Единоборства

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

12просмотров

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Ситик Мудуев / Фото: © EAGLE FC

Вырос в семье доктора наук, выступает в лиге Хабиба и рассказывает, чем опасен новый чемпион UFC Алджамэйн Стерлинг.

Вырос в семье доктора наук, выступает в лиге Хабиба и рассказывает, чем опасен новый чемпион UFC Алджамэйн Стерлинг.

В лиге Хабиба Нурмагомедова Eagle FC Ситик Мудуев пока провел только два боя (одна победа, одно поражение). Всего его статистика в ММА с 2016 года 11-3, но мы заметили Мудуева на тренировочных фотографиях главного соперника Петра Яна Алджамэйна Стерлинга и решили узнать, как тренируется новый чемпион UFC, который нанес Яну первое легитимное поражение в промоушене. 

— Готовился к интервью и почти сразу нашел в поисковике Шахмардана Ситтиковича Мудуева, доктора географических наук, профессора ДГУНХ. Вы родственники?

— Да, это мой отец, он — экономист, географ, исследует дагестанскую географию и экономику. Мы не часто обсуждали его работу, я не много подробностей знаю. Сам какое-то время учился на инженера, но мне с детства нравилось заниматься спортом: сначала пошел на вольную борьбу, потом переключился на бокс и грэпплинг и затем уже перешел в бои. На самом деле родителям в первое время казалось, что ММА чуть жестокое занятие, но сейчас отец с мамой смотрят, когда я дерусь. Привыкли.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Ситик Мудуев / Фото: © EAGLE FC

— По его отчеству можно понять, что вашего деда звали так же, но у вас в социальных сетях написано и Sitik, и Siddik — как правильно?

— Вообще, имя в паспорте записано Ситик, а в арабском языке в оригинале оно скорее звучит как Сиддик (ударение на второй слог). В Дагестане это редкое имя, думаю, что у пары человек только еще есть.

— А вы из какого района Дагестана?

— Из Лакского. Там же я изначально занимался вольной борьбой, особо серьезных достижений не было, максимум становился вторым по району. Потом перешел на бокс, прозанимался еще какое-то время и потом попал на грэпплинг и джиу-джитсу. В джиу-джитсу был в призах на мире и недавно третьим стал на чемпионате мира уже в разделе No Gi (без кимоно. — прим. «Матч ТВ»).

— Вы на год старше Ислама Махачева и на два года младше Хабиба Нурмагомедова. Пересекались с ними на тренировках?

— Когда мне было 23-24 года, я приходил в их зал, на тренировках мы виделись. Это было в 12-й школе. Она еще называлась Сан-Марино. Не знаю почему, если честно.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Фото: © EAGLE FC

— Там тогда еще вел тренировки Абдулманап Нурмагомедов, что запомнилось?

— Дисциплина очень жесткая.

— Я слышал, что, если опаздываешь на 2-3 минуты, с тебя спрашивают, как с детей в детской секции.

— Даже не за 2 минуты, а за минуту. Но это и во всем остальном проявлялось. С разговорами то же самое, в принципе, в процессе тренировки.

— А как вы с такой прической могли тренироваться у Абдулманапа?

— У меня тогда были очень короткие волосы. С той прической, которая сейчас у меня, это было бы невозможно.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Фото: © Личный архив Ситика Мудуева

— У вас первый бой по правилам ММА был в Иркутске. Как это получилось?

— Я к тому моменту уже понимал, что хочу в ММА попробовать себя, но даже еще не начал делать полноценные ММА-спарринги. Кто-то спонтанно предложил, и я поехал. Понравилось. 

Потом я провел девять боев в Китае, почти всегда дрался на коротких уведомлениях. Две-три недели на подготовку, и все. Наверное, максимальный срок, который у меня был, чтобы приготовиться, это месяц. В Китае публика своеобразная: никогда не воет, как в США или где-то еще, но и иностранцев не особо приветствуют. 

— В 2019-м вы уехали в Америку. Почему?

— Хотелось продолжать карьеру в США, виза у меня была, я купил билеты и полетел. Так получилось, что я сначала забронировал себе жилье в Нью-Йорке, хотя вообще не собирался там оставаться, но как-то не спланировано получилось, что задержался. Сначала у меня какие-то накопления были, когда они закончились, я даже где-то подрабатывал. Помню, что мы ставили вентиляционные системы, — я уже здесь научился этому и какие-то деньги зарабатывал.

Вообще, я бы бойцам не советовал ехать в Нью-Йорк на тренировки, как и в любой мегаполис: много суеты, много времени уходит на дорогу.

В первые дни я нашел два зала, тренировался у Ренцо Грейси и Марсело Гарсии, это самый центр города. Но там в основном джиу-джитсу было. Стал искать ММА.

— Вы попали в зал к Рэю Лонго. Там всегда было очень мало русскоговорящих спортсменов, но много «сенсационных» чемпионов UFC: Мэтт Серра, Крис Уайдмен, Алджамэйн Стерлинг…

— Уайдмен там тренировался, когда я пришел. Стерлинг тоже, были Эл Яквинта (претендент на титул, проиграл в бою Хабибу Нурмагомедову. — «Матч ТВ»), Мераб Двалишвили (№ 6 рейтинга легчайшего веса. — «Матч ТВ»). Серра больше вел тренировки в отдельном зале, я реже к нему попадал. Вообще, я в этот зал попал, когда мы случайно встретились в ресторане с одним парнем. Его зовут Назим, он азербайджанец и как раз ходил туда на тренировки, с ним и я пришел.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Фото: © EAGLE FC

— По фото, которые опубликовал Алджамэйн, можно понять, что вы спарринговали. По сути, мало, кому из русскоговорящих бойцов это удавалось. Поделитесь впечатлениями.

— Я бы сказал, что из всех бойцов этого веса, с кем я спарринговал, он лучший. Нестандартный очень, неудобный, сложно подстроиться под его манеру. Непонятно, по каким траекториям у него руки и ноги летят, и антропометрия такая, что удары летят непривычно. Нет классической работы, к какой ты привыкаешь. Еще он цепкий очень. Если забирает спину, то потом уже не выпускает оттуда. Хорошо у стенки борется, хорошо стягивает вниз.

— У него есть победа, которая в статистике UFC записана как Suloev Stretch (болевой на ногу, названный по фамилии Амара Сулоева). А вы видели, чтобы он делал этот прием на тренировках?

— Этот прием нет, не видел, хотя помню, что это в бою с Коди Стэманном было. Но у Стерлинга грэпплинг очень изобретательный обычно. 

При этом я бы отметил, что Петр со спины очень хорошо защищался, очень грамотно — не позволил задушить, когда Алджамэйн спину забрал. В отличие, например, от Кори Сэндхагена, которого Стерлинг сразу задушил. 

— Мне кажется, что в России его сильно недооценивали перед вторым боем. А у него действительно были проблемы с шеей на первой подготовке?

— Если честно, я не знаю всех подробностей его первой подготовки. И как он готовился сейчас, в принципе, не знаю, но тогда он действительно часто жаловался на шею, на боли в шейном отделе. Мне кажется, в первом бою с Петром Алджамэйн действительно потратил слишком много энергии и начал больше ошибок допускать. У него были лишнее удары локтями с разворота, из-за них он начал отдавать спину, ошибаться.

Меня перед вторым боем некоторые знакомые спрашивали, чего ожидать, и я честно говорил, что по их первому бою не очень правильно судить. Потому что Стерлинг до этого был на первом месте в рейтинге и перебил почти весь дивизион. И когда я смотрел их первый бой, было видно, что что-то не то с Алджамэйном. Потому что ошибки, которые он допускал, я не видел таких в его спаррингах. Он сам спину отдавал, еще в каких-то моментах ошибался. Мне казалось, что если он исправит ошибки, то такого не повторится.  

— Немного удивляет, когда говорят: «Петру надо просто не отдавать спину». Мне кажется, это как в бою с нокаутером сказать: «Надо просто не давать бить себя рукой в челюсть».

— По сути, так и получается. Если ты спину отдал, то уже что-то тяжело потом сделать, но сложно не пустить за спину Стерлинга, когда он в форме, он умеет забирать эту позицию.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Фото: © James Gilbert / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— А вы можете объяснить, что нужно делать, чтобы не отдавать спину?

— Это больше опыт, чувствительность в борьбе. Нет конкретного приема, который тебе покажут и ты будешь защищаться. Нужно просто много уделять этому внимания. Я бы посоветовал именно с сильными грэпплерами тренироваться.

На самом деле, я не умаляю достижений Петра, мне наоборот нравится, как он работает, идет вперед как маленький танк, которого невозможно сломать, но, когда я наблюдал спарринги Алджамэйна, он никогда не проводил их так, как первый бой с Петром. Когда я смотрел в зале на него во время второй подготовки, мне было интересно, как он справится с тем хейтом, который у него появился. Потому что у тебя получается такая ситуация, что как будто ты не можешь проиграть, тебя тогда начнут еще больше хейтить. А потом я увидел его на пресс-конференции и понял, что он с холодной головой подошел. И эту негативную энергию как будто бы в плюс для себя перевел. 

— Мне казалось, что у Стерлинга именно борцовская школа не такая сильная, как ее пытаются представить.

— Я видел тренировку, где Стерлинг в прошлом году боролся с первым номером Америки по своему весу. Кажется, он ему совсем незначительно как-то проиграл. Возможно, что даже равный счет у них был по баллам.

— Недавно появилась новость, что сейчас его вес 79 кг (весовая категория Стерлинга 61,2 кг. — «Матч ТВ»). Верите?

— Могу сказать, что в форме он весит около 73 кг, когда чуть-чуть заплывает, может неплохо набрать, может быть, 76-77 кг, помню, что видел его таким. Для своей категории он действительно довольно крупный.

— Яну советуют ехать в Дагестан, тренировать борьбу, но я чувствую два недостатка у таких советов: первый — нужно ехать в конкретный зал и к конкретному тренеру, который будет готов тебе помочь. Второе — американская борьба имеет свою специфику.

— В Америке действительно чуть-чуть другая борьба, другие приемы, другая балловая система. Проходы они хорошо делают. Но по технике дагестанская школа лучше.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Фото: © Mike Roach / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Со Стерлингом тренируется Мераб Двалишвили, он сильно борется?

— В плане борьбы он машина: не останавливается, плюс у него постоянно удары и борьба, удары и борьба.

— То есть в папахе на бои он выходит не просто так?

— Есть сходство, да [с Хабибом]. Именно в хорошем кардио, в умении проходить и бить постоянно. Что-то общее есть.

Мы вообще с Мерабом часто спарринговали, много помогали друг другу перед боями. Он когда в спаррингах работает, выходит как на войну. Помню, что у нас по субботам были спарринги, туда часто приходил Мэтт Серра, и однажды мы такую войну закатили, с криками, с агрессией даже. То есть мы не ругались, никакой агрессии за клеткой не было, но спарринговали так, что Мэтт Серра в итоге пообещал нам бонус за этот спарринг как за спарринг вечера. Но почему-то я этого бонуса так и не дождался.  

— А как получилось, что вас подписали в лигу Хабиба?

— Я же давно знаю и Ризвана, и всех остальных, они предложили у них выступить.

Пока не знаю, кто именно в Eagle FC подписан в моем весе, были разговоры про Ренана Барао, но вроде бы они стихли. У меня нет долгосрочного контракта, пока это разовые бои, но вроде бы они планируют еще один турнир на июнь, я надеюсь там выступить.

— Вы в Америке уже больше трех лет. Вы живете на доходы от боев?

— Пока да. Я сейчас переехал во Флориду, думаю остаться тут на какое-то время, потренироваться в American Top Team.

В зале Рэя Лонго я со всеми по-прежнему на связи, но в Нью-Йорке пробки, много времени на дорогу уходит, сильно больше расходы на проживание. Здесь ты живешь не прямо в Майами, а в Коконат-Крик, это что-то вроде пригорода, 50 минут до Майами.

«Стерлинг — лучший из всех, с кем я спарринговал в этом весе». Боец, который тренировался с Хабибом и в зале Алджамэйна Стерлинга

Фото: © EAGLE FC

— Какой доход бойцу с рекордом 11-3 вне UFC и Bellator можно получать от спонсоров?

— В Америке в принципе не практикуется такое, чтобы кто-то поддерживал бойцов просто так. Есть какие-то рекламные доходы, но они обычно ближе к турниру. За пост в соцсетях могут предложить 500-1000 долларов. Как правило, это реклама экипировки, спортивного питания, тренажеров каких-то.

— Если Петр Ян приедет в American Top Team, где он уже проходил подготовку, для вас будет нормальным с ним потренироваться?

— Я не думаю, что могут быть какие-то проблемы. Каких-то секретов про Алджамэйна я ему все равно не смогу рассказать, потому что все и так видят, кто и какую работу делает. Так что можем без проблем поработать, если в этом будет смысл. 

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball