Зимние

Почему я верю в Чусовой и Чанчунь больше, чем в Лиллехаммер. Колонка Вероники Степановой

25просмотров

Почему я верю в Чусовой и Чанчунь больше, чем в Лиллехаммер. Колонка Вероники Степановой

Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Смена Европы на Азию в спортивном плане неизбежна.

Смена Европы на Азию в спортивном плане неизбежна.

Пишу с Урала, из замечательного города Чусовой, который похож и одновременно совсем не похож на мой родной Елизово.

Елизово, как известно, находится в Азии. А Чусовой — на Западном Урале, самой границе Европы и Азии. Это символично: мы, Россия, уходим из Европы в Азию. И это правильно, это логично — и вовремя.

Запад становится всё более странен и всё более чужд. Терпеть не могу, когда мои слова перевирают или выдергивают из контекста, поэтому читайте внимательно: у меня нет проблем с абсолютным большинством тамошних людей, правил поведения и законов. Я много поездила в последние годы по Европе. Впрочем, «поездила» неверное слово — большую часть времени там проводила. Не только в финских и альпийских деревушках, но и в столицах, в туристических центрах. Я не смущаюсь говорить по-английски, дружу и с западными спортсменами, и с людьми, к спорту отношения не имеющими. Мне кажется, что я чувствую ритм и вайб Европы (Западной — я никогда не была в Восточной). Там есть на что посмотреть и чему поучиться.

Но мне не нравятся многие вещи, многие тенденции, которые я там наблюдаю и отчасти испытываю на себе. Несогласие с некоторыми я стала высказывать еще будучи совсем малоизвестной лыжницей более года назад.

Например, с курсом на бодипозитив или с охами-ахами и хейтом, когда тренер прямо говорит лыжнице: «Ты, подруга, плохо бежишь, потому что лишние килограммы наела, пора диету поменять».

Мне не нравится, когда мои друзья опаздывают на самолет, потому что экорадикалы себя к автобану в аэропорт приклеили.

Мне не нравится, когда другие радикалы перекрывают трассу гонки лыжного Кубка мира.

Мне совершенно не нравится, что люди с явными психическими отклонениями присылают угрозы расправиться с русскими спортсменами, когда нас на тех же лыжных трассах Скандинавии увидят.

Почему я верю в Чусовой и Чанчунь больше, чем в Лиллехаммер. Колонка Вероники Степановой

Фото: © Kalle Parkkinen / Keystone Press Agency / Global Look Press

Я достаточно успела увидеть откровенной ненависти в глазах демонстрантов, что в феврале прибыли к нашей гостинице в те пару дней, пока российская команда находилась в Осло.

Даже если бы сейчас нашу команду пригласили, допустили до выступлений в той же Норвегии, то пришлось бы всюду передвигаться с полицейским эскортом. А от шумных митингов под окнами или вдоль трассы никто бы ограждать не стал — так они видят свободу выражения мнения по отношению к гостям страны.

В России у болельщиков, по крайней мере, лыжного спорта, совсем другое отношение. Не только болельщиков — у всех людей. Уверена, если бы приехали в Чусовой те же Эмиль Иверсен или Самуэльссон, им бы простили все резкости по отношению к России. По крайней мере, сделали бы вид, что зла не помнят. У нас так принято себя вести с гостями. И это правильно.

В этой ситуации у меня лично вопрос: а мне это всё надо? Ради чего? Точно не ради призовых на Кубке мира. И трассы Холменколлена мне не показались достойными риска пересечься с пьяным идиотом. И даже встретиться в очной борьбе на десятке коньком с лучшими шведками и норвежками не так важно. Сейчас не 1982 год, все специалисты всё прекрасно видят и могут анализировать по видео. Не зря мне сейчас приходят с Кубка мира поздравления не с занятыми местами, а именно с качеством лыжного хода.

Еще раз, для непонятливых: 99,9% норвежцев, финнов, шведов абсолютно нормальные люди, которые могут быть с нами не согласны, но делать это цивилизованно. Однако, увы, не они определяют.

Поэтому сейчас нам ничего не остается, кроме как из Европы уйти. В спортивном плане. И стать частью самой бурно развивающейся части света — Азии. Да, конкретно в лыжных гонках там соревноваться прямо сейчас нам не с кем. Но, уверена, даже за пять лет всё можно изменить, если взяться за дело с умом.

Почему я верю в Чусовой и Чанчунь больше, чем в Лиллехаммер. Колонка Вероники Степановой

Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Не знаю, насколько вас убедит пример, но вот он.

У меня немало знакомых, кто еще пару лет назад считал «настоящим автомобилем» лишь тот, что сделан в Италии, Великобритании и Германии. Кто бы им сказал, что в 2022 они будут бурно обсуждать навороченные китайские электромобили — никогда бы не поверили (это я сейчас цитирую одного из них, обладателя очень быстрой европейской машины). И не просто обсуждать — выбирать, покупать! А еще мне рассказывали про производственников, которые раньше другие станки, кроме европейских, для своих фабрик даже не рассматривали — а теперь покупают китайские и хвалят.

Если в Азии делают лучшие в мире автомобили, телефоны, строят лучшие дороги и отели — что мешает там за несколько лет создать лучшие в мире условия для профессионального спорта?

Будем мы через пару лет считать мировыми центрами лыжного спорта Чусовой или Чанчунь, а не Лиллехаммер или Фалун? А почему бы и нет?

В Чусовом я уже вижу вполне европейский по классу лыжный стадион (ок, профиль трасс надо всё-таки усложнять!), отличную лыжную погоду и неподдельный интерес и местного руководства, и жителей. И дорога из аэропорта, как минимум, не хуже, чем из Осло в Лиллехаммер. Что меня лично впечатлило.

Надо лишь вложить некоторое количество денег — например, создать условия для телевидения — это куда дешевле, чем такие дороги построить. Я верю в Чусовой и Чанчунь куда больше, чем в Лиллехаммер. И эта колонка была попыткой объяснить почему.

  • Зачем я веду соцсети и почему не отвечаю на личные сообщения. Колонка Вероники Степановой
  • Как найти мотивацию и преодолеть страх перед соревнованиями. Колонка Вероники Степановой

Источник статьи: matchtv.ru/skiing