Баскетбол

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

18просмотров

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Андрей Ватутин и Димитрис Итудис / Фото: © ПБК ЦСКА

Президент баскетбольного ЦСКА рассказал «Матч ТВ» всё. И даже больше.

Президент баскетбольного ЦСКА рассказал «Матч ТВ» всё. И даже больше.

  • Последствия лимита

  • Чего ждать в «Финале четырех»

  • Ковидная безопасность: Евролига свирепствует

  • Почему нельзя выходить в Евролигу только по спортивному принципу

  • Закрытая Европейская лига — три сценария

  • Финансовый fair play в баскетболе: параметры, сложности, уравниловка

  • Вотум недоверия Бертомеу — правда?

  • Снос УСК ЦСКА — катастрофа; с переездом большие проблемы

  • Почему продлили контракт с Итудисом

  • Подробности расставания с Майком Джеймсом

  • Не все понимают: стали командой «выше среднего»

  • Сокращение клубного бюджета: объемы и перспективы

  • Как выступила бы в Евролиге сборная России?

  • Каким образом «Финал четырех»-2012 изменил жизнь Андрея Ватутина

«Сложно сделать команду единой, когда постоянно присутствует разделение на «свой» и легионер»

— ЦСКА стал вторым по итогам регулярного сезона Евролиги, но лишь с четвертого места вышел в плей-офф Лиги ВТБ. Как это трактовать?

— Как задел для того, чтобы выступить успешно в решающих стадиях обоих турниров. В Лиге ВТБ мы действительно проигрывали чаще, чем в предыдущих сезонах. В том числе матчи, которые в силу своего уровня должны были выигрывать. Причины разные. 39 очков от «Калева» в последней четверти совершенно неприемлемы, такое ни на что не спишешь. В матчах с «Зеленой-Гурой» и «Пармой» исход зависел от одного броска. Результат игры в Краснодаре мог быть другим, если бы не близость плей-офф Евролиги: кто-то недонастроился или подсознательно себя берег, это человеческий момент. Плюс «ковидная» история добавила тренерам головной боли: невозможно предвидеть состав на игру и, соответственно, верно просчитать нагрузку. В итоге кто-то переиграл и получил спад, а кто-то остался свежее партнеров.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Фото: © ПБК Локомотив-Кубань

Но Лига ВТБ состоит из двух частей: регулярный сезон и плей-офф. Главное впереди, лишь бы все были здоровы. Это важно, поскольку Стрелниекс, допустим, не заявлен на Лигу ВТБ. Значит, до «Финала четырех» он почти месяц будет без игровой практики. Травма Боломбоя сокращает ротацию россиян, вне заявки остается кто-то из иностранцев, в матчах против «Нижнего Новгорода» это были Хиллиард и Эрик. Лимит дает о себе знать. Очень сложно сделать команду единой, когда постоянно присутствует разделение на «свой» и легионер.

— Лимит и есть причина более успешного выступления в Европе, чем дома?

— Честно говоря, было все равно, какое из четырех первых мест мы займем в «регулярке» Евролиги, — иметь преимущество своей площадки важнее. Более того, смотрели статистику: победитель сезона крайне редко выигрывает «Финал четырех». Не знаю, как объяснить, да и не хочу, факт из серии «цифры говорят». Печально другое: мы потеряли Милутинова и Джеймса. Первый способен на «дабл-дабл» в каждой игре, второй основной разыгрывающий, забивающий, пасующий и вообще великолепный игрок. Спросите любого, велики ли шансы пробиться в «Финал четырех» без двух исполнителей такого уровня. Ответ понятен. Но мы едем в Кельн, хотя в плей-офф не играл еще и Боломбой. Это заслуживает уважения.

Безусловно, были бы здоровы игроки и тренер «Фенербахче», серия могла удлиниться и даже завершиться иначе. Но таков «ковидный» сезон. Любой имел шанс оказаться на месте турок, им просто не повезло. Тренер «Олимпиакоса» Барцокас еще осенью говорил: «Евролигу выиграют самые здоровые и удачливые». Все ходят по минному полю, потеря двух-трех человек полностью меняет расклад.

— «Финал четырех» — лотерея?

— Конечно. Мы туда пробились, подтвердили класс, показали результат на дистанции, что намного сложнее с учетом наших проблем. Набрали одинаковое с «Барселоной» число побед. Повод гордиться, поскольку это не очередной выход ЦСКА в «Финал четырех», как принято считать, а серьезное достижение в очень непростой для клуба период. Теперь все решат одна или две игры. Представьте, что в Европу приехала команда НБА. Может она проиграть один матч из десяти? Элементарно. Недонастрой, усталость, джетлэг, кто-то заболел — получите. Значит ли это, что американцы слабее? Нет. Но то единственное поражение не отменишь и не оспоришь.

Это будет первый для меня «Финал четырех» в маске, ношение которой, кстати, обернулось не только неудобствами. Во всем можно найти позитив, теперь не надо прикрывать лицо ладонью, когда ругаешься. А в пиковые моменты маску можно поднять до уровня глаз, ТВ как-то поймало меня в таком виде.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Андрей Ватутин / Фото: © РИА Новости / Павел Бедняков

«Дико видеть пустые аэропорты и сдавать тесты каждые три дня, но это стало частью жизни»

— Насколько жестко Евролига следит за мерами антивирусной безопасности?

— Для этого есть целый департамент, отслеживает в основном российские команды. Мы ведь играли в сезоне со зрителями, в отличие от европейцев. И Евролига мониторила по записям камер игроков, менеджмент, болельщиков, подлавливала под трибунами до и после игры. Собрал коллекцию личных штрафов за снимание маски.

В свое время Евролига хотела во время «Финала четырех» навешивать на игроков датчики и выводить в трансляциях пульс, высоту прыжка, другие показатели. Считалось, это добавит интереса. Идея не сработала: датчики достаточно большие, надевать их нужно было на дополнительную нательную майку, что создавало дискомфорт, плюс возникала проблема разглашения персональных данных. Если бы вместо датчиков надели микрофоны на клубных менеджеров, зрители получили бы куда больше горячей информации. Но не факт, что цензурной.

— Штрафы за маску крупные?

— Разные, кумулятивно может набежать несколько тысяч евро. При этом зрителям, особенно из первых рядов, не объяснишь, что уходящий в аут мяч нельзя трогать, иначе тут же придется менять. Самому хотелось порой вернуть на площадку, а нельзя — мяч из «чистой зоны». И все равно мы счастливые люди. В период пандемии сохранили возможность заниматься любимым делом — играть в баскетбол и путешествовать, чего лишено большинство соотечественников. Дико видеть пустые аэропорты и сдавать тесты каждые три дня, но это стало частью жизни, так что грех жаловаться. Но вот болельщиков очень не хватает. «Фенербахче» умудрился собрать на третью игру плей-офф в Стамбуле от пятиста до тысячи человек. В VIP-ложах, конечно. Даже такая группа создала приличную шумовую поддержку, при полном зале нам было бы намного сложнее.

Болельщики — козырь. Принято считать, что трибуны прибавляют «Маккаби» 10-15 очков в каждой домашней игре. В минувшем сезоне зрителей не было, израильтяне не попали в «плей-офф». Уверен, и по этой причине тоже.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— Что вас больше удивило, взлет «Зенита» или сползание «Химок»?

— Соперников предпочитаю не ругать, а хвалить, чтобы критика не стала элементом мотивации. «Химки» заслуженный и уважаемый российский клуб, европейский бренд. У владельцев и менеджмента есть возможность сделать по итогам сезона верные выводы и вернуться в Евролигу. Прошлой осенью состав «Химок» казался мне твердой заявкой на «Финал четырех». Вышло иначе, результат неожиданный, но чтобы дать ему оценку, нужно знать ситуацию изнутри.

«Зенит» же выступил великолепно, превзойдя, быть может, собственные ожидания. Клуб учел опыт прошлогодней Евролиги, пригласил Хави Паскуаля, поменял ряд игроков и едва не прошел «Барселону» в борьбе за «Финал четырех», как говорится, респект и уважуха. Есть несправедливость в том, что команда с такими результатами до сих пор не гарантировала себе место в следующей Евролиге, но существуют лицензии А, В и С. «Зенит» пока не добился включения в главный клубный турнир на постоянной основе, чего я ему всячески желаю.

Всегда говорил Жорди Бертомеу: для России иметь команду из Санкт-Петербурга в Евролиге — отличный вариант. Прекрасный европейский город с инфраструктурой, большими аренами и хорошим клубным финансированием. В данный момент это право заслужили обладатель лицензии А ЦСКА и финалист Еврокубка УНИКС. Чтобы стать третьим, «Зениту» надо либо выиграть Лигу ВТБ, которая вместе с Адриатической лигой получит wild card, либо проиграть в финале ЦСКА, но по сетке такое невозможно, либо взять бронзу при условии, что в финал выйдем мы и УНИКС.

Кого делегировать в Европу, в любом случае решать Лиге ВТБ, жесткой привязки к результату нет. По спортивному принципу «Зенит» этого заслуживает. Но хорош и Краснодар, который вполне может финишировать выше Питера. Тем интереснее развязка.

— Лига ВТБ платит за wild card Евролиге?

— Это предмет взаимоотношений двух лиг, вопрос лучше адресовать им. Но для престижа турнира — важная опция, путевка в Европу придает ему веса. Правда, отсекается часть соискателей, не имеющих возможности подняться выше определенного уровня.

— Зато спортивный принцип.

— У него есть не только сторонники. Представьте, что команда «А» обзавелась солидными спонсорами, через внутренний чемпионат вышла в Евролигу, добралась до «Финала четырех». А путевка всего на сезон. Вроде и деньги есть, и игроки уровневые, но во внутреннем первенстве повторить результат не удалось, и Евролига закончилась. Спонсоры без нее денег уже не дадут, и что ждет эту команду? Или выйдет по спортивному принципу клуб, который финансово Евролигу просто не потянет. Справедливо? Не очень. Интересы малых и больших клубов редко пересекаются, но такова жизнь, в общую стратегию ее не впишешь.

«Евролига хочет стать аналогом НБА»

— Правда, что Евролига мечтает стать полностью закрытой?

— Такая перспектива обсуждается. Но следует расширить толкование. По мнению руководства Евролиги и ряда ведущих клубов, закрытость — прежде всего неучастие в национальных чемпионатах. «Регулярка», скорее всего, вместит больше матчей на вылет между грандами. Не останется сил играть еще и во внутреннем первенстве, по крайней мере, до стадии плей-офф.

Вообще, тема большая и сложная. Участие ЦСКА, «Реала» или «Фенербахче» в своих чемпионатах — толчок к развитию для других, их шанс обыграть большой клуб, кассовые сборы. По этой причине будет не совсем красиво покинуть национальные соревнования, хотя собрать четырежды полный «Мегаспорт» на «Реал» и «Барселону» выгоднее, чем принимать соперников иного уровня.

Есть три сценария, которые обсуждаются много лет. Первый — выход участников Евролиги из своих чемпионатов. Юридических проблем это не сулит, поскольку ЦСКА делегируется в Европу не по итогам первенства, а по клубной многолетней лицензии. Второй вариант — присоединиться к внутренней лиге только на стадии плей-офф, что вряд ли справедливо по отношению к другим участникам. Вариант номер три — иметь две команды, европейскую и внутреннюю, но это потребует увеличения бюджета.

Все обсуждаемо, однако универсального решения нет. Рост числа матчей приведет к еще большей нагрузке на игроков, особенно сборников, что лишит их возможности выступать за национальную команду. В России это так или иначе выльется в конфликт с федерацией, Минспорта, ОКР, начнутся упреки в развале отечественного баскетбола.

Понятно, что Евролига хочет стать аналогом НБА. Но за океаном две юридически похожих страны, а здесь 11 государств с разными законодательствами. Несостыковки и конфликты гарантированы. Возможно, решение когда-нибудь найдется, но трудно представить, какое именно.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Фото: © Maksim Konstantinov / Global Look Press

— Футбольная Лига чемпионов приносит участникам ощутимый доход. Евролига что-то платит за матчи?

— Чуть больше 30 тысяч евро за победу в регулярном матче, 70 тысяч в плей-офф и порядка миллиона за выигранный «Финал четырех», так было до пандемии. Когда победили в Витории в 2019-м, потратили на премии игрокам и тренерам, прописанные в контрактах, больше, чем получили суммарно за всю Евролигу. Рассматривать это как источник дохода, особенно в ковидный сезон, когда просели доходы от посещаемости, тяжело. Точнее, невозможно.

Турнир в закрытой лиге изменил бы ситуацию к лучшему. Прибыль от домашних матчей плюс возросшие доходы самой Евролиги позволили бы ей больше платить, а клубам зарабатывать. Но мы продолжаем довольствоваться тем, что имеем. И склоняемся к мнению: рыночные возможности реализованы Евролигой далеко не полностью.

— Полный «Мегаспорт» на домашней игре — гарантированная прибыль клубу?

— Скорее, выход в ноль и немного в плюс, хотя организационные расходы велики: аренда, свет, звук и прочее стоят от 35 до 50 тысяч евро за игру. Собрав зал, не озолотишься, но, по крайней мере, компенсируешь. Кстати, вынужденный переход из УСК ЦСКА в «Мегаспорт» в следующем сезоне неминуемо повлечет за собой увеличение бюджета.

— Если Евролига введет финансовый fair play, как в футболе, клубы его не пройдут, поскольку не покроют расходы доходами?

— Fair play введен и действует уже несколько лет. Евролига методично снижает долю денег акционера в бюджете, подталкивая клубы к самостоятельным заработкам. При этом с методикой расчета параметров ФФП мы, мягко говоря, не согласны. Как задать единые рамки для клубов из 11 стран, если в них разный уровень жизни, интерес к баскетболу, цены на билеты и атрибутику? Допустим, у игрока будет два одинаковых предложения, из Барселоны и Москвы. Ясно, что он выберет Испанию. Европа, климат, открытые границы, меньше перелетов… Компенсировать это можно только «северной» надбавкой, но ФФП ее не учитывает.

Не первый год спорим с Евролигой на этот счет. Обстоятельства разные — требования одинаковые. Даже возможностей подключить какой-нибудь фонд, как сделали катарские шейхи и Неймар, в России нет, хотя я не сторонник подобных методов. Или продажа маек: если баскетбольный клуб филиал большого бренда, можно показать общую сумму доходов за атрибутику, никто не станет детализировать, футбольная она или баскетбольная. Мы не являемся частью большого ЦСКА, значит, и тут в невыигрышном положении. Нельзя не упомянуть и самый маленький в Европе доход от российского телевидения.

— Каковы заданные Евролигой параметры ФФП?

— Если коротко, вклад собственника в расход клуба не должен превышать 60 процентов в этом сезоне, 50 процентов в следующем, 40 процентов в сезоне-2022/23. Зарплаты игроков не могут составлять больше 65 процентов от всех расходов. Минимальный бюджет клуба — 5,4 млн евро. Задолженности по зарплатам запрещены.

— В Евролиге считают, что клуб уровня ЦСКА способен выйти на самоокупаемость и при этом сохранить потенцию?

— Там считают, что не все клубы полностью используют маркетинговый потенциал. При этом забывают: баскетбол в Испании и в России не одно и то же. Стандартизация здесь как средняя температура по больничке: вроде бы 36,6, только один помирает, другой выписывается. Можно еще сильнее удариться в маркетинг и привлечь больше зрителей, но при цене билетов 500 рублей и миллионных зарплатах игроков мы не сведем к нулю бюджет без денег собственника, даже если выпрыгнем из штанов. В этом смысле ФФП — прямой путь к ослаблению ЦСКА как суперклуба. Понятно, что мы против.

— Иными словами, если вдруг появятся деньги на Дончича или Дюранта и те согласятся, ЦСКА не сможет их купить из-за ФФП?

— Не сможет. У меня не первый год на столе лежит бумага: сверяюсь, планируя те или иные приобретения, сколько имеем право потратить, чтобы не выйти за пределы fair play и не попасть на штрафы. Отправляем данные аудиторам, Евролига серьезно за всем следит. Не сравнить с 2005-м или 2010 годом, когда брали, кого хотели и могли. А в следующем году бюджет на трансферы будет еще меньше.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Потеряв Майка Джеймса ЦСКА, был вынужден купить датчанина Габриэля Лундберга / Фото: © РИА Новости / Михаил Сербин
«Это мой первый «Финал четырех», перед которым не разрывается телефон»

— Что вас ждет в «Финале четырех» в Кельне? Все ли «ковидные» протоколы понятны?

— В целом, да. Кельн в Германии на первых позициях по закрытости: много ограничений, еда только на вынос, комендантский час. Мой давний товарищ Владимир, который там живет, сказал, что к концу мая вряд ли что-то радикально изменится. Команды, насколько понимаю, будут жить в одной гостинице, минимальные передвижения, никаких болельщиков. В делегации клуба 34 или 35 человек, сейчас как раз обсуждается.

Это мой первый «Финал четырех», перед которым не разрывается телефон: «Помоги с билетами, атрибутикой, посоветуй гостиницу». Зеро. Тишина. Людей можно понять: просидеть пять дней в гостинице, не имея возможности выйти, так себе поездка. Да и билеты не продаются.

— Можно было перенести «Финал четырех» в другой город и страну?

— Теоретически да, но вопрос не обсуждался. Не знаю, почему, есть определенный дефицит коммуникации с Евролигой по данной теме. Наверное, в силу существующих договоренностей и обязательств. Однако в баскетбол играют для болельщиков. В Москве или любом российском городе удалось бы провести полноценный «Финал четырех» с людьми на трибунах.

— Говорят, состоялось секретное собрание семи клубов Евролиги, где обсуждался вопрос недоверия Бертомеу. Подтвердите?

— Не устаю поражаться скорости распространения бредовой информации и неиссякаемой вере людей в подобное. Ладно в былые времена: газета «Правда» написала, опровергнуть некому. Сейчас интернет переполнен фейками, но все продолжают ими кормиться. Вот мы с вами беседуем вдвоем, но даже такую встречу не назовешь секретной: оба можем о ней рассказать. При семи клубах секретность и вовсе абсурд. Читал и смеялся: утром подписываю Обрадовича, в обед предъявляю «черную метку» Бертомеу, вечером покупаю парочку мировых звезд, насыщенный день.

Было обычное совещание по текущей ситуации и вопросам взаимодействия. Клубы-акционеры Евролиги хотят чуть больше знать и чуть больше управлять турниром. Речь шла как раз об улучшении корпоративного управления, не более. Без заговоров и революций.

Нет клубов, которых устраивало бы в проводимых соревнованиях абсолютно все. И в периодических совещаниях ничего таинственного нет. Вотум недоверия? В пиратском формате в наше время такое не делается. Собрались, приговорили Джона Сильвера, сказали: «Вон с корабля!» Полная ерунда.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Жорди Бертомеу / Фото: © Borja B. Hojas / Contributor / Getty Images Entertainment / Gettyimages.ru

«Наш дом вот-вот разрушат, ЦСКА станет бездомным»

— ЦСКА доигрывает в зале на Ленинградке свои последние матчи. Что дальше?

— Происходящее — катастрофа, масштаб которой лучше нас не понимает никто. Этот вызов намного более суров, чем победа в «Финале четырех». Обойдемся без пафоса вроде «намоленный зал», «с 1979 года кузница звезд» и так далее. Все так, но в карман не положишь. А вот то, что мы создали в УСК мощную базу для трех клубных команд, отремонтировали что можно и нельзя, оборудовали сауну и криокамеру, две тренажерки, врачебный центр, три корта, удобный офис, клубный магазин, к карману ЦСКА имеет прямое отношение. Сейчас у нас есть возможности, которыми не располагает ни одна баскетбольная команда Европы. Видел базу «Реала», тоже хороша, но она футбольно-баскетбольная, там другой объем инвестиций. Скоро возможностей не станет. Летом здание снесут, помешать мы не в силах.

— Ваше желание остаться никого не волнует?

— Мы арендаторы. Получили уведомление за шесть месяцев, как прописано в договоре. С пониманием отношусь к нуждам большого ЦСКА и хоккейного клуба, у каждого своя правда, но узнай мы о сносе года за два-три, не стояли бы сейчас в известной позиции. Главное преимущество УСК: тренируемся, играем Лигу ВТБ и управляем клубом в одном месте. Общаемся, постоянно видим вторую и третью команду, осуществляем ротацию. Плюс ощущение коллектива, семьи. УСК наш дом. Его вот-вот разрушат, ЦСКА станет бездомным. Прихожу на работу и чуть ли не числа в календаре вычеркиваю.

С января потратили массу времени, чтобы понять, куда можно переехать в Москве. Нет ни одного дворца спорта, способного вместить три команды и офис. Бог с ним, с магазином, хотя и это важно, — приютить бы главное. В реконструкцию вложены колоссальные деньги, знали бы, чем все кончится, клуб сэкономил бы миллионы. Жили неплохо — захотелось лучше. Сделали лучше всех. В итоге всего лишаемся.

— Каков выход?

— Придется разделяться — одна команда в одном зале, другие где-то еще. Евролигу и Лигу ВТБ, вероятно, будем играть в «Мегаспорте». Есть сложности, связанные с переездом туда хоккейного «Спартака», но вроде бы найден баланс интересов. Где тренироваться, где будет офис, где обитать двум молодежным командам, — все эти вопросы пока открыты. К сожалению, в Москве нет зала, пригодного для размещения трех баскетбольных кортов и сохранения клубной экосистемы. Огромная проблема.

— Переезд в другой город исключен?

— Были предложения, и не одно. Но ЦСКА московский клуб, которому в 2023 году исполняется сто лет. Втройне обидно оттого, что к тому времени мы точно не успеем обзавестись новым домом и отметим столетие в статусе бродяг. Что ж, если обстоятельства сильнее, любые сложности нужно рассматривать как возможности. Будем работать, чтобы следующие поколения избежали повторения кошмара. Надеюсь, что-то построим. Бессмысленно возводить новую игровую арену, в Москве есть где играть, но негде жить, тренироваться, работать. Вижу для себя целью на ближайшие годы решить этот вопрос.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

УСК ЦСКА / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Где будет находиться кабинет Андрея Ватутина?

— Последнее, что меня сейчас заботит. Зал, раздевалка, постирочная, медкабинет, тренерская комната, кладовка гораздо важнее. В «Мегаспорте» для этого не хватает помещений, а я, если надо, могу и из дома руководить. Но перемены, повторяю, неразрывно связаны с существенным увеличением бюджета. В УСК стоимость аренды была вменяемой, сколько попросят на новом месте, загадка. Помощь в поиске залов со стороны Москомспорта есть, понимание со стороны «Норильского никеля» и Владимира Потанина тоже. Быстро трудности такого масштаба не пережить, но приложим максимум усилий, чтобы через какое-то количество лет выправить ситуацию фундаментально.

«Наши отношения с Итудисом не назовешь идиллическими»

— Летом заканчивается контракт Димитриса Итудиса. К началу нашей беседы новостей по теме не было. Ждать ли их до «Финала четырех»?

— Мне кажется правильным, чтобы команда и тренер отправились в Кельн с пониманием дальнейших перспектив, поэтому в минувшую среду сообщил Димитрису о желании продлить с ним контракт. Итудис с честью вышел из трудной ситуации в сезоне. Вероятно, впервые мы едем на «Финал четырех» не фаворитами, а андердогами, перехватив роль у «Олимпиакоса», дополнительная уверенность явно не будет лишней. Плюс мы приобретаем возможность вести селекционную кампанию уже сейчас, не дожидаясь конца сезона. Первый-второй вопрос от возможных кандидатов: «Кто будет главным тренером?» Ответ из серии «подпиши контракт и подожди июня, тогда узнаешь» не работает, игроки уйдут в клубы с большей ясностью в этом вопросе.

— ЦСКА завалил начало февраля, выдав серию из четырех поражений. Потерял двух топ-игроков. Не имеет представителей в пятерках лучших Лиги ВТБ. Но при этом набрал ход и продолжает претендовать на победу в обоих турнирах. На взгляд со стороны, это признаки тренерской команды.

— Джеймс стал бы лучшим бомбардиром Евролиги или даже MVP турнира, но для статистики не хватило всего одной игры. Дело в другом. Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Мы были в очень непростой ситуации, по сумме конфликтов, это, пожалуй, самый сложный мой сезон, в котором приходилось заниматься командой в режиме ручного управления. Не наш путь, но так сложилось. Когда уступили «тридцатку» «Эфесу» в Стамбуле в начале марта, спросил Димитриса: «Уверен, что выплывешь?» Он убедил меня, что справится. Да, помог «ковид» в «Фенербахче», но будь с нами Джеймс и Милутинов, речь сейчас шла бы только о первых местах в обоих турнирах. Однако и без них команда не развалилась, адаптация Эрика и Лундберга прошла удачно, в этом прямая заслуга Итудиса. И игроков, разумеется.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Димитрис Итудис / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Пару месяцев назад грек дал огненную пресс-конференцию, ваша реакция на нее? 

— Моя реакция на его пресс-конференцию вызвала у тренера еще более бурную реакцию, жаль камеры рядом не было. Мы знакомы семь лет и с уважением относимся к особенностям наших характеров. Я обратил внимание на некоторые моменты, которые, возможно, не стоило озвучивать. Димитрис в интонациях, присущих южному человеку, дал понять, что остается при своем мнении. Примерно так и поговорили.

Наши отношения не назовешь идиллическими. Продолжаю считать, к примеру, что потенциал урегулирования конфликта с Джеймсом был израсходован не до конца. Но если за годы моей работы в клубе 99 процентов напряженности удавалось снимать без ущерба для всех сторон, то спасти эту ситуацию не представлялось возможным.

«Пока Итудис в клубе, Майка Джеймса у нас быть не может»

— Вы могли заблокировать уход Джеймса?

— Это ничего не изменило бы. Решение принимал тренер, корни уходили в отношения двух людей. А отношения — в характеры. Так бывает в семьях: проскочит искра — и вдруг пожар. Все детали случившегося не знаю даже я, обе стороны видят ситуацию по-своему. До последнего верил, что отыщется консенсус, но увы. Майк — человек со своими особенностями, великолепный мастер. Поздравил меня и кого-то из партнеров с выходом в «Финал четырех». Рад его успехам в НБА, огорчают разве что заголовки в духе «ЦСКА попал на деньги». Расставание с лидерами, имеющими двухлетний контракт, не бывает безболезненным, однако хорошая игра Майка в «Бруклине» и ему, и нам только на пользу.

Предвидеть проблему было нельзя. До продления контракта с Джеймсом за весь недоигранный сезон не возникло ни единого противоречия. Причем претендовал на Майка не только ЦСКА, но и несколько европейских клубов. Жаль, что обстоятельства потребовали жертв, спичка и керосин встретились в ненужный момент. Даже после первичного примирения, на которое пришлось потратить немало нервной энергии, внутри фигурантов продолжало тлеть. Возник ерундовый повод — вспыхнуло снова.

— Впереди окончательное расставание с Джеймсом?

— Ясно, что пока Димитрис в клубе, Майка у нас быть не может.

— В интервью «СЭ» вы сказали, что самый большой личный штраф в ЦСКА составил 70 тысяч евро. Пытались применить эту меру к Джеймсу?

— Хороший вопрос. Ответ состоит из трех частей. Первая юридическая: те нарушения клубного регламента, которые имели место, мы зафиксировали определенным протоколом. Вторая: после одной истории в раздевалке у меня были основания оштрафовать Майка на серьезную сумму и даже пойти на расторжение контракта. Но сохранялась надежда на урегулирование. Кроме того, жизненные потери Майка в той ситуации, два печальных события в его семье, не располагали к тому, чтобы ударить по игроку еще и финансово. Штраф ни к чему хорошему не привел бы и не сыграл бы воспитательной роли. Человека с двухмиллионным контрактом потеря 50 тысяч озлобила бы, а не исправила. Третий пункт: в Евролиге действует профсоюзное соглашение, лишающее клуб части рычагов управления. Что-то придумать можно, но в целом история про штрафы очень избирательная.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Фото: © Juan Navarro / Contributor / Euroleague Basketball / Gettyimages.ru

— Допускаете, что Итудису не хватило педагогической мудрости, которая отличала, к примеру, Мессину?

— Подобное случалось и при Мессине, и при Ивковиче. Саврасенко, если помните, уходил по жесткой схеме, в какой-то момент Этторе пришел ко мне и сказал: «Я или он». Так что дело не в педагогике, а несовпадении биоритмов. Опытный и авторитетный Саврасенко, надо признать, воспринял случившееся с пониманием. 

— Нынешний взлет «Милана» — стопроцентная заслуга Мессины?

— С огромным интересом вспоминаю совместную работу с ним, это были каждодневные шахматы. В умении заставить с собой считаться Этторе большой мастер, не говоря уж про баскетбол. Нынешний «Финал четырех» — колоссальный успех для «Милана», и главный творец успеха, конечно, Мессина, занявший должность не только тренера, но и президента по баскетбольным операциям. Очень тепло общаемся в Милане и Москве, знаю, что в клубе Этторе царь и бог. Да, у него ветеранская команда: Кайл, Чачо, Датоме, Дилэйни, Мицов… Но ветеранов не надо учить баскетболу, они знают, что делать. Уязвимые места проявляются лишь по ходу сезона: возраст, усталость, травмы. Зато «Финал четырех» для ветеранов счастье и удовольствие, к тому же есть время на подготовку. Опыт может сыграть в Кельне решающую роль.

«У меня со всеми игроками хорошие отношения, но с Саймоном еще и теплые. Это не дает ему никаких преференций»

— У кого из игроков ЦСКА самые непростые ситуации с продлением контрактов? Или непродлением.

— У всего клуба. Нас ждет большое повышение расходов в связи с переездом, увеличением стоимости аренды, обустройством нескольких мест в Москве. Двухлетний контракт с Джеймсом тоже потребует урегулирования в том или ином формате.

Раньше такого не говорил: впервые на моей памяти ЦСКА по ходу сезона стал слабее по подбору исполнителей, хотя и более коллективным в игровом плане. Сегодня мы команда чуть выше средней, если оценивать состав. Однако амбиции клуба и болельщиков остались прежними, эти «ножницы» еще предстоит осознать. Четвертое место в ВТБ и некоторые поражения в Евролиге не случайны, мы просели по качеству. Спасибо ребятам и тренеру, сумели выйти в «Финал четырех», но это не совсем та команда, которая могла быть с Джеймсом и Милутиновым. Так что межсезонье будет не просто сложным, а, возможно, самым сложным за Бог знает сколько времени.

Даже когда перебрались в УСК ЦСКА в 2002-м и находили окурки в пыльных кубках, понимали: есть корт, требуется ремонт, здесь оборудуем офис, тут разместим докторов. Были детали для конструктора. Сейчас их нет. И вообще ничего нет.

— Семен Антонов после каждой «трехи» показывает пальцем в вашу сторону. Намекает на новый контракт?

— В последнее время перестал, но ничего, ему аукнется. У меня со всеми игроками хорошие отношения, но с Саймоном еще и теплые. Это не дает ему никаких преференций, просто так совпало. И вот Антонов несколько матчей подряд не мог забить из-за дуги. Я подтролливал: «В клуб «зеро» Игоря Акинфеева записался? Имей в виду, каждое попадание не просто три очка, а три копейки в копилку будущего контракта». Под троллинг его и прорвало в итоге. Забивал и показывал: «Видели?» Шутили в рамках отношений, не более. В жизни должно быть место юмору, а у Саймона с этим порядок.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Семен Антонов / Фото: © Coolmedia / ZUMA Press / Global Look Press

— Есть смысл говорить о контрактных перспективах отдельных игроков до «Финала четырех»?

— Есть смысл говорить о том, что ясность с тренером позволит быстрее определиться с составом. «Финал четырех» важная веха, но существуют факторы, влияющие на оценку сезона в большей степени. Проиграем в Кельне, и что, всех собак спустить на Итудиса? Но выход туда команды его несомненная заслуга, этот результат уже превышает нынешние возможности ЦСКА.

— Возникали ситуации, когда вам приходилось жестко общаться с тренером? Быть может, повышали голос?

— Нет. Стараюсь ни на кого не орать, хотя не всегда получается. И никогда не лезу в тренировочный процесс. Поговорить на эмоциях можем, но чтобы кричать на тренера, нужно иметь сопоставимый с ним уровень баскетбольных знаний. Исходить же в интонациях из того, что ты начальник, а он подчиненный, все равно что проявлять высокомерие к людям другого социального статуса. Негодный формат. Да и Димитрис не дает повода своим отношением к делу, работает ревностно. Расслабляться ему нужно скорее больше, чем меньше, точно пошло бы на пользу. Слишком сфокусирован порой на баскетболе, не пошутит, не улыбнется. И не переделаешь, он такой, какой есть.

— Лучший из россиян по игровому времени во всех матчах сезона — 7-й в команде. По набранным очкам — 9-й. По индексу полезности — 8-й. Ситуация со своими воспитанниками имеет другое решение?

— Давайте откровенно: воспитание резерва не первоочередная задача профессиональных клубов. Есть другие приоритеты — титулы, болельщики. А задачи формируются владельцами. Например: «Хотим, чтобы клуб стабильно выходил в «Финалы четырех». Вот вам ресурс, приступайте. С русскими этого добьетесь или с иностранцами, решать вам».

Все понимают, что достичь таких целей без легионеров невозможно. Это не хорошо и не плохо, это аксиома. Никто не отказывается от работы с резервом, в нынешнем сезоне ЦСКА выпускал своих воспитанников чаще, чем в предыдущем, наша команда выиграла чемпионат Единой молодежной лиги ВТБ. В «Нижнем Новгороде», допустим, половина команды — воспитанники системы ЦСКА. Но вероятность того, что каждый год под основой станут появляться Швед или Кириленко, в силу их уникальности крайне мала. Такие пробились бы и сами по себе.

Да, хочется, чтобы русские играли больше. Есть такая возможность? Нет. Итудис держит их на лавке искусственно? Тоже нет.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Александр Хоменко / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Молодых растят не только в рамках соцпроекта, но и для экономии.

— На чем это?

— На покупке легионеров.

— Встречный вопрос: сколько зарабатывал бы игрок Х с российским паспортом в Испании?

— Сколько?

— В три раза меньше, чем у нас. Из-за лимитной составляющей. Так что не все однозначно с экономией. Мне нравится то, что делает «Нижний»: каждый год набирают россиян, наигрывают, засвечивают, отдают туда, где им больше платят. Постоянная ротация: и игроки себе цену поднимают, и клуб что-то может получить на трансферах. В этом и состоит вечная разница между командами-донорами и топ-клубами. У одних на первом месте финансовая составляющая, у других турнирная.

Был у нас сезон, если помните, с красивым названием «Русский проект». Сместили баланс в пользу молодых, получили в двух-трех матчах «минус 20», нас чуть в асфальт не закатали: «Что вы себе позволяете, какой позор!» Возмущались те же люди, что раньше говорили: «Не хочу за вас болеть, потому что мало русских». Топ-клуб есть топ-клуб, его цель — результат. Назовите хоть одну команду Евролиги, которая играла бы собственными воспитанниками? Нет такой. Представьте, что в Евролигу заявится сборная России при всем уважении. До какого уровня дойдет? Плей-офф станет достижением. Да и полные залы собирают не поражения, пусть даже почетные, а победы, причем здесь и сейчас, а не в долгосрочной перспективе.

— От вас в сезоне уходил «Аэрофлот». Из-за экологических проблем «Норильского никеля» на четверть сократился бюджет. Какие статьи расходов пришлось урезать?

— Все, не связанные с контрактами игроков. Пытались договориться со многими, единицы согласились на небольшое понижение, остальные сохранили гарантированные контрактами суммы. На остальном пришлось экономить. Спасибо, что вернулся «Аэрофлот», заключили соглашение до конца календарного года. Не те цифры, что раньше, и все же нам подставили плечо, будем летать на спонсорских условиях. С кем-то из игроков с сожалением попрощались, приняв бизнес-решение, хотя проблему это не сняло. Когда вынужденно купили Эрика и Лундберга, поняли, что не вписываемся в смету, залезли в бюджет следующего года. Еще доигрываем, но уже должны.

Вообще расстроило не сокращение как таковое, а то, что узнали о нем минувшим летом в середине трансферной кампании. Не удалось реализовать задуманное, пришлось переверстывать и комкать планы на ходу. Знать бы раньше, применили бы чуть другую стратегию. А так вышло, что в межсезонье собирали суперкар, но до конца собрать не вышло.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Майкл Эрик / Фото: © ПБК ЦСКА

— По вашим словам, квалификация сборных превратилась в турнир посредственного уровня. Почему в футболе работает календарь с окнами, позволяющими выступать за национальные команды всем лучшим, а в баскетболе нет?

— Потому что в футболе единый организатор турниров — УЕФА. Нет необходимости с кем-то договариваться, сверстали календарь и вперед. В баскетболе есть Евролига и ФИБА. У каждой свои календари, и на данном этапе нет даже попыток договориться о единых окнах. Точки зрения тоже две, обе мне понятны, но между собой не стыкуются. Конфликт отсутствует — есть несовпадение, которое бьет по всем.

Отпускать игроков в сборные клубам невыгодно: проседает тренировочный процесс, возникает усталость из-за перелетов и матчей, велик риск травм, которые не покроются мизерной страховкой, поэтому расходы на лечение лягут на клуб. Не отпустишь игроков — получишь негативное общественное мнение, ослабишь сборную, за которую сам переживаешь. Бизнес вступает в конфликт с патриотизмом. Несмотря на это, всегда стараемся идти навстречу федерации, даже в ущерб интересам ЦСКА. И получаем взамен не всегда адекватное отношение. В тех случаях, когда мы объективно не могли отпустить игроков, нас штрафовали. Хочется большего понимания.

Недельная пауза в ноябре могла бы сгладить напряженность, и я вносил такое предложение. Сделать перерыв для сборных, пусть сыграют по два матча, потом клубные турниры продолжатся. Идея пока не нашла понимания у Евролиги. Остаемся в полупозиции.

— Для вас предстоящий «Финал четырех» станет 17-м. Назовите топ-3 по силе эмоций как в плюс, так и в минус.

— Первое место — Берлин-2016, выстраданная победа. Второе и третье поделю между Стамбулом-2012 и Виторией-2019. Не проиграй мы в Турции финальный матч, в котором вели 19 очков, не было двух последующих побед. Тот провал многому научил, сделал сильнее. Испытал дичайшее разочарование, пришлось отходить год, если не больше. Будто сами достали из кармана миллиард и выкинули.

«Предстоящий «Финал четырех» — имени Итудиса. Но по сумме конфликтов это самый сложный мой сезон». Интервью Андрея Ватутина

Разочарование ЦСКА в «Финале четырех»-2012 / Фото: © Ulf Duda / Contributor / Euroleague Basketball / Gettyimages.ru

— Причем концовка игры не только обнажила некоторые человеческие характеры — без нее жизнь могла сложиться иначе. Выиграли бы, пожал бы всем руки и двинулся в другом направлении, скорее всего. Волею обстоятельств этого не произошло, но я счастлив, что так случилось. Дорожу ЦСКА и людьми, с которыми работаю, очень им благодарен. Надеюсь, они меня еще потерпят.

Источник статьи: matchtv.ru