Теннис

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

8просмотров

В 2021-м Виктор Чернов отработал на всех турнирах «Большого шлема».

В 2021-м Виктор Чернов отработал на всех турнирах «Большого шлема».

За победой Даниила Медведева на US Open потерялась новость о том, что российскому судье Виктору Чернову первому в нашей стране покорилось уникальное достижение — за один сезон отработать на всех турнирах «Большого шлема» и Олимпиаде. Таким образом, он собрал судейский «Золотой шлем». На главных теннисных турнирах года он работал в разных ролях:

• Australian Open-2021 и US Open-2021 — судья на вышке и судья электронного просмотра

• «Ролан Гаррос»-2021 — судья на линии

• Уимблдон-2021 и Олимпиада-2020 — судья электронного просмотра

В интервью сайту «Матч ТВ» Чернов рассказал:

• Насколько сложно для судьи собрать «Золотой шлем», особенно во время пандемии

• Как Виктор выстраивает свой календарь и сколько матчей выходит за год

• В каких необычных условиях ему приходилось работать

• Меньше ли ругаются русскоговорящие теннисисты, когда знают, что на корте есть российский судья

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— В этом сезоне вы собрали «Золотой шлем». Насколько это круто?

— Это круто, учитывая, что такое произошло впервые в истории России. Для моей судейской карьеры — это большой шаг. Да, я раньше работал на турнирах Большого шлема и на Олимпиаде, но никогда не удавалось судить на всех четырех за один сезон, к тому же вместе с Олимпиадой в один год. Существовала определенная цель в моей жизни. Очень рад ее достичь. Надеюсь, что в ближайшем будущем у меня будет получаться отбираться на эти турниры. Горжусь представлять свою страну на международных соревнованиях такого масштаба.

— Этого сложно достичь?

— Думаю, что да. У меня это заняло много времени. Я уже отработал на трех Олимпиадах: в Лондоне, Рио и Токио. Отбор на турниры Большого шлема — это процесс, в котором судьи со всего мира подают заявки. Это может сделать определенное количество людей. Судейских комитет турнира или ассоциации/федерации в свою очередь смотрят на твой опыт, как хорошо ты работаешь. Наверняка есть какие-то критерии отбора, но они мне неизвестны.

Для US OPEN 2021, мне требовалось получить новую визу, которая закончилась в 2020 году и пройти вакцинацию от COVID-19 любой одобренной вакциной из списка ВОЗ. К сожалению, на тот момент ни одна наша вакцина не была одобрена. Вакцину я поставил в одной из стран ЕС, где мне удалось ее получить. К слову, в июле количество сданных мной ПЦР-тестов перевалило за 100. А с визой было намного сложнее, я пробовал записаться более чем несколько различных представительств дип.миссий США, но либо я просто не получал ответ, либо отказ в записи. В итоге мне удалось записаться в Посольство США в Ташкенте, которое оперативно отреагировало на мой запрос, предоставило мне время для интервью и за 3 дня до отлета паспорт с нужной визой был у меня на руках. Огромная благодарность им за высокопрофессиональную работу. Кроме того, я открыл для себя Узбекистан не только со спортивной стороны, но и туристической, пока ожидал свой паспорт.

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— На разных турнирах вы были в разных ролях: судьей на вышке, судьей на линии и судьей электронного просмотра. Отправляясь на турнир, вы уже знаете, кем будете работать на нем?

— Да. У меня бронзовый значок судьи на вышке. Есть лицензия на работу на системах электронного просмотра. Я просто в заявке отмечаю свою категорию, а дальше мне уже присылают, в качестве кого я буду отобран.

— Эта роль на турнире может поменяться? Например, вас отобрали в качестве судьи на линии, но судья на вышке заболел и его нужно заменить.

— Такое может быть, но только если квалификация судьи позволяет. Например, на Олимпиаду я был заявлен как судья на линии. Но в связи с пандемией и некоторыми изменениями я работал судьей электронного просмотра.

— Приезжаете в день начала турнира?

— У нас есть конкретная дата приезда к началу мероприятия. Сейчас все зависит от местного законодательства. Мы должны соблюдать возможный карантин или дождаться отрицательного ПЦР-теста. В Австралии я 15 дней находился на карантине в гостинице, из которой не мог выходить. Игрокам было разрешено тренироваться, а мы все время сидели в гостинице. Выполняем все условия, которые необходимы. Отмечу, кто карантин был организован на очень высоком уровне для нас, начиная с перелета в Австралии, заканчивая условиями.

— Работаете каждый день?

— Да.

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— Но матчей же по ходу турнира становится меньше, а количество судей сохраняется.

 — У каждого судьи есть свой график работы: с какого по какое число он работает. Кто-то раньше уезжает на другой турнир, кто-то наоборот приезжает. Все учитывается и составляется план.

— Мне казалось, что теннисные судьи на крупных турнирах — это уже достаточно возрастные люди. Вам 32, при этом работали еще на Олимпиаде в Лондоне в 2012 году. Как так получилось?

— Не сказал бы, что в теннисе все возрастные судьи. Да, можно работать достаточно долго, нет ограничений, но мы ежегодно сдаем тесты, подтверждаем свои знания. Если говорить про меня, то я просто рано начал.

— Почему решили пойти в судьи в молодом возрасте?

— Как раньше у нас обычно было: мы все играли в теннис, а когда проигрывали матч, то должны были судить следующий на этом же корте. Я тоже так делал, как и другие игроки в детстве. В 2005-м позвали пройти семинар ITF Level 1. Я его прошел. Сначала немножко судил, потом чуть больше. Одно время совмещал с университетом. В 2009-м стал судить намного чаще. Понял, что надо получить значок и идти дальше. Так все развивалось.

— Сейчас это основная работа?

— Нет. Стараюсь совмещать с основной работой. Периодически это получается, периодически — нет. Но сейчас можно работать удаленно. Поэтому легче совмещать.

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— А кем вы работаете?

— В IT-бизнесе. Занимаюсь разработкой программного обеспечения.

— Какие навыки важны для работы теннисным судьей?

— Важно понимать теннис, знать правила, следить за игрой. Если ты раньше играл, то тебе на порядок легче понимать, что происходит на корте. Потому что ты изначально знаешь базовые правила, какие-то тонкости, понимаешь действия игрока, что он делает и почему. Также важен навык коммуникации. Нужно уметь слушать и понимать. Если ты хочешь судить на высоком уровне, то нужно знать языки, желательно не один. Это будет преимущество. И, конечно, важно видеть мяч, чувствовать игру.

— Когда вы судили первые серьезные турниры, не было волнения?

— Волнение есть всегда у каждого человека вне зависимости от уровня и опыта судейства. Они присутствует перед каждым турниром. Может быть ты уже работал на нем и уже судил этот матч пару лет назад, но все равно будешь волноваться, чувствовать свою ответственность. Без разницы есть зрители или нет, большой турнир или маленький.

— Какой самый запоминающийся матч вы обслуживали?

— Мне кажется, что такой был не один. Боюсь, что кого-то забуду. Мне очень запомнился матч финала Олимпиады в Рио. Дель Потро встречался с Марреем. Атмосфера на стадионе была просто космическая. Собралось очень много аргентинских и бразильских болельщиков. Еще хорошо отложился в памяти матч Надаля и Федерера в Базеле. Из последних еще финал Australian Open в 2020-м Джокович — Тим. Пандемия тогда только начиналась и мы не до конца понимали, что будет дальше. Все эти матчи я работал судьей на линии. Чтобы судить такие встречи на вышке, нужно идти дальше и достигать серебряного значка.

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— Как его получить? Нужно судить как можно больше матчей?

— Да. Много судишь матчей, получаешь отзыв о своей работе. Затем ITF совместно с другими теннисными ассоциациями решает, будет ли данный человек повышен до серебряного значка в конце.

— Как вы выстраиваете календарь?

— Если игрок сам выбирает, на какие турниры он едет, то мы можем только подать заявку, а дальше уже происходит отбор кандидатов на определенные события. Раньше можно было выстраивать календарь на полгода вперед, но сейчас этого никто не делает. С этим тяжело, потому что правила на въезд в разные страны могут меняться еженедельно. Очень много тонкостей. Кого-то пускают, кого-то нет. Где-то нужны справки о вакцинации, где-то тесты, где-то пройти карантин. Везде по-разному. К сожалению, даже организаторы не могут предсказать, что будет. Я стараюсь быть доступным всегда, если есть возможность что-то посудить.

— То есть не знаете, где окажетесь через месяц?

— Такое может быть. Все равно стараемся за 3-4 месяца знать. Но надо всегда быть наготове.

— Хотя бы на домашних турнирах — St. Petersburg Open и Кубке Кремля — работаете стабильно?

— Да, стараюсь. Зависит от графика и календаря. Конечно, с удовольствием работаю. Мне кажется, что на Кубке Кремля уже сужу 13 лет, а St. Petersburg Open был моим первым турнирам. Сначала был болбоем. В системе же принято, что когда ты играешь в теннис, то еще работаешь болбоем. Вот я был в этой роли в 2000 или в 2001 году. У меня остались фотки, где я 10-летний стою со всеми известными судьями, «золотыми значками», такими как Карлос Бернандес. Иногда прикольно на них посмотреть. Мы с Карлосом до сих пор смеемся. В целом у нас интересная работа. Много ездим, много видим. Очень приятно быть в спорте, которым ты занимался и потратил на него часть своей жизни.

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— Сколько турниров и матчей судите за год?

— До пандемии получалось 20 турниров, а матчей где-то 80-100. Это я сейчас говорю про работу судьей на вышке. Матчи судьей на линии мы не считаем. Сейчас турниров стало меньше. К тому же появилась система, которая может заменить судей на линии. Поэтому посмотрим, сколько будет в конце года. Активно работаю над этим.

— В каких-нибудь тяжелых условиях приходилось работать?

— Я не могу сказать, что были очень тяжелые условия. Бывало, что долго идет дождь, днями. Мы уходим, сушим корт, возвращаемся, снова уходим, сушим, возвращаемся, опять дождь… Да, это неприятно. Но подобное происходит не первый год, а со времен появления тенниса. Наоборот условия стали более комфортными. Всякое бывает. Помню, как один раз на турнире в Германии в мае пошел снег, где мы играли на грунте на открытом воздухе. Была легкая неожиданность для всех, в том числе и для нас.

— Сложно ли сохранять концентрацию?

— Конечно. Особенно когда матч длинный. Сложно работать поздно вечером. Опять же, это дело практики и определенного опыта, который помогает нам настроиться и выдерживать концентрацию на весь матч.

— Можете ли вы судить матчи российских теннисистов?

— Потенциально да. Не помню, что делал это в последнее время, но могу. Думаю, что за карьеру судил всех российских игроков на турнирах разного уровня.

«Русский мат понимают все судьи». Интервью с первым российским теннисным арбитром, собравшим «Золотой шлем»

Фото: © Личный архив Виктора Чернова

— Общаетесь вне корта?

— Нет. Мы не можем. У нас нет никаких дружеских отношений. В основном пересекаемся на корте. Может поздороваться, но не более.

— Русскоговорящие теннисисты меньше ругаются, когда знают, что на корте есть российский судья?

— Понимаете, это не зависит от того, какой судья. Все равно можно посмотреть видео и понять, что игрок сказал. Русский мат понимают все судьи. Мы же тоже готовимся к матчу. Смотрим, из каких стран играют теннисисты. Мы вынуждены знать нецензурные выражения на разных языках.

— То есть вы знаете ругательства на испанском, английском…

— Французском, немецком и всех остальных языках.

— За что наказывают судей?

— Есть кодекс поведения судьи. Когда мы сдаем экзамены, то с ним знакомимся и обязаны его соблюдать. Список достаточно большой. Все, что может нарушить репутацию судьи. В том числе неосторожные публикации в соцсетях. Есть разные виды нарушения.

— «Золотой шлем» собран. Есть ли какая-то дальнейшая цель?

— Наверное, есть. Эта цель — получение серебряного значка. Тогда я смогу работать в качестве судьи на вышке на матчах немножко другого уровня. Дальше — посмотрим, как все это будет складываться. 

Источник статьи: matchtv.ru