Зимние

«Работа тренера — это адский труд». Эксклюзив «Матч ТВ» с Олегом Знарком

9просмотров

«Работа тренера — это адский труд». Эксклюзив «Матч ТВ» с Олегом Знарком

Олег Знарок / Фото: © КХЛ / Кокшаров Роман

Олег Знарок почти не дает интервью один на один. Да что там, вообще не дает. Мы даже не вспомним, когда это было в последний раз. Обозреватель «Матч ТВ» совершил невозможное — и поговорил с великим тренером о его нынешних делах и главной хоккейной победе его жизни.

Олег Знарок почти не дает интервью один на один. Да что там, вообще не дает. Мы даже не вспомним, когда это было в последний раз. Обозреватель «Матч ТВ» совершил невозможное — и поговорил с великим тренером о его нынешних делах и главной хоккейной победе его жизни.

В интервью:

  • «Я соскучился по этой атмосфере»
  • Панарин — лучший хоккеист мира?
  • Здоровье и четвертый Кубок Гагарина
  • «Не надо говорить ерунду. Олимпийский чемпион — он и есть олимпийский чемпион»
  • Ковальчук и мистика в Пхенчхане

«Вы просто многого не знаете»

Во вторник президент Федерации хоккея России Владислав Третьяк обронил, когда говорил об Олеге Знарке, что тот большой профессионал, но и у него есть слабые стороны. Мол, два года в «Спартаке» показали, что Знарок не сумел поднять команду на новый уровень. Фактически с ним не стали продлевать контракт.

Контракт — дело такое… В свое время федерация не продлила его с Вячеславом Быковым и Игорем Захаркиным, хотя тренеры завоевали два золота, серебро и бронзу чемпионата мира за четыре года. Могут продлить, а могут — и нет.

Что же касается «Спартака», то в первый сезон со Знарком команда на равных билась в первом раунде против московского «Динамо», но проиграла шестой матч (2-4), когда уже началась пандемия и на домашнюю арену не пустили зрителей. Второй сезон — это поражение в первом раунде от ЦСКА (0-4), считавшегося главным фаворитом в борьбе за Кубок Гагарина.

Но каждый имеет право на свое мнение. И мы здесь не для того, чтобы кого-то опровергать.

Тем более мы разговаривали с Олегом Знарком за несколько дней до этих новостей — во время благотворительного матча на Arena Play в Коммунарке, который организовали Артемий Панарин и его друзья.

Это была шоу-игра, когда на лед выходили профессионалы НХЛ, любители и даже комики. Но в перерыве я пересекся со Знарком, и он мне сказал: «Знаешь, я соскучился по этой атмосфере».

А после матча я нашел момент, чтобы поговорить с Олегом Валерьевичем. Сказал ему: «Вот он, идеальный план». Потому что встал напротив картины в холле, на которой был изображен Знарок на тренерской лавке.

«А мне не нравится, — ответил сам Знарок. — Поэтому план мы сменим».

— Вы и вправду соскучились по такой обстановке, Олег Валерьевич?

— Да. Потому что атмосфера тут классная. И ребята делают хорошее дело. А это нужно делать постоянно. Причем я ни минуты не сомневался, когда меня пригласили на такую игру. Сразу же прилетел.

И ребята — молодцы, собрались. Хотя я думаю, что все равно у них есть какие-то свои дела, тренировки, плотный график. Но они решили так сделать, и я хочу им за это сказать спасибо.

Кстати, некоторые из парней занимаются благотворительностью на постоянной основе. Вы просто многого не знаете. Потому что они не привлекают к этому внимание. Вот два года назад собирали деньги маленькому мальчику Тимуру на операцию. Там требовался один укол, который стоит сумасшедших денег. Родители были не в состоянии эти финансы найти. А вот хоккейная команда сделала очень многое, чтобы у них это получилось.

— Эта история — со счастливым концом?

— Как я знаю, да. И я этому очень рад. Пацан жив-здоров и хорошо себя чувствует.

И знаете, это нужно делать не только спортсменам. Такие мероприятия надо широко проводить по всей стране.

«Мне хотелось бы выиграть четвертый Кубок Гагарина»

— Когда вы тренировали Артемия Панарина на Кубке мира в 2016 году, то я записал видео, и оно собрало у меня почти 700 тысяч просмотров. Называется оно: «Панара, куда пошел? Иди сюда!»

— Что там было?

— Артемий уже ушел в раздевалку с тренировки, а вы начали репетировать большинство, в котором хотели видеть Панарина. Вот и потребовали вернуть его обратно.

— Да-да, припоминаю.

— Вот такой интерес вызывает ваша связка «игрок — тренер» у людей.

— И это здорово! — смеется Знарок.

«Работа тренера — это адский труд». Эксклюзив «Матч ТВ» с Олегом Знарком

Фото: © Mark Blinch / Contributor / National Hockey League / Gettyimages.ru

Тут как по заказу из-за угла появился сам Артемий.

— А что, Панарин — лучший хоккеист мира? — спрашиваю у Знарка.

— Ну и что ты ответишь? — Тема даже замер, предвкушая ответ.

— Если станет хорошо и нормально работать, то будет лучшим, — ответил Олег Валерьевич.

— Да куда уж лучше-то? — картинно возмутился Панарин. — Во время тренировок мои показатели уже не может считать пульсометр!

— Кому больше дано, с того больше и спрос, — добавил Знарок вослед ушедшему форварду «Нью-Йорк Рейнджерс».

— Трудно тренировать таких ребят?

— Вот таких, как Артемий? Да одно удовольствие!

— Когда вы ушли в раздевалку во время матча, роль наставника на себя взял Панарин, то ставя Вадима Шипачева к себе в тройку, то убирая его оттуда. Как думаете, есть ли у него задатки, чтобы в будущем стать тренером?

— Это трудно сказать. Думаю, ему нужно еще поиграть. Куда спешить? А потом, наверное, он сам идти на такую работу не захочет.

— Почему?

— Потому что тренерская работа — это адский труд.

— Сколько здоровья вы теряете за каждый сезон?

— Оценить это невозможно. Но идет прием лекарств, разные обследования.

— Помню, как в прошлом сезоне вы пропустили целую неделю по состоянию здоровья.

— И это тоже. Труд-то тяжелый. Но это любимое дело. И если ты им занялся, то надо отдаваться до конца. А просто так приходить и получать деньги — это никому не нужно. Лично я так считаю.

Хочется выиграть что-то. Да, ты много что завоевал раньше. Но это как наркотик. Тебе хочется выигрывать еще и еще.

— У вас больше всех Кубков Гагарина за историю КХЛ — три.

— Еще три — у Зинэтулы Билялетдинова.

«Работа тренера — это адский труд». Эксклюзив «Матч ТВ» с Олегом Знарком

Зинэтула Билялетдинов / Фото: © КХЛ / Кузьмин Юрий, Беззубов Владимир

— Но четыре нет ни у кого.

— Мне хотелось бы выиграть четвертый Кубок Гагарина. Конечно!

— Это же адский труд.

— Но когда ты доходишь до самой вершины, победив всех, то испытываешь такие чувства, что просто захватывает дух. Это огромное счастье.

Но на следующий день у тебя все это уходит, а через какое-то время вообще забывается. Ты и сам забываешь, и забывают другие. Поэтому всегда нужно начинать с начала.

Когда-то получается, а бывает, что и нет. Когда-то зависит от тебя, а когда-то от тебя вообще не зависит.

— Почему?

— Потому что это спорт. Команды бывают разными. Куда ты идешь? С кем? Какой у тебя состав? Не всегда ты берешь ХК МВД, который тренируешь несколько лет, а потом добираешься до финала Кубка Гагарина. Я думаю, такой же поход в похожей ситуации сейчас не сможет повторить никто.

«А когда у нашей сборной было настоящее золото?»

— Я недавно вернулся с Олимпиады в Токио. Для меня это восьмая Олимпиада как для журналиста. Но каждый раз я испытываю очень сильные чувства. И знаете, на какой мысли я себя поймал?

— Так…

— Единственная сборная России в любом виде спорта, которая является действующим олимпийским чемпионом, — это мужской хоккей. Та команда, что под вашим управлением победила в Пхенчхане. И сейчас, пользуясь случаем, хотел бы сказать огромное спасибо за ту Олимпиаду. Мы все помним тот финал. И люди пишут…

— Спасибо вам.

— Что вы сейчас чувствуете, когда вспоминаете те Игры?

— Ох… Эти чувства описать сложно.

— Но ведь есть недалекие болельщики, они говорят, что золото Пхенчхана ненастоящее, потому что там не было хоккеистов НХЛ.

— Давайте ответим этим людям так: а когда у нашей сборной было настоящее золото? Ведь энхаэловцев раньше тоже не было на Олимпиадах, когда мы побеждали. Что такое — настоящее золото для вас?

И я думаю, что сборная СССР в те времена была сильнее, чем в 2018 году. Вы просто изучите составы. Так что не надо говорить ерунду. Олимпийский чемпион — он и есть олимпийский чемпион.

А тогда, в Корее, было очень тяжело. Никто не ожидал, что немцы будут выступать в финале. Причем они играли очень хорошо, выбили шведов и канадцев. Но фаворитами были другие команды, к которым мы готовились планомерно.

Но тут получается совсем непредсказуемый финал. И нам пришлось всю ночь сидеть, выстраивать новый план на игру.

«Работа тренера — это адский труд». Эксклюзив «Матч ТВ» с Олегом Знарком

Фото: © picture alliance / Contributor / picture alliance / Gettyimages.ru

— Ковальчук мне рассказывал один эпизод. В самом конце финала, когда Россия уступала в одну шайбу и играла в меньшинстве, вы уже сняли вратаря и выпускали пятого полевого хоккеиста. Илья рванул на лед, но вы его придержали — и отправили Никиту Гусева на площадку. В итоге он совершенно фантастическим образом сравнял счет.

— Я прекрасно помню тот момент. Илья на меня оглядывался: «Ну что, я пошел? Я иду?»

Не факт, что если бы вышел Кови, мы не забили бы гол. Могли тоже забить. Кови — отличный хоккеист. А самое главное, он — отличный человек. Но в данном случае получилось вот так. Что-то было, какое-то наитие. И я выпустил Гусева.

— Была какая-то помощь свыше? Мистика?

— Я думаю, что да. Там было много удивительного. Вспомните, и Пашка (Дацюк) сыграл не на своем месте. И там Славка (Войнов) очень здорово сработал на синей линии. Ну, а Каприз (Кирилл Капризов) потом оказался на своем месте…

— …Когда забивал в овертайме. Тот финал хочется пересматривать много раз.

— Я рад, что так получилось. И что все довольны. Олимпийское золото у нас.

— А впереди — новый поход. Теперь — Пекин.

— Я желаю удачи всем ребятам, чтобы следующее олимпийское золото было тоже у России.

Источник статьи: matchtv.ru