаждался молодой жизнью в таких условиях (смеется). Тогда же устроился продавцом на строительной рынок. Благо, знания и определенный опыт в этом вопросе уже были. И по графику работы вечера были свободными.

Я все-таки в детстве занимался единоборствами, поэтому решил возобновить — нашел себе тренера по тайскому боксу Надира Ашурова.

— Пришли в зал, получается, в 20-летнем возрасте?

— Именно так. Мы сразу выстроили контакт с тренером. Он сказал: «Сеня, тебе нечего делать в любителях — уже поздно. Давай метить в профи». В тот момент я его слушал и думал: «Какие любители, какие профи, о чем вы». Но тренер замотивировал, у меня получалось в тайском боксе — сразу начал участвовать в соревнованиях, был большой процент выигрышей. Я даже опытным соперникам давал бой. 

Далее поехал на чемпионат России, обзавелся знакомствами, получил необходимый опыт. К слову, именно там познакомился с нынешним директором RCC Николаем Клименко. В стилистическом плане ведения боя он очень похож на меня. И до сих пор чему-то учит. Если бы Коля продолжал заниматься на постоянной основе и не было бы проблем со здоровьем, думаю, он по кикбоксингу спокойно держал пояс Glory. У него очень крутой уровень ударки.

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Николай Клименко / Фото: © RCC
«НА КОМНАТУ УХОДИЛО ПОЛЗАРПЛАТЫ, ПОЭТОМУ ПЕРЕЕХАЛ В ЗАЛ К КРЫСАМ И ТАРАКАНАМ»

— Давайте вернемся к рассказу о карьере. Вы начали добиваться определенных успехов по тайскому боксу…

— Да, подготовка становилась все серьезнее. К крупным соревнованиям приходилось тренироваться два раза в день. Для этого на работе брал отпуск, в том числе и за свой счет. Сборы, диеты, соревнования — а после всего этого возвращался на работу весь в синяках и замученный.

Жил вот в таком режиме. В какой-то момент решил полностью сконцентрироваться на спорте — перестал торговать стройматериалами и переехал в зал. В прямом смысле слова жил в зале. Просто нужно было на чем-то экономить, и я перестал снимать комнату. Думал, что эта ситуация на месяц-два, а в итоге прожил в спортзале год.

— И как это выглядело?

— Сейчас об этом как-то спокойно вспоминаю, когда есть квартира, машина, какие-то сбережения… Но иногда представляю, что снова живу в зале… Это же капец. Беда! Хорошо, что об этом не говорил родителям, и они об этом узнали, только когда мне было 30 лет.

Отчасти это было прикольно. Меня поддерживали пацаны, оставались со мной. То есть мы позанимались, помылись, закрыли зал и тихонько посмотрели телек на матах. Утром проснулись, потренировались — и кто куда. Я сам начал тренировать, вел персоналки, подзарабатывал копейку. А после индивидуалок спускался на этаж и тренировался сам.

— Удавалось откладывать?

— Не могу сказать, что хорошо получал. Была бы у меня своя квартира, я, может, так и считал. Просто на комнату уходило половина — 13 тысяч. Жил от зарплаты до зарплаты. Но мне все равно удалось скопить. Купил  машину, думал пойти в такси подрабатывать. Ну, и чтобы была возможность ездить между залами, расстояние все-таки неблизкое. Купил себе «пятнашку», но где-то через год у меня ее угнали прямо из двора. Наверное, тут же разобрали.

Конечно, мог снимать квартиру, но тогда питался бы совсем скудно. А при таких нагрузках этого нельзя было допустить. Жил в зале с тараканами и крысами, потому что зал был расположен рядом с теплопунктом. Я старался обрабатывать помещение, но не особо помогало. Возвращаешься в зал из магазина, включаешь свет, а по полу тараканы резко разбегаются (смеется). После 23:00 там нельзя было включать свет и воду, потому что здание административное. И я в темноте шел, а под ногами хрустело… Тараканов оставалось подсушить и съесть, в Азии бы обрадовались (смеется).

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Арсений Смирнов / Фото: © RCC

— В какой момент все начало налаживаться?

— С открытия Академии единоборств в Екатеринбурге. Это 2018 год. Я начал и тренировать и получать зарплату спортсмена. Подписался с командой «Архангел Михаил». Могу сказать так: если бы не Игорь Алексеевич (Алтушкин, глава РМК), непонятно, как сложилась бы моя судьба. Более того, признаюсь, что в момент улучшения финансового состояния я даже поплыл. Зарабатывал 25-30 тысяч в месяц, а тут достаток увеличился до 80 тысяч. Для меня это были очень большие деньги. И началось: там купил, здесь потратил, тут в ресторане отдохнул. Башню мне тогда снесло. Это сейчас я стал мудрее, что ли — монетизирую достаток. Но в тот момент задался вопросом: «Парень, ты сейчас получаешь в три раза больше и куда ты тратишь деньги?» Начал сравнивать себя с собой в прошлом, когда мне хватало 25 тысяч.

«ИЗ СВОЕГО ПЕРВОГО ГОНОРАРА В 14 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ 8 ОТДАЛ НА ЛЕЧЕНИЕ»

— Первый гонорар помните?

— Вы понимаете, какие тогда были суммы — нищебродские. Мой первый гонорар был семь тысяч рублей и еще семь за победу. 

В этом бою я заработал очень сложный перелом руки, и мне в Екатеринбурге, в одном из крупнейших городов России, просто наложили гипс. Попался некомпетентный врач, хотя у меня кость разорвалась на три части. И получилось так, что через знакомых ко мне приехал врач из Новосибирска и прооперировал меня. Я лежал, как подопытная крыса. Пять-шесть местных врачей наблюдали за тем, как этот специалист проводил операцию. И из своего гонорара в 14 тысяч рублей я восемь отдал за договоренность с врачом. Операция была очень сложной, плюс мне нужна была реабилитация.

— Вы говорите про последствия своего первого поединка, занесенного на сайте Sherdog?

— Нет-нет. Это бой, который мне не занесли в Sherdog. А так, да, с 2017 года у меня дела пошли получше. Но от финансовых страданий ушел после открытия Академии единоборств РМК. 

Не говорю, что у меня сейчас есть все. Не хочу, чтобы это неприятно звучало для окружающих, но я сейчас… Раньше не мог пойти и купить себе кроссовки, для этого ждал чуда. А сейчас мне в любую секунду придет такая мысль, и я пойду в магазин.

— Кто-то может упрекнуть вас в любви к материальным благам.

— Что вы имеете в виду?

— Выступать за любовь к профессии…

— У меня лучшая профессия в мире. Прям самая-самая. Но я сам ее выбрал и дошел до этого. Хотя эту профессию иногда ненавижу (смеется). Вот сейчас ненавижу, когда мне нужно гонять вес. Мне кажется, любой боец скажет, что самое противное в боях — весогонка. Поганая диета, а самое противное — ночь до взвешивания. Тебе нужно спать, а у тебя сушняк, тебя кидает в жар, и ты не можешь уснуть. А после боя вновь понимаешь, что у тебя лучшая работа в мире.

— Можете назвать себя счастливым человеком?

— Я счастливый человек. Про работу уже сказал. У меня семья, полгода назад родился сын, теперь хочу полностью укомплектоваться — еще и девочку. Но тут надо говорить с женой (смеется). Думаю, найдем компромисс.

Переезд после нападения с ножом, стройка коттеджей, жизнь в зале с крысами и тараканами. Сильные истории от уральского бойца

Фото: © Личный архив Арсения Смирнова

— Искренне рад. Но есть такое выражение: боец должен быть голодным. Сейчас может показаться, что вы насытились и в жизни наступило некое умиротворение.

— Честно, меня иногда посещают такие мысли, и я сам задавался этим вопросом: «Не наелся ли я?» Наверное, они посещают многих. Но я могу с уверенностью сказать, что я голодный!

Смотрю на ребят… Когда по ним жестко попадают, они начинают ломаться характером, начинают давать заднюю. А когда попадают по мне, наоборот, стремлюсь ответить. И в этом тоже есть негативные моменты — выключаю голову исключительно ради нанесения урону оппоненту. Это неправильно, меня же на этом могут поймать. Но у меня вот такой животный инстинкт: выхожу на бой с мыслью — если проиграю, то умру. Это инстинкт самосохранения. Даже на спаррингах могу вяло действовать, но в реально бою у меня идет выброс адреналина, сердце по-другому начинает работать.

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball