Зимние

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

3просмотров

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

Александр Логинов и Максим Цветков / Фото: © ПФК ЦСКА

Бронзовый призер Олимпиады сам недавно играл за любительскую команду.

Бронзовый призер Олимпиады сам недавно играл за любительскую команду.

Многие российские биатлонисты обожают футбол и с удовольствием ходят на стадион. После Олимпиады клубы приглашали стреляющих лыжников на свои матчи, чтобы те произвели символический первый удар по мячу. Эдуард Латыпов выходил на поле в Самаре перед матчем «Крыльев Советов», Александр Логинов и Максим Цветков — в Москве перед матчем ЦСКА.

Цветков, кстати, не просто любит смотреть футбол, но и сам не так давно играл и активно помогал (в том числе финансово) команде СДЮШОР-Вологда. Корреспондент «Матч ТВ» встретился с бронзовым призером Олимпиады и поговорил с ним о любимой игре. В этом материале:

  • Почему Цветков играл в команде под 33-м номером
  • Кого бы из биатлонистов он взял к себе в футбольную команду
  • Кто является его любимым футболистом в ЦСКА
  • Завидует ли Максим высоким зарплатам российских игроков

— Вы занимались лыжными гонками, потому что отец тренер. Как появился футбол?

— Когда мы занимались в лыжной секции, то как только снег сходил, начинали играть в футбол. В тренировочном процессе мой отец очень часто использовал футбол. Надо понимать, что наше детство было не таким, как сейчас. Я с утра мог выйти во двор и до позднего вечера играть в футбол, американку или какую-то еще игру с мячом. Это было одно из главных развлечений в детстве. Так любовь к футболу и появилась.

— В футбольную школу не ходили?

— Нет. Потому что занимался лыжами. Это единственная спортивная секция, на которую ходил. Были и другие увлечения. Например, играл в баскетбольной команде. Мне в принципе игровые виды спорта нравились. Но другие секции не посещал. Наверное, потому что отец был тренером в лыжных гонках. Очень много времени на это уходило в детстве.

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

Максим Цветков / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— Становясь профессиональным биатлонистом, вы продолжали играть в футбол и даже выступали за любительскую команду. Сейчас до сих пор играете?

— Сейчас уже не играю. Когда команда в Вологде организовалась, она начинала на базе СДЮШОР № 3. Я часто приходил к ребятам на тренировки, начиная с маленького возраста. Хорошо знал тренера. Когда команда образовалась, он стал уже директором спортивной школы. Сложились с ним хорошие отношения. Поэтому меня в команду тоже записали. Отчасти это больше была как медийная активность, чтобы привлечь зрителей. А для ребят — своеобразная мотивация, хоть я и из другого вида спорта. На тот момент достижения были, выступал на Кубке мира. Выходил с ними на тренировки, играл в матчах. Конечно, на «Золотом кольце» не выступал за команду, а только на внутригородских соревнованиях.

— Видел, что у команды были сборы на Алтае. Вы тоже ездили?

— Нет. С футбольной командой никуда не ездил. Только в Вологде. Раньше почти всегда, когда приезжал домой, приходил к ним на тренировки. Теперь, конечно, такого нет. Сфокусировался больше на биатлоне. С возрастом понял, что футбол — это травмоопасно для меня. На сборах с ребятами играем, а дома хожу на футбол как болельщик.

— Хотел как раз уточнить про травмоопасность футбола. На сборах понятно, что другие биатлонисты в жесткие стыки не пойдут, но во время матчей за СДЮШОР-Вологда соперники тебя жалеть не будут. Не было вопросов, например, у тренера Николая Лопухова, что вы играете в футбол и можете получить травму?

— Наверное, я начал играть в команде еще не при Лопухове, а при Рикко Гроссе. А Гросс сам очень любит футбол. У нас постоянно на сборах были футбольные тренировки. Рикко их тоже обожал. Поэтому каких-то проблем не было. Сейчас мы очень аккуратно играем, в последние годы очень себя бережем. Но вспоминаю, как это было при Гроссе, были лютые зарубы в команде. Даже травмы, к сожалению, случались. Сейчас стараемся их избегать и лишний раз в контакт не идем. Это приходит с возрастом. Понимаешь, что если ты травмируешься, то можешь лишить себя сезона. Зачем тебе это надо? Эмоции все равно есть. За что я люблю футбол, это в первую очередь за эмоции.

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

Рикко Гросс и Андрей Падин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— То есть в период, когда шли в жесткие стыки на сборах, профессиональный спортсмен еще не до конца сформировался?

— Да. В первые годы в основной команде еще был юниорский запал. Эмоции брали вверх. Теперь уже преобладает профессионализм.

— На какой позиции вы играли в СДЮШОР-Вологда?

— Правый полузащитник. Во-первых, у меня с правой ногой получше, чем с левой. Поэтому проще с той стороны играть. Я не атакующий, не забивной игрок. А пас и навес у меня неплохо получаются. Поэтому там меня выпускали. Ну и могу много бегать. Полузащита все-таки предполагает большой объем работы. Нужно и в атаку убежать, и вернуться.

— Почему вы играли под номером 33?

— Это мой счастливый номер. Я в нем в биатлоне много выигрывал еще с юношеских соревнований. В Финляндии на чемпионате мира бежал под 33-м стартовым номером, выигрывал. Поэтому тройки у меня до сих пор в жизни присутствуют, в том числе в номере телефона.

— Как реагировали люди, что в команде играет известный биатлонист? На тот момент вы уже же были чемпионом мира?

— Нет, наверное, это было чуть раньше — 2015–2016 годы. Поэтому чемпионом мира еще не был, но на Кубках мира участвовал. В эстафетах побеждали, личные медали были. Поэтому, повторюсь, в первую очередь мое участие в матчах команды заключалось в том, чтобы притянуть болельщиков. Из-за этого я был в стартовом составе и списках команды. 

Хотелось именно развивать футбол. Я был не против, потому что мне эта игра нравится. Понимаю, что, когда есть болельщики, хоть их в то время приходило немного, но они были, их нужно заинтересовать. Намного проще ребятам играть, когда есть поддержка, всё намного легче дается. Когда ты один выходишь, то непонятно, зачем ты сюда пришел, если никому неинтересно. 

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

Максим Цветков / Фото: © ЦСКА

— Я именно для массовости приходил. Одно дело, когда выходят футболисты местного уровня, только после школы и никаких больших достижений еще нет. Но когда выходит победитель Кубка мира, хоть и в биатлоне, то у людей это вызывает интерес. И большая аудитория в соцсетях у меня была с города Вологды.

— Вы же команде не только медийно помогали?

— Не только. Была и материальная поддержка несколько лет. У меня спонсором являлась известная сеть магазинов спортивных товаров. Была с ним взаимная договоренность по материальной помощи спортивной школе по футболу.

— Видел еще у вас в соцсетях, что команда благодарила за выезд на матч футбольного ЦСКА.

— Да, это тоже было. Я в тот момент плотно общался с ребятами, активно хотел помогать. Рад, что сейчас на основе той команды возрождается профессиональный футбол в Вологде. «Динамо» Вологда возродилась на базе команды, которая начинала играть на «Золотом кольце» в 2016 году.

— Вы чувствуете в это свой вклад?

— Мне хотелось бы в это верить. Есть тренеры, работавшие с этой командой. Их вклад очень большой. Но то, что я был в начале пути команды и она теперь в профессиональной лиге, — это прикольное ощущение. Сейчас во время межсборья поеду на тренировку «Динамо», чтобы провести активность.

— Игровая тренировка на сборах — любимая тренировка?

— Не сказать, что любимая. Но в плане психологии она самая насыщенная. Ты выходишь, заряжен, что нужно побороться. Эмоции там очень большие. Но она не самая важная. Потому что наши специализированные тренировки намного важнее. Так что в плане эмоций — да, в плане важности — нет.

— Слышал, что многие в команде хорошо играют.

— Да, Саша Логинов очень хорошо играет. Мы с ним болеем за ЦСКА. Он, в отличие от меня, тот болельщик, который может про тактику любимой команды рассказать, про всех игроков РПЛ, про все клубы. Я больше иду на саму игру. А он очень заряженный на футбол. Но, в целом, многие хорошо играют.

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Представьте, что вам нужно выбрать в команду четырех биатлонистов для игры в футбол 5 на 5. Кого бы выбрали? Это может быть любой биатлонист, с кем играли на сборах раньше или сейчас.

— Наверное, Сашу Логинова и Эдика Латыпова. Они очень хорошо играют. Из тех, кто раньше был в команде, уже не вспомню, кто и как играл. Был у нас Александр Печенкин. Он прямо здоровый, большой. Можно в защиту точно поставить. Эдика бы тоже в защиту поставил, чтобы просто вперед не выпускать. Он хорошо играет, но иногда забывается в себе и может убежать с мячом. Александра (Логинова) — в центр или в атаку. И давайте еще Антона Бабикова возьмем. Он хорошо бегает. Его можно поставить в центр.

— Ходите вместе на футбол?

— Да. Мы с Александром фанаты ЦСКА, но чаще удается ходить на футбол в Петербурге, потому что у нас там проходят сборы. Так получается, что матчи попадают на этот период. Мы за любую возможность посмотреть футбол цепляемся. Дважды или трижды уже были на матчах «Зенита». И в этом году в первый раз попали на ЦСКА. В Москве мы не так часто бываем, хотя нас постоянно приглашают. Очень редко стыкуются наши переезды с домашними матчами ЦСКА. Да, через Москву мы постоянно летаем. Но обычно утром приезжаешь, а в обед уже уезжаешь. То есть часа три-четыре находишься в городе. А в Санкт-Петербурге хорошая база, мы там часто тренируемся.

— Кроме матчей российского чемпионата какие-нибудь еще игры посещали?

— К сожалению, нет. Я был в Лондоне, кажется, в 2017-м. Отдыхал, бежал там марафон. Но на футбольный матч так и не сходил. Когда в России был чемпионат мира, то мы тоже не попали. Не знаю даже почему. Наверное, были на сборах в это время.

— Почему стали болельщиком ЦСКА?

— Это пошло со школьных лет. Даже не могу вспомнить, как это было. Сейчас понятно, что я служу в ЦСКА, поэтому и болею за клуб. Это как-то логично. А в детстве я, наверное, не был фанатом какого-то футбольного клуба. У меня даже сегодня такого нет, что только за ЦСКА. В Лиге чемпионов могу поболеть за «Барселону». В России мне ЦСКА близок.

— Любимый игрок?

— Вагнер Лав. У него недавно день рождения было.

— Откуда знаете?

— Я же подписан на все соцсети ЦСКА. Видел, что они его поздравляли.

«При Гроссе были лютые зарубы в команде». Интервью биатлониста Максима Цветкова о любви к футболу

Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Почему он?

— Это, наверное, моя школа и выпускные годы. Как раз я тогда очень часто смотрел футбол. Видимо, в те годы моя любовь к клубу произошла. Вагнер Лав тогда был ведущим игроком. Так сложилось. Сейчас не смогу вспомнить, почему это произошло. Я живу в Бабаеве, это не так далеко от Санкт-Петербурга. У нас в городе большинство болеет за «Зенит». Это логично. А у меня получилось, что болею за ЦСКА. Не могу вспомнить. Мой дядя тоже футбольный болельщик, но он за «Спартак». Нет такого, что кто-то в семье болеет за ЦСКА, поэтому я стал за ЦСКА.

— Представители разных видов спорта любят говорить, что наши футболисты незаслуженно получают зарплату. Согласны ли вы с этой риторикой?

— Нужно понимать, что в целом в мире уровень зарплат такой. Не только у нас в России. Если взять биатлониста из другой страны, то он также будет меньше зарабатывать футболиста из этой страны. Футболисты почти во всех странах мира много зарабатывают. Так принято. Там большие спонсорские контракты, это самый популярный вид спорта. О чем еще здесь можно говорить?

— Если говорить про Россию, то часто трансляции биатлонных гонок популярнее футбольных матчей.

— Да, возможно. Биатлон в России достаточно популярный вид спорта. Но так сложилось. Тут нечего ожидать чего-то другого. Не нужно думать, что здесь нашим футболистам будут платить меньше. Это же международный рынок. Он не зацикливается на уроне России. Нет такого, что у нас свой рынок, а там другой. Поэтому уровень зарплат будет общемировым, а не внутренним.

— У вас зависти к футболистам нет?

— Нет. Я сам тот же фанат, который приходит на трибуны. Вижу, что на матч может собраться 20-40 тысяч человек. А сколько по миру болельщиков? Поэтому в любом случае это самый популярный вид спорта. 

Источник статьи: matchtv.ru