Зимние

«Первая реакция, когда я подписал контракт, это шок: «Ничего себе, сколько денег!» Откровенный Сергачев

13просмотров

«Первая реакция, когда я подписал контракт, это шок: «Ничего себе, сколько денег!» Откровенный Сергачев

Фото: © REUTERS / Brad Penner-USA TODAY Sports

Защитник «Тампы» Михаил Сергачев заключил договор на $68 млн на восемь лет и ответил на вопросы «Матч ТВ» на пресс-конференции, которую сам же и созвал.

Защитник «Тампы» Михаил Сергачев заключил договор на $68 млн на восемь лет и ответил на вопросы «Матч ТВ» на пресс-конференции, которую сам же и созвал.

«На четыре миллиарда буду покупать недвижку»

— Михаил, куда вы потратите четыре миллиарда рублей? Я просто перевел ваш контракт в рубли по нынешнему курсу.

— Вы плохо посчитали. Там же налоги и все остальное. А так куда потрачу? Ведь у меня все есть, слава богу. И больших трат не намечается. А деньги просто вложу.

— Куда вкладывают четыре миллиарда в 24 года?

— Я не банковский менеджер и в акциях не разбираюсь. Но самое простое — это недвижка. Никакую мойку или кальянную не собираюсь открывать.

— Тут в Telegram пролетела информация, что ваш агент Дэн Мильштейн не берет комиссионные со своих клиентов. Так ли это?

— Это так не работает. Но я не могу раскрывать детали нашего контракта. И вообще, впервые слышу, что агенты с хоккеистов перестали брать деньги.

Дэн Мильштейн тут добавил: «У нас для всех одинаковые условия. Мы не берем деньги с клиентов наперед, когда они развиваются в юном возрасте. А с контрактов все платят одинаковый процент, и это предельно честно».

— Было бы странно, если бы ребята не платили проценты. Как бы тогда работал этот бизнес? — смеется Сергачев.

«Будь такая возможность, сделал бы, чтобы меня нельзя было обменять»

— Контракт на восемь лет — это инициатива клуба или игрока? И насколько важно, что на протяжении какого-то срока действует пункт о том, что вас нельзя без согласия обменять в другой клуб?

— По поводу обмена. У нас у Кучерова, Василевского, Стэмкоса, Хедмана такие же контракты. Когда новый игрок заключает договор, тебе дают шаблон: мы этих ребят так подписали и тебя тоже. Так что у меня не было выбора.

А будь такая возможность, я бы вообще сделал так, что меня нельзя обменять. Потому что я хочу остаться в «Тампе» навсегда.

Я очень хотел подписать максимально длинный контракт — на восемь лет. Клуб был не против, значит, наши желания совпали. Тут такая взаимная вещь.

— В последнем матче финала против «Колорадо» у вас было самое большое игровое время. Так и дальше будет?

— Конечно, хотелось бы играть больше. Мое среднее игровое время было 22 минуты. Я хочу выйти на новый уровень. Но самое главное для меня — стабильность.

Мой папа всегда говорит, что это отличает хорошего от отличного игрока. Вот Андрей Василевский стабилен, и поэтому он лучший вратарь в мире. Виктор Хедман стабильный, поэтому он лучший защитник в мире.

«Первая реакция, когда я подписал контракт, это шок: «Ничего себе, сколько денег!» Откровенный Сергачев

Михаил Сергачев и Виктор Хедман / Фото: © Dirk Shadd / ZUMA Press / Global Look Press

— А я считаю, мне этой стабильности в игре немного не хватает, чтобы оставаться на своем уровне. Иногда я его теряю. Поэтому над этим буду работать. Это дело фокуса и подготовки.

«Выучился на бухгалтера, два года назад получил диплом»

— Как вы проведете лето? Приедете ли в Россию?

— Планы пока не строил. Хотел съездить на Открытый чемпионат США по теннису — на финал в Нью-Йорке. А с 30 июля уже начну готовиться к сезону.

— Спрошу иначе, подобравшись к теме военного призыва: вы где учились? Хотели бы получить второе образование?

— Я бы очень хотел отучиться в бизнес-школе по направлению «менеджмент». Такая у меня есть идея. Как будет время, этим займусь. Но это пока лишь планы.

А мое первое образование — я уже выучился на бухгалтера.

— Серьезно?

— Да, два года назад защитил диплом.

— То есть вы можете быть бухгалтером Кучерова?

— Да. Или пойду работать к Дэну Мильштейну, когда с хоккеем закончу.

— В этом сезоне игроков НХЛ не отпустили на Олимпиаду. Не возникло чувство, что это был ваш последний шанс выиграть медаль? Теперь российских спортсменов могут вообще на летнюю Олимпиаду не пустить.

— На тот момент, в декабре, у меня даже представления не было, что у меня в 24 года может уйти последний шанс на Олимпиаду. Но я расстроился, что мы не поехали в Пекин. Думаю, что расстроились вообще все — и не только русские, но и канадцы, шведы, американцы, финны…

«Первая реакция, когда я подписал контракт, это шок: «Ничего себе, сколько денег!» Откровенный Сергачев

Фото: © REUTERS / Evgenia Novozhenina TPX IMAGES OF THE DAY

Это большая ложка дегтя в хороший сезон, в котором лига очень много заработала. А так я буду верить до конца, что у меня еще будет шанс попасть на Олимпиаду, прочувствовать эту атмосферу. Возможно, что-то выиграть.

— Там НХЛ не собирается новый Кубок мира провести?

— Такие слухи ходят. Мне кажется, это полезная вещь для лиги. Не знаю, разрешат ли нам там сыграть. Но надеюсь, что да.

«О контракте договорились в Мексике»

— Вы подписали контракт, когда находились в Мексике?

— Ну, как было? Шли переговоры, мне выслали контракт, я находился в Мексике. Подписать его можно было онлайн. Я сделал это во время отдыха.

— Интернет плохой, тропический ливень, жена на экскурсию тащит, а тут приходит договор на $68 млн. Ваша реакция?

— На самом деле о контракте мы договорились еще до того, как я улетел в Мексику. Потом, когда я отдыхал, Дэн уточнял насчет деталей. Когда на словах обо всем договорились, то была большая радость. А вот визирование онлайн — это уже больше формальность.

Первая реакция, конечно: «Ничего себе, сколько денег!»

«Первая реакция, когда я подписал контракт, это шок: «Ничего себе, сколько денег!» Откровенный Сергачев

Михаил Сергачев / Фото: © REUTERS / Isaiah J. Downing-USA TODAY Sports

— Я был в шоке, скажу сразу. Это огромная сумма. С другой стороны, сразу пришло осознание, что команда хочет видеть меня восемь лет у себя. И готова отдать за меня такие деньги, дать мне роль. Поэтому в ту же секунду пришла мотивация.

— Как изменится ваша роль в защите с уходом Райана Макдоны?

— Больше придется играть в обороне. Если мы с Эриком Чернаком будем выходить вместе — вероятнее всего, это первое меньшинство. Хотя, может, там Хедман будет выступать, я не знаю. Скорее, надо об этом у тренера спросить.

Но, думаю, прибавится игровое время, появится больше оборонительных функций. То есть требования ко мне возрастут. При этом больше голов, передач, очков. Это я уже буду требовать сам от себя.

«Кучеров пока побеждает меня в шахматы»

— Владислав Наместников вернулся в «Тампу». Четыре мушкетера снова вместе. В общем чате вы его поздравили? У вас же чатик там на четверых?

— Нет, у нас если кого-то обменивают из русских или он уходит из команды, мы его из чата убираем. Так что в чате пока три человека. Но мы добавим Намеса. Куда без него?

А вообще новость классная! Мне даже Дэн написал: «Скоро будет сюрприз». Я как увидел, что Наместников подписал, то сразу обрадовался. Отправил ему сообщение. Все пацаны были счастливы. Мы все хорошие друзья. И я начинал в лиге, когда Намес еще выступал за нас. Собралась такая мужская компашка. И вот мы снова вместе. Влад — большой профессионал и очень хороший парень. Это win-win для всех.

— Для журналистов облом, что мы в третий раз не увидели «пьяную» пресс-конференцию Кучерова. А в команде расстроились?

— Да, ведь все ждали, что Куч снова разденется, напьется и выйдет к микрофону. А если серьезно, то после поражения в финале все были очень расстроены. Думаю, дня три-четыре просто ходили и глядели в потолок, не зная, как переварить это поражение.

«Первая реакция, когда я подписал контракт, это шок: «Ничего себе, сколько денег!» Откровенный Сергачев

Никита Кучеров / Фото: © REUTERS / Geoff Burke-USA TODAY Sports

Потому что, когда идешь так долго к кубку, через жуткие травмы и в итоге проигрываешь, возникает очень-очень неприятное чувство. И оно до сих пор сидит внутри, никуда не уйдет. Мы были настолько близко, что горечь есть до сих пор.

— Василевский завелся в третьем раунде, когда весь Нью-Йорк скандировал в честь Шестеркина: «Игорь лучше!»?

— Даже если игра идет хорошо, но что-то одно не получается, Вася всегда не хочет, чтобы так происходило. Он не то что расстраивается или бесится. Но он максималист. И хочет, чтобы матчи всегда проходили идеально.

Он любит, чтобы ему очень много бросали. Но иногда расстраивается, когда он плохо играет.

Вася — большой профессионал, у него своя рутина. Он в своей голове выстраивает какие-то схемы. Не знаю, как у него все это работает. Но Вася поэтому лучший вратарь в мире. Что бы кто ни говорил, кому бы «Везины» ни вручали.

— Когда вы летите в самолете, втроем во что-нибудь играете?

— Мы с Кучем сейчас начали играть в шахматы и в нарды. Потому что скучно и уже не знаешь, что делать. Кто-то читает, кто-то смотрит сериалы. Но уже и они интересные заканчиваются.

Как-то пришла идея, и мы теперь с ним рубимся. Я хочу стать лучше. Думаю вот о шахматах прочитать книжку, чтобы его обыграть.

— То есть Никита сильнее в шахматы, чем вы?

— А что, по его игре на льду это не видно? Он на три хода вперед все продумывает.

Источник статьи: matchtv.ru