Зимние

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

8просмотров

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Фото: © Личный архив Юрия Ларионова

Бывший партнер Веры Базаровой — о травме, лучшей российской паре и службе в армии.

Бывший партнер Веры Базаровой — о травме, лучшей российской паре и службе в армии.

Призер чемпионатов Европы Юрий Ларионов сейчас тренирует одиночников в Казани. Он привлекает известных фигуристов к мастер-классам и планирует открыть в Татарстане школу парного катания.

Свои главные титулы Юрий завоевал вместе с Верой Базаровой — партнершей еще со времен родной Перми. Вместе они прошли долгий и тяжелый путь. Пережили дисквалификацию из-за допинга (в январе 2008 года в допинг-пробах Ларионова обнаружили фуросемид, который применяют для сгонки лишнего веса. Федерация фигурного катания России провела расследование и отстранила спортсмена от участия в соревнованиях, затем Международный союз конькобежцев дисквалифицировал Юрия на два года. Победу пары Базарова-Ларионов в финале юниорского Гран-при отменили. Зато весной 2009 года срок дисквалификации сократили, и фигуристам разрешили вернуться к соревнованиям — «Матч ТВ»). Феерично отобрались на Олимпийские игры и несколько лет были в топе российского парного катания.

После Олимпиады в Сочи Ларионов встал в пару с Натальей Забияко, но эта пара быстро распалась: Юрию пришлось уйти из спорта из-за травмы. На принятие ситуации ушло несколько лет, теперь у фигуриста новая жизнь.

В интервью «Матч ТВ» Ларионов вспомнил самые эмоциональные моменты своей карьеры, рассказал, почему особенно восхищается Тарасовой и Морозовым, и как армия помогла ему в ситуации, похожей на нынешнюю историю Камилы Валиевой.

«На этапе российского Гран-при в Казани дети завороженно смотрели на наших топовых фигуристов, сфотографировались на память с Камилой»

— Расскажите о вашей жизни после ухода из спорта. Вы ведь сейчас работаете тренером в Казани.

— Тренирую одиночников 7-14 лет. У них уровень юношеских разрядов и кандидатов в мастера спорта. Недавно набрал еще группу начинающих малышей — от трех лет. В основном занимаются девочки, так как в Татарстане больше интереса к женскому виду.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Фото: © Личный архив Юрия Ларионова

После завершения карьеры сразу стал тренировать. Работал сначала в школе Нины Мозер с двумя иностранными парами — Ланой Петранович и Антонио Соуза-Кордейру, выступавшими за Хорватию, и Юлией Щетининой и Михаилом Акуловым, которые представляли Швейцарию. Позже ко мне пришли и российские парники: Карина Сафина с Михаилом Домниным, Анастасия Чернышова с Владом Антонышевым. Всех их обучил азам парного катания.

В 2019 году наши пути с Ниной Михайловной разошлись, и я решил открыть свою школу. В «Мегаспорте» занимался с парниками КМС, юниорами, обучал катанию в паре с первого спортивного разряда. Во время карантина, когда пришлось засесть дома, размышлял, как бы изменить свою жизнь в лучшую сторону. В итоге принял приглашение работать в Казани. До этого часто приезжал сюда на сборы, у местных детишек улучшались результаты, и их родители звали остаться. В итоге руководитель казанской школы предложил хорошие условия, и я сюда окончательно переехал.

— Как оцените условия для фигуристов в Татарстане?

— Когда только приехал, было сложно. На новой работе мне надо было завоевать доверие и убедить всех, что для спортивных результатов нужна система. То есть не только ледовые тренировки, а постоянная хореография, ОФП, и заниматься надо много. Постепенно все сложилось, мы начали развивать в школе и бюджетное, и коммерческое направления. Сейчас условия хорошие: льда много, я каждый день прихожу на каток к 6 утра и ухожу часов в 16-17. Руководство школы нас во всем поддерживает и помогает.

Проработав в Казани уже год и присмотревшись к федерации фигурного катания республики, поставил себе много целей. Хочу сделать все от меня зависящее, чтобы улучшить уровень фигурного катания и организацию региональных соревнований. Казань — третья столица России, очень спортивный город. Здесь вложено в спорт много денег, поэтому хочется, чтобы на детские соревнования приезжали со всей страны. Если организовать мероприятия такого уровня, то можно приглашать на них всемирно известных фигуристов — таких как Ягудин, Валиева, Трусова, Алиев, Загитова, Тарасова с Морозовым, Кацалапов.

Моя главная задача — воспитывать в детях спортивный характер, чтобы они хотели становиться лучше. Мы пока участвуем в местных турнирах (в Казани и окрестностях), но в ближайшее время планируем ездить на крупные старты в Москву и Петербург. В дальнейшем хочу организовать здесь и школу парного катания.

Стараюсь организовывать в Казани мастер-классы с известными фигуристами, часто зову в гости своих друзей. Уже приезжали Артур Гачинский и Алексей Ягудин — детишки были в таком восторге! Сотрудничество не разовое — запланирована долгосрочная работа. Кристина Горшкова часто бывает: мы работаем над скольжением, ставим программы местным ребятам. Они считают дни до нового приезда Кристины.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Кристина Горшкова и Юрий Ларионов / Фото: © Личный архив Юрия Ларионова

Недавно у нас здесь прошел этап российского Гран-при, где выступали Камила Валиева, Евгения Тарасова и Владимир Морозов, Дмитрий Алиев и другие звезды. На трибунах был аншлаг, мы всей группой, разумеется, ходили. Дети завороженно смотрели на наших топовых фигуристов, сфотографировались на память с Камилой. Главное — хочется сплоченности разных школ фигурного катания в Казани. Ведь вместе мы сила.

«Нина Михайловна — стратег, очень умный коуч. Она сделала так, чтобы ее пары на льду не пересекались и глаза друг другу не мозолили»

 — Когда и почему вы завершили спортивную карьеру? Последние новости были в 2015 году — про вынужденную паузу из-за травмы.

— Эта травма у меня давняя — еще с 2011 года. Тогда приземлился с прыжка в трещину, автоматически продолжил вращаться, и конек застрял во льду. В итоге у меня порвалась паховая мышца. Ездил лечиться в Америку, и там меня восстановили. А когда в 2014 году мы с Наташей Забияко встали в пару, начались очень интенсивные нагрузки. У нее все-таки было меньше опыта, и в межсезонье нам надо было трудиться больше привычного, чтобы достичь нужного уровня. В итоге мы шли семимильными шагами, я перенапрягся, и старая проблема проявилась в новом формате. Какое-то время даже не мог ходить, боли были жуткие. Провели операцию, которой я остался не очень доволен. И в определенный момент передо мной встал выбор: либо терпеть ради спортивной цели (негарантированной) и рисковать заработать новые проблемы со здоровьем, либо закончить и посвятить себя новой работе. Выбрал оптимальный вариант — не хотел стать инвалидом.

— Насколько быстро и легко вы отпустили ситуацию?

— Ох, на протяжение четырех лет хотел вернуться! Накатывал других девочек — уже своих учениц. Делал с ними все поддержки, чтобы помочь избавиться от страха. Также успел поучаствовать в ледовых шоу. Со временем понял, что пора уже полностью погрузиться в тренерскую работу и жить дальше. К тому же у меня появилась семья, ребенок родился.

Сейчас даже в шоу редко катаюсь, потому что много времени уходит на учеников. В шоу все-таки много репетиций, ночных прогонов, а после этого надо рано утром идти на основную работу… Если заниматься только шоу, это круто воспринимается. А совмещать безумно тяжело. И я же теперь в Казани, а все шоу делают в Москве.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Юрий Ларионов и Артур Гачинский / Фото: © Личный архив Юрия Ларионова

— Давайте вспомним ваши первые Олимпийские игры (в Ванкувере). Вы с Верой — такие молодые и полные энергии — прогремели на всю страну. Расскажите, что этому предшествовало?

— Мы даже и не поняли тогда. Звезды сошлись! Мы просто поймали волну успеха и драйва, которая понесла на безумной скорости.

Летом я вернулся из армии, мы стали наверстывать вынужденную паузу в карьере и в начале сезона вообще не думали, что сможем ворваться в олимпийскую сборную. Нам дали этапы Гран-при, где мы выступили достойно. В федерации сразу предупредили: «От того, как вы сейчас выступите, зависят ваши дальнейшие перспективы». По итогам чемпионата России мы отобрались на чемпионат Европы. Перед нам нам сказали, что если войдем в пятерку лучших, то пойдем дальше. Все получилось, и мы поехали на Олимпиаду.

Мы с Верой жаждали показать, что достойны титулов и новых возможностей. В итоге сезон прошел очень насыщенно, все на высочайшем эмоциональном подъеме. Европа, Олимпиада, мир… А потом мы еще выиграли премию «Прорыв сезона». Столько внимания было и счастья, как никогда в жизни!

— В следующих сезонах у вас тоже был успех, а затем переход в группу Нины Мозер. Почему приняли такое решение?

— На самый пик мы вышли в 2011 году и под конец выиграли чемпионат России в Саранске. Все по восходящей. Мне кажется, будь следующие Олимпийские игры в тот период, наши результаты были бы лучше. Но у нас пик случился раньше, а в решающий сезон, когда уже боролись за сочинскую Олимпиаду, все было чуть ниже.

Про переход к другому тренеру: так сложилось, федерация приняла решение. Это обстоятельства, и каждый остался при своем мнении. Не хочу что-либо комментировать.

И вообще, ни о чем не жалею в своем карьерном пути. Будь возможность вернуться в прошлое, ничего бы не изменил. Приехал из Сибири и даже не думал, что достигну таких результатов, завоюю медали крупных турниров, дважды поеду на Олимпиаду и займу там места в первой десятке. Это же безумно сложно — отобраться в команду от России. Моя мама не верила, что все получится. А мы с Верой преодолели невзгоды и добились успеха.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Вера Базарова и Юрий Ларионов / Фото: © Matthew Stockman / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Каково было тренироваться в спарринге? Ведь у Людмилы Калининой вы были самыми сильными в группе, а в новом коллективе были Татьяна Волосожар и Максим Траньков, которых целенаправленно готовили к Олимпиаде. Потом еще пришли Ксения Столбова и Федор Климов.

— Нас грамотно разводили. Нина Михайловна — стратег, очень умный коуч. Она сделала так, чтобы каждой паре было комфортно. Естественно, мы все виделись на катке, знали, что в одной группе. Но на льду мы не пересекались и глаза друг другу не мозолили. Так что психологического напряжения не было.

— Балерина Людмила Власова была вашим неизменным хореографом. Она рассказывала, что вы с Верой Базаровой попросили ее перейти с вами в новую группу. Можно сказать, она ваш самый продолжительный наставник — до конца карьеры?

— Да, Людмила Иосифовна дала нам большую школу и поддерживала во все сложные моменты. Она очень сильный человек по энергетике. Помню, смотрел на педагога, слушал и боялся не выполнить задание. У Власовой было два любимчика — я и Никита Кацалапов. Она нас считала главными воплотителями ее творческих идей.

Мы ведь как раз попали в момент трансформации парного катания из старой школы в новую — с более динамичными и новаторскими движениями. Мы с Верой по характеру больше классики, и потому дышали с Людмилой Иосифовной в одном направлении. Понимали друг друга и были вместе до завершения второй Олимпиады.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Людмила Власова / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Вы с бывшей партнершей воссоединились в шоу через несколько лет после разрыва. Кто проявил инициативу?

— Продюсеры предложили нам обоим восстановить пару, все-таки Вера Базарова и Юрий Ларионов — уже бренд. Почему бы нет? Жизнь многогранна. Мы оба закончили со спортом и хотели еще реализоваться. Встретились на льду, пообщались и сразу как-то восстановили все элементы. Нам сразу стало удобно и комфортно вдвоем. Чувство партнерства ведь никогда не пропадает, если люди катались бок о бок много лет. И вот мы прекрасно провели время в шоу, сейчас поддерживаем отношения. Не раз приезжал в Подмосковье к ученикам Веры, помогал их тренировать.

«Тарасова и Морозов — это классика. Ты на них смотришь, и как будто на балет или концерт пришел»

— Следите за современными топовыми фигуристами? Кто нравится в каждом виде?

— Временами смотрю отдельные выступления. Из пар лучшие — Женя Тарасова и Владимир Морозов. Они матерые, статные, уже прошли большую школу, излучают уверенность. У других пар где-то что-то не доработано, а в Жене и Володе видна порода.

Из танцоров мне всегда нравился Никита Кацалапов. Посмотрим, может, он еще вернется. Мы с Никитой почти родные люди: он крестный моего сына. Остальные танцоры все хорошие, но время покажет, кто станет лидером. Выделю, пожалуй, Анабель Морозов и Дэвида Нарижного. У обоих опыт (хоть и с разными партнерами), поэтому они более представительные на фоне других дуэтов.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Фото: © Рустам Афлятунов / Матч ТВ

Камила — богиня фигурного катания, а в мужском виде мне импонирует Дмитрий Алиев. Но у мальчиков наших больше идет борьба нервов: все владеют элементами, и каждый раз побеждает тот, кто в решающий момент выходит с холодной головой. Сложно совместить супертехнику и психологию. На это способен лишь Нейтан Чен, но таким талантливым надо родиться.

— Евгения Тарасова и Владимир Морозов когда-то росли на ваших глазах. А сегодня они — в числе немногих старших фигуристов, кто остался в спорте после традиционной постолимпийской пересменки.

— Ой, помню Женю и Володю еще юниорами (улыбается). Вы просто посмотрите на их катание! Оно же прекрасно! Все элементы на высшем уровне, эмоции сильнейшие. Это классика, настоящее российское фигурное катание. Ты на них смотришь, и как будто на балет или концерт пришел. Все подается свысока. Это называется «класс катания», и Женя с Володей благодаря своему опыту и терпению дошли до высшего уровня. Да и они не такие уж возрастные фигуристы, поэтому почему бы не продолжать? Желаю ребятам максимально длинный и счастливый путь в спорте, раз они получают удовольствие от своих выступлений!

— Много лет назад у вас, как сейчас у Камилы Валиевой, была грустная история с запрещенными препаратами. Как вы морально пережили ту ситуацию?

— У нас получилась закрученная история — прямо как «Санта-Барбара». Когда начали разбираться, выяснилось, что по молодости и глупости я подписал лишние документы. Все подняли, проанализировали. Затем я подал апелляцию, и после тщательного расследования суд снял все обвинения. Это дало нам с Верой шанс вернуться накануне олимпийского сезона.

С высоты лет могу прокомментировать ситуацию так: черный пиар — тоже пиар. О нас с Верой много говорили, сопереживали. И ситуация с допингом явно была не лишней в плане мотивации. Ведь она нас подстегнула, и мы так активно принялись наверстывать упущенное, что в олимпийском сезоне добились успеха. В нас поверили, и мы своим шансом воспользовались. А если бы не простой и накопившаяся спортивная злость, может, все сложилось бы иначе.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Вера Базарова и Юрий Ларионов / Фото: © Clive Mason / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— В отличие от Камилы, вы в тот период не были известным спортсменом и не могли заполнить паузу в карьере светской жизнью, ледовыми шоу. Чем занимались, пока не участвовали в турнирах?

— Пошел в армию и отслужил семь месяцев. Так заполнил пустоту. В центре Челябинска, неподалеку от места расположения моей роты, был публичный каток. Мне же и поручили его заливать, к слову. Я нашел возможность периодически отлучаться на этот каток, чтобы поддерживать форму. Приобрел хоккейные коньки и тайно сбегал ради самостоятельных тренировок под открытым небом. Теперь вот я признаюсь (улыбается).

Вера в это время ждала меня, поддерживала форму с другим партнером и приезжала в гости. Мы вместе катались на челябинском льду. После отмены дисквалификации нам сказали: «Месяц на подготовку к сезону. Хватайте свой шанс! Все в ваших руках, иначе обойдут другие».

— В период неопределенности вы верили, что еще вернетесь в большой спорт?

— Даже не допускал иной мысли, пока служил в армии. У меня был четкий настрой, который и мотивировал найти тайный каток. Уже потом — первые пару дней после возвращения из армии — у меня была пустая голова: приходил на каток и садился в апатии около бортика, смотрел на лед. Но тренер в нужный момент подошла и сказала: «Все, хватит грустить. Давай работать!».

— Каким вы видите развитие и перспективы фигурного катания России на фоне отстранения от международных стартов?

— В наше время вообще непонятно, что завтра будет в мире. Что уж по спорту загадывать?

Мы столько лет катались вместе с заграничными парами, проводили досуг на турнирах и жили рядом как одна семья. Мы до сих пор общаемся, хоть и дистанционно. Не верю, что из-за политических проблем иностранные фигуристы сейчас клеймят всех русских коллег. Думаю даже, что им не хватает русских на всех стартах.

Сейчас, конечно, тяжелая атмосфера для наших спортсменов. Приятно, что они не опускают руки, продолжают трудиться и ставят новые цели. Надеюсь, скоро это закончится. Ведь на период Олимпийских игр даже войны останавливали. Спорт должен быть вне политики.

«Ситуация с допингом была не лишней в плане мотивации, она подстегнула нас». Первое интервью Юрия Ларионова после ухода из спорта

Юрий Ларионов со своей ученицей / Фото: © Личный архив Юрия Ларионова

— В России сейчас много внутренних турниров и обилие шоу, где хорошо платят. Но это мотивация прежде всего для известных фигуристов, которые успели завоевать титулы. А как с детьми? Продолжают ли родители приводить своих детей в фигурное катание в последние полгода?

— Недавно разговаривал на эту тему с Никитой Кацалаповым, который сейчас на пике карьеры и в курсе происходящего. Наших спортсменов очень поддерживают, придумывают массу дополнительных турниров. В Москве все хорошо, ибо там всегда поток людей — все больше и больше детишек привозят на просмотры к именитым тренерам.

А что касается регионов, то все сложнее. Мы в Казани стараемся поднять мотивацию детей, вселить уверенность, что они смогут выходить и на московские, питерские соревнования. Хочется создать реально работающую систему, которая позволит подготовить спортсменов достойного уровня в регионе с развитой инфраструктурой. Хочется большей популяризации фигурного катания за пределами двух столиц — ее очень не хватает.

  • Тренировки у Тутберидзе, Липницкая на воротах и временная смена спортивного гражданства. Интервью с первым партнером Дианы Дэвис

Источник статьи: matchtv.ru