Единоборства

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

23просмотров

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

16 марта 2013 года Руслан Проводников вышел на бой с Тимоти Брэдли в статусе бойца, который должен был проиграть и помочь Брэдли вернуть уверенность в себе. Через 47 минут после гонга на первый раунд в боксе стало одним выдающимся поединком больше.

16 марта 2013 года Руслан Проводников вышел на бой с Тимоти Брэдли в статусе бойца, который должен был проиграть и помочь Брэдли вернуть уверенность в себе. Через 47 минут после гонга на первый раунд в боксе стало одним выдающимся поединком больше.

До боя:

  • Карсон, 16 марта, бой за титул чемпиона WBO в категории до 66,5 кг. Тимоти Брэдли 29-0, Руслан Проводников — 22-1. Коэффициент на Проводникова — 5. В последнем бою Брэдли решением побеждает Мэнни Пакьяо.

После боя:

  • Трое судей отдают победу Брэдли: 115-112, 114-113, 114-113. Проводников дважды посылает Брэдли в нокдаун, один из которых рефери не засчитывает. За 36 минут чистого времени Брэдли выбросил тысячу ударов и попал 347 раз. Проводников нанес 218 ударов, из которых только 32 пришлось на джебы и 186 — на силовые удары.

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Есть легенда, якобы после боя Брэдли поехал в больницу, потому что у него начались провалы в памяти, а вы пошли есть пиццу. Это правда?

— Не совсем. По-моему, не пиццу, а стейк. Мы поехали в гостиницу с большой группой поддержки — мой народ манси из Ханты-Мансийска, друзья. Кто-то заказал пиццу, а я взял стейк и безалкогольное пиво. После боев сахар падает, и хочется чего-то сладкого и холодного. Я еще часто просил своих менеджеров принести банку холодной колы после боя.

— Мне однажды попали в подбородок футбольным мячом, и я удивился, как сильно может болеть челюсть. Что чувствует человек, которому в голову попали боксерским кулаком 300-400 раз за полчаса?

— Если вы видели фото после боя, то там у меня нет головы, одно синее пятно. Во время боя ты, понятно, ничего не ощущаешь — зашкаливает адреналин, но после начинаешь чувствовать. Не можешь спать ночью, не можешь найти позу, чтобы ничего не болело. Все тело болит, кровью мочился, голова трещала несколько дней. Лицо практически не чувствуешь. Но я никогда не боялся ничего подобного и отдавал всего себя, потому что шел на оправданный риск. Делал это для семьи, чтобы она ни в чем не нуждалась, и говорил: «Если со мной что-то случится в ринге, это мой выбор. Никого в этом не вините».

Это один из моих лучших боев. Я благодарен Брэдли, что он подарил мне бой, проявив такую волю и характер.

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Вы пересматривали его?

— Весь бой я смотрел один или два раза, но в интернете много отрывков. Пересматривать тяжело, потому что ты заново переживаешь эмоции, которые испытывал тогда. Вспоминаешь все, что пришлось вытерпеть до боя, но не во время подготовки, а вообще: я же пришел в профессионалы в 2006 году и получил шанс драться с чемпионом мира восемь лет спустя. В какой-то момент даже сомневался, получу ли я этот шанс.

— Новость о том, что вы будете соперником Брэдли, появилась где-то за месяц до боя. Кто вам ее сообщил и что вы делали в этот момент?

— Был в Екатеринбурге, тренировался, держал себя в форме, отказался от всего, что может помешать, ждал своего шанса, жил этим шансом. Есть такая фраза: «Человек может споткнуться о свой шанс, встать, отряхнуться и пойти дальше». Я такого не хотел — держал себя в форме и занимался с тренером по физподготовке, хотя даже не было предложений.

И за шесть недель до даты мне позвонил мой менеджер Вадим Корнилов и сказал: «Предлагают бой с Тимоти Брэдли. Но ты в этом бою — мясо».

— Уточним — Вадим ваш близкий друг, он так сказал, имея в виду, что вторая сторона вас представляет себе как мясо.

— Ну да, все понимали, и я сам понимал, что меня выбрали, как пушечное мясо, на котором Брэдли разомнется перед большим боем. Но команда в меня верила и всегда была со мной, как одна семья. Чтобы вы понимали — мои менеджеры Вадим Корнилов и Андрей Напольских жили со мной рядом во время лагеря. День начинался в 3:45 — это я сам себе установил такое правило. В 4:20 мы выезжали на первую тренировку, которая начиналась в пять утра. И вся команда жила по такому графику. Андрей вставал чуть раньше, чтобы я мог перекусить с утра, выпить нужные витамины, чтобы я выходил на кухню, а там уже все было готово. В два часа дня — вторая тренировка. Вечером смотрел фильмы, сериалы или КВН, читал книги и стихи. Засыпал в восемь или девять. Домой звонил два-три раза в неделю.

В общем, когда мне предложили, я буквально на следующий день вылетел в США. Сразу отправились в Лос-Анджелес, провели пресс-конференцию и оттуда поехали в Лас-Вегас, где нас ждал Фредди Роуч. Он готовил Мэнни Пакьяо, так что мы тренировались в одни даты. Вадим забронировал дом в Вегасе, и уже следующим утром мы начали тренировочный лагерь.

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Пакьяо перед этим тоже боксировал с Брэдли, он давал вам советы?

— Нет, но у него в углу тогда находился Фредди Роуч, который готовил меня, а я перед своим боем сам помогал Пакьяо готовиться к Брэдли и был его основным спарринг-партнером. Когда Пакьяо и Брэдли договорились о бое (2012 год), Роуч пригласил меня на Филиппины, в Багао. Мы провели там первый спарринг, после чего Фредди сказал, что я остаюсь. Начали лагерь на Филиппинах, потом переместились в Лос-Анджелес. Я провел полтора месяца в тренировочном лагере у Мэнни, больше 70 раундов с ним.

— Ваш бой с Брэдли воспринимается как бескомпромиссная рубка, а вы — как боксер, который выходит и убивает соперника. Но вы ведь вырабатывали хотя бы какую-то стратегию?

— Просто слушал, что говорит Фредди Роуч: он согласился стать моим тренером, а я смотрел ему в рот и впитывал каждое слово. Роуч знал Брэдли от и до, но я понимал, что как боксер уступаю на две головы. Простой березовский хулиган против звезды спорта.

Фредди подобрал хороших спарринг-партнеров, один был настолько похож на Брэдли, что мне и в бою казалось, будто я с ним спаррингую. За шесть недель я провел больше ста раундов. Физподготовка была хорошей — тренировался с Гэвином Макмилланом, который потом стал тренером Мигеля Котто.

Когда вышел на ринг, у меня было ощущение, что я полтора месяца тренировался с самим Брэдли. С первых раундов происходило все, что говорил Роуч. Важно было, что он просчитал его и психологически. Если бы Брэдли начал боксировать, шансов у меня бы не было. Мы хотели вывести его на рубку, в мою стихию. Поэтому Роуч постоянно говорил в прессе, что Брэдли начнет бегать, как только почувствует мою мощь, что мы увидим ремейк фильма «Форрест Гамп». Это сыграю свою роль — Брэдли разозлился и после признался, что хотел меня нокаутировать.

— А вам это было на руку… во всех смыслах.

— Кросс, который пролетел через руку и попал Брэдли в нос, я отрабатывал с детства с Евгением Алексеевичем Вакуевым, который сейчас тренирует моего сына. А Роуч настолько выложился на подготовке, что во время боя все шло по сценарию. Он говорил, что Брэдли уже в первом раунде покажет всю свою мощь и попытается меня нокаутировать, а нам этого только и надо. После того, как он почувствует мою мощь, он начнет бегать. Поэтому нужно резать углы и не давать ему двигаться. В шестом раунде прошла заготовка Роуча. Он говорил, что, когда Брэдли побежит, нужно показать смещение вправо, тут же сделать маневр влево и ударить боковым в челюсть. Это прошло, можно увидеть в эпизоде, где Тимоти садится на канаты после удара.

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Об этом не принято говорить, но вы роняли людей на спаррингах?

— А что тут скрывать — конечно. Мне нравится философия американских залов: когда заходишь в ринг, нет легких спаррингов. Младше ты или старше, тяжелее или легче — тебя будут бить. Никто никого не жалеет. Не можешь — придет следующий. Там вольные бои, а не отработки. Тренер может дать тебе установку, но спарринг-партнер работает в полную силу и нокаутирует тебя, если есть возможность. Я неоднократно посылал своих ребят в нокдаун. Многие отказывались спарринговать. Ты заплатил 20 долларов за шесть раундов, а он уходит после четвертого. Говоришь ему: «Куда пошел, ты мне должен еще два раунда».

— А во время боя успевали что-то говорить самому себе?

Мне кажется, мы дрались уже в прострации. Я даже не помню, что говорил Роуч в углу. После десятого он меня хотел снять с боя. Говорил: «Ты много пропускаешь. Покажи, что ты можешь его нокаутировать, или я остановлю бой». А я не чувствовал, что много пропускаю, как будто был под допингом или наркотиками. Я хотел добраться до Брэдли и нокаутировать его.

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Были раунды, когда Брэдли очень жестко попадал?

— Я этого вообще не чувствовал: ни усталости, ничего. Вот буквально до и после этого никогда не был в таком состоянии. 12 раундов пролетели как один. Очень тяжело передать все, что я чувствовал до боя. Я шел к этому долгих восемь лет, не было денег: зарплата 10 тысяч рублей, семья жила в избушке с печкой, родился ребенок, супруга оставалась одна по четыре-пять месяцев, пока я готовился к бою. Я дрался и приносил домой копейки. Поэтому выходил только с одной мыслью: «Здесь и сейчас». Был готов там умереть.

— Жена и ребенок даже на тот момент жили в избушке с печкой?

— Слава богу, нет. В 2008 году у нас родился сын Иван. Так как я отношусь к малочисленным народам севера, получил по программе субсидию 1,6 миллиона рублей. Взяли в ипотеку двухкомнатную квартиру на 64 квадрата в двухквартирном дома. Наше первое жилье.

— Сколько вы заработали за бой с Брэдли?

— Без вычетов — 125 тысяч долларов. Из них отдал 30% налоги, плюс менеджерские и тренерские проценты. Осталась половина или около того (по курсу на весну 2013 года 62,5 тысячи долларов — 1,9 миллиона рублей. — «Матч ТВ»). Но мне было плевать какая сумма. Был важен сам бой. Я понимал, что деньги придут и жил не деньгами, а идеей: если стану чемпионом мира, то заработаю и прокормлю семью.

— Когда объявили решение и вас признали проигравшим — это худшие эмоции в вашей жизни?

— Вы даже не представляете, насколько я был разочарован. Я проиграл не просто бой, я упустил шанс и не мог в это поверить. Думал, что мне снова придется пройти весь этот путь и понимал, что не смогу этого сделать. Помню, что пришел в раздевалку, встал под холодный душ, плакал и говорил себе: «Руслан, ты проиграл. Все». Главное в тот момент Вадим говорил, что я стал звездой, потом один из сотрудников HBO Питер Нельсон зашел в раздевалку и сказал, мол, ты даже не представляешь, что сотворил сегодня. Но я тогда этого не понимал (через четыре месяца после боя с Брэдли Проводникову назначили бой за титул с Майком Альварадо. 19 октября 2013 Проводников выиграл пояс WBO, победив в виду отказа соперника от продолжения. — «Матч ТВ»).

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— После этого вы виделись с Брэдли?

— Да, много раз. Встречались на боях и автограф-сессиях. Он вежливый и приятный парень без заносчивости, грамотно говорит в интервью. На пресс-конференции до боя не было никакой грязи. Я относился с уважением к нему, а он ко мне.

— В последний раз вы выходили на ринг в июне 2016-го, сейчас вам 37 лет, неужели за последние два-три года у вас не было предложений о новых боях?

— Только за прошлый год столько звонков, даже из-за рубежа. Неужели люди так по мне соскучились? Звонили зарубежные промоутеры, буквально было, что я ехал по трассе, здесь у себя в ХАМО, звонили на Viber, говорили, что готовы организовать бой в декабре. Я говорю: «Готов драться с Брэдли, но он сам в курсе, что у него в декабре бой?». Отвечают: «Это уже проблемы наших партнеров». На этом переговоры заканчивались.

— Не так давно была новость, что вы продали свою машину, чтобы достроить школу в Березово.

— Это «крузак», кстати купил его после боя с Лукасом Матиссе — никогда не думал, что у меня будет такая машина. Потом еще пришлось отдать «Лексус» супруги, чтобы закрыть долги перед застройщиком, и действительно попытаться достроить школу…

— Но вы бы могли побоксировать в России за пять-десять миллионов рублей и не продавать машины. Неужели не предлагали?

— Предложения есть, но я даже не задавал вопросов, сколько заплатят, потому что неинтересно. В последний раз предлагали подраться в октябре в Екатеринбурге и сразу назвали цену в районе 350 тысяч долларов. Я бы вышел, если бы нуждался в деньгах, но я не живу материальными ценностями. Я дрался, чтобы прокормить семью. Сейчас мы сыты, есть достаток, и я не хочу тратить все свое время, чтобы выходить в ринг. В жизни много интересных вещей.

Проводников vs Брэдли – 8 лет великому бою. Спросили у Руслана, как все было

Фото: © Kevork Djansezian / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— То есть вам нужен интересный соперник или острая нужда?

— Нужен вызов, который меня вдохновит, как это было с Брэдли: все против тебя, все понимают, что ты мясо, и ставят, в каком раунде ты упадешь.

— Допустим, три варианта легких для вас боев, которые сейчас кажутся очевидными: с Александром Емельяненко по правилам бокса, с Моряком на голых кулаках и с бойцом ММА Али Багаутиновым, который вас вызывал драться по правилам бокса. Вам это не интересно?

— Нет. Видел, что Али кидал вызов, но неправильно рассматривать это как что-то серьезное. Я бы мог выйти, потешить зрителей, устроить шоу, но не более того.

— Бои на голых кулаках становятся все популярнее. Не думали об этом?

— Нет. Риск должен быть оправдан. Если будет нужда, я бы вышел и на голых кулаках, и на голых ногах. Когда семья была голодной, ринг был единственным шансом ее прокормить. Это была безысходность, когда нет другого выбора. Если бы я не показывал боев по колено в крови, то не стал бы чемпионом мира. Сейчас я думаю — не дай бог, чтобы мне пришлось вернуться в ринг из-за нужды. 

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball