Футбол

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

13просмотров

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Сергей Карасев / Фото: © premierliga.ru

С нового сезона ожидается реформа от РФС.

С нового сезона ожидается реформа от РФС.

Все помнят, какие слова этой весной использовали тренеры, игроки и президенты клубов РПЛ, говоря о российских судьях. 

  • «Козел этот судья» — президент «Урала» после матча с ЦСКА
  • «Кангва сказал, что судья — дерьмо? Правильно сказал» — Аджоев
  • Слуцкий раскритиковал судью после поражения от «Ростова» (видео с цензурой)

Это плохо не только потому, что отправляет наш футбол на уровень разборок за гаражами. Такая ожесточенная риторика уводит от главного — системных проблем, которые начинаются не с судейства, но серьезно влияют и на работу арбитров тоже.

У нас не наберется ярких дриблеров даже на одну команду РПЛ, наши тренеры практически не востребованы в Европе (в топ-лигах просто не нужны), а наши стадионы в большинстве городов не интересны массовому зрителю, который легко находит развлечения в других сферах. Судьи — часть этой логической цепочки, причем далеко не худшая. Но они получают самый мощный заряд ненависти почти каждую неделю, являясь такими же жертвами системы.

Клубы, федерация, лига требуют от судей качества, но требовать — мало, нужны реформы. Очевидно, что судьи в будущем станут такими же профессионалами, как и футболисты. На контрактах и с соцпакетом. Потому что при нынешнем росте скоростей и нагрузок полноценно совмещать топ-футбол с другой профессией будет просто нереально.

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Владислав Безбородов / Фото: © premierliga.ru

Европа уверенно движется к профессиональному статусу судей (а Англия уже этого добилась), в России эти процессы идут с запозданием. Зарплата в РПЛ появилась только недавно (за это спасибо экс-главе департамента судейства Андрею Будогосскому). Да, пока она явно не соответствует уровню работы и стресса, но это уже шаг вперед.

Таких шагов надо сделать несколько, чтобы система по подготовке судей заработала. Чтобы низшие лиги стали полноценной подпиткой РПЛ. Ключевые вопросы помимо зарплаты: медицинская страховка, помощь с оплатой тренировок и пенсионные начисления. Еще совсем недавно ничего из этого у судей не было. По требованиям и нагрузкам они профессионалы, но условий недостаточно.

Об этом большой материал «Матч ТВ».

Судьи должны тренироваться, как футболисты. Но в России они сами платят за операции, тренировки и остаются без пенсии. А раньше не было даже минимальной зарплатной ставки — только гонорары

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Игорь Егоров / Фото: © Epsilon / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

О быте и проблемах российских судей мы поговорили с бывшим арбитром ФИФА Игорем Егоровым.

— Чтобы достойно работать, судьям нужно где-то 24-25 раз в месяц получать серьезную нагрузку — это тренировки, матчи. Всю подготовку они оплачивают себе сами — тренажерный зал, инвентарь, медикаменты, спортивное питание, некоторые ребята используют различные энергетики, препараты, которые не запрещены антидопинговым ведомством.

Помимо поддержания формы надо анализировать проведенные игры и готовиться к следующим — набирать максимальное количество информации о том, как команда играет дома и в гостях, какие есть игроки, на что они способны, тактические построения (чтобы лучше понимать контекст матча). Мелочей тут нет.

После игр обязательно — процесс восстановления, особенно если есть какие-то травмы или микроповреждения. Массажистов, врачей у судей нет, поэтому кто хочет  – обращается к клубам, чтобы помогли. Те обычно не против. Правда, сейчас есть рекомендации, чтобы никто из клубов не контактировал с арбитрами, но до абсурда, как правило, не доходит. Массажист или врач, если судья попросит, может помочь.

В мою бытность судьи я перед каждой игрой просил сделать укол в колено. Без противовоспалительных было бы совсем тяжело судить. Потом, естественно, боль возвращалась, но что делать. Раз выбрал такую профессию — никого не волнует, болит у тебя что-то или не болит.

— Основной заработок судьи — это проведенные матчи. Если долго нет назначений, как это сказывается?

— У меня всегда был бизнес, поэтому [от постоянных назначений] не зависел. Конечно, в России арбитру лучше иметь и другой способ заработка. У футбола своя сезонность: два месяца летом и три месяца зимой матчей нет. Все это время мы готовимся, как и футболисты. Только без оплаты.

Поэтому судьи стараются где-то подрабатывать еще. Многие ребята трудятся в федерациях, тренерами, поближе к футболу. Кто-то открывает свой бизнес. Но понятно, что при тех скоростях и нагрузках, которые есть сейчас на топ-уровне, совмещать судейство с другой работой очень сложно.

В мое время у судей даже в РПЛ не было постоянных ставок, лишь выплаты за хорошее судейство. Но, конечно, у арбитра должна быть очень хорошая зарплата, независящая от количества матчей в месяце. Чтобы он мог спокойно готовиться. Во всех развитых странах судьи — профессионалы. Заключают контракты на год, получают стабильные зарплаты [вне зависимости от проведенных матчей]. Если будешь плохо работать, рискуешь тем, что контракт не будет продлен.

— У вас были тяжелые травмы во время карьеры судьи?

— Рвал крестообразные связки, это была уже вторая такая травма. Первую получил в 1991-м, из-за чего и завершил карьеру футболиста. Второе колено повредил в 2004-м после сезона. Играл в футбол на Кубке Латышева (турнир в честь арбитра Николая Латышева, обслуживающего финал ЧМ в 1962-м. — «Матч ТВ»). Сначала думал, что все не так серьезно. Пробовал даже судить с такой травмой, вошел в сезон, но стало только хуже. В итоге вынужден был прооперировать ногу.

По затратам вышло где-то 30 тысяч долларов. Все лечение оплачивал сам. Помогли друзья, другие судьи. Я никого не просил, однако ребята с пониманием отнеслись, собрали приличную сумму.

Восстановление после операции, реабилитация — тоже под ответственность самого судьи. Это в командах мастеров есть врачи, которые ведут игрока. А здесь — ты сам себе предоставлен. Хочешь делай операцию за границей, хочешь — в Москве или в Нижнем Новгороде. Как финансы позволяют. Можно вообще в деревенской клинике записаться, тебе связку приштопают — и побежал дальше. А сколько пробежишь и куда, это никого вообще не интересует.

Я делал операцию в ЦКБ российской академии наук в Ясенево — у доктора [Андрея] Девиса, который, как знаю, ездит в Англию оперировать. Раньше к нему много молодых игроков ЦСКА попадало. Был вариант поехать к немецкому врачу Пфайферу, к нему тогда все футболисты ездили. Повезло, что он был Москве в те дни и я попал на осмотр. Но с перелетами, проживанием операция в Германии выходила бы около 50 тысяч евро. В итоге доверился Девису, о чем не жалею. Через 5 месяцев уже сдал тесты Купера и вернулся в судейство.

Еще 7 лет после травмы судил — и колено почти не беспокоило. Все сложные моменты в основном были связаны с другим, правым коленом, которое прооперировал в 93-м. Тогда не было ни искусственных связок, ничего. Просто привязывали лавсановыми нитками. То колено, конечно, очень сильно беспокоит. Сейчас приходится раз в полгода ездить и делать уколы — вводить лекарство в оба колена.

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Игорь Егоров / Фото: © Epsilon / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— А если бы такую травму получил молодой арбитр? Без серьезных накоплений и без обширного круга коллег.

— Думаете, это какого-то волнует? Получил травму — ну и лечись сам. У нас хотя бы все помогали друг другу. Не знаю, как теперь, но раньше даже говорить ничего не надо было, все созванивались, складывались.

Думаю, раньше у судей было больше единения. Особенно у старшего поколения, при Хусаинове, там люди реально друг за друга стояли горой. В наше время уже было так — кто-то хотел помогать, участвовать, кто-то — нет, а в нынешнем поколении — каждый сам за себя. Это большая проблема.

Молодежь думает, что они никогда не будут ветеранами, что у них никогда не будет ничего болеть. Живут одним днем. Но все когда-то закончится, а никаких гарантий судейская карьера им не даст. Вот взять ветеранов [судей], им на операцию самим приходится деньги находить. Нет никаких страховок.

Отсудил человек 20 лет, 12 в РПЛ, отработал международные матчи, за страну ездил. А в ответ — пустота. Ни пенсионного накопления, ни социального пакета как такового, ничего. Я это не для себя говорю — хочу, чтобы профессия развивалась. Чтобы департамент судейства думал о своих работниках, потому что жизнь заканчивается.

Кажется, что я молодой, а потом смотришь — знакомым какие-то операции делают. Болячки, к сожалению, после карьеры прилетают, поэтому подушка безопасности должна быть. Знаю, например, что [Игорю] Захарову уже две операции сделали, суставы меняли. Чем-то [другие арбитры] помогали, собирали, но ему пришлось квартиру продать, чтобы эти операции сделать. Все понимают, сколько медицина сегодня стоит.

Обо всем этом лет 15 уже говорится, но ничего не делается. Конечно, надо чтобы наши судьи были профессионалами, хотя бы в РПЛ. Если мы хотим профессиональный футбол, то нужны профессиональные судьи. Все просто.

— Поднимали этот вопрос в РФС?

— Виталий Леонтьевич [Мутко] поднимал не раз эту тему, она активно обсуждалась. По страховкам, пенсионным делам, чтобы какие-то выплаты после карьеры были. Хорошие мысли озвучивались, но опять же — не воплотились в жизнь. Хотя это очень нужная тема. И изобретать велосипед не надо, он уже изобретен во всех развитых странах, откуда мы приглашаем руководителей судей.

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Витор Перейра / Фото: © РФС

Но ты хоть кого пригласи, он не научит арбитров судить никогда в жизни. Во-первых, ментальность не та, во-вторых, времени нет, чтобы смотреть второй-третий дивизион, юношеские лиги. У нас как начинается тур РПЛ, сплошной головняк. Одно, второе, третье. Некогда заниматься системой всего судейства. Поэтому все пишут программы, но реализовать их очень тяжело.

А проблемы судейства очевидны. И они не в тех судьях, которые сейчас судят РПЛ, а во втором дивизионе, где арбитров обучают. Но это обучение — постольку-поскольку. Не во всех городах есть судьи, работавшие в РПЛ или первой лиге, которые могли бы передать опыт. Да, есть программа талантов и наставников, но процесса именно обучения там мало.

Молодые арбитры пытаются созваниваться, как-то учиться, но если бы наставник мог видеть хотя бы 8-10 игр молодого арбитра в сезоне вживую и разбирать с ним ошибки, регулярно проводить анализ, то прогресс был бы гораздо сильнее. За 40 минут или час разбора судью не научить работать. Именно во втором дивизионе надо учить судей, а у нас судья добирается до РПЛ — и там его начинают переучивать. Это дольше и сложнее. И не у всех получается.

Считаю, вообще нужно разделение на два вектора. Чтобы были люди, которые бы занимались развитием судейства, доводили бы программы до ума, а другие пусть занимаются оценкой работы уже действующих арбитров на матчах РПЛ. Делать и то, и то одновременно — нереально. У нас огромная страна, судьи из разных регионов, разных социальных слоев. Это не Швейцария, где на велосипеде можно успевать всюду. У нас во втором дивизионе команда два раза слетала на Дальний Восток — и все, деньги закончились, хватит — поиграли. Наши расстояния тоже важно учитывать.

Нашим судьям сейчас показали кнут, кого-то поотстраняли, поубирали, но нужен ведь и пряник. Нужен профессиональный статус, нужно четкое понимание своей карьеры и будущего, какая-то стабильность. Люди хотят судить хорошо, чтобы не потерять назначения, работу и заработки. Опытные ребята могут справляться в таких условиях, но есть те, у кого нет какого-то стержня, характера, который бы помогал работать в любых условиях и не ронять планку.

Под нынешним прессом у многих появляется нервозность. А если нет доверия, раскрепощенности и человек боится ошибиться, то он обязательно ошибется. Отсюда мы и смотрим VAR по 20 минут. Поймите, отстранять — легко, а воспитать уверенного в себе арбитра, чтобы он прогрессировал, это надо работать.

Сравниваем условия судей в Европе и России. В Англии арбитры — официально профессионалы, в других топ-лигах — полупрофессионалы (но с соцпакетом)

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Николай Левников / Фото: © РФС

О европейском опыте и грядущих судейских реформах в России мы пообщались с инструктором судейского комитета РФС, членом комиссии УЕФА по развитию судейства Николаем Левниковым.

— Какие сейчас условия оплаты у российских арбитров?

— Для начала: через месяц-два все может сильно измениться, потому что есть желание руководства судейского корпуса провести важные инициативы.

Но на сегодняшний день зарплата арбитров РПЛ — 30 тысяч рублей в месяц + гонорар за матч в размере 115 тысячи рублей.

В 2002 году, когда была образована Коллегия футбольных арбитров, ставка за матч была 90 тысяч. Но тогда доллар стоил 30 рублей, то есть гонорар был в районе 3000 долларов. Нынешние 115 тысяч — это, наверное, в два раза меньше. То есть в плане материальных условий был сделан шаг назад. Связано это со многими причинами.

В ФНЛ-1 и ФНЛ-2 нет зарплатных ставок, только бонусы за проведенные матчи. Но важно отметить, что с приходом новых руководителей судьям и инспекторам подняли гонорары — до 30 и 15 тысяч рублей. Это правильно, потому что [прежние бонусы] 5-8 тысяч рублей — не те деньги, которые позволяли бы молодым арбитрам поддерживать свой психологический, физический и методический уровень подготовки и быть при этом самодостаточными по жизни.

Тем более что, по моему мнению, арбитры ФНЛ-1 должны относиться к судейству уже как к профессиональной работе. Это в ФНЛ-2 многие имеют вторую работу за плечами, потому что там меньше разъездов, всего 2-3 матча в месяц. А в ФНЛ-1 и РПЛ арбитры вынуждены практически 7-8 раз в месяц выезжать на игру. Это просто невозможно совмещать с еще какой-то профессией.

— Как все обстоит в ведущих лигах Европы?

— В Англии судейство профессиональное. Арбитры не числятся работниками федераций, как в некоторых странах, они являются профессиональными судьями, подписывают контракты с лигой (АПЛ и Чемпионшип), это не запрещается конвенцией УЕФА. А лига платит федерации футбола очень большие деньги на развитие судейства в низших и любительских лигах.

Судьи в Англии получают годовой оклад — порядка 150 тысяч фунтов. Также есть небольшой бонус за игру и бонус за качественное судейство по итогам сезона. Последнее зависит от оценки инспектора: условно говоря, если оценка высокая — платится 100% бонуса, если чуть ниже — 70%.

Этих условий достаточно для того, чтобы человек профессионально занимался именно судейством. Этой ответственной и тяжелой работой. У английских судей, кстати, не существует возрастного лимита, есть арбитры, которые работают в 50-52 года — и приносят пользу. Сдают тесты, экзамены, получают качественные оценки, и с ними продлевают контракт каждый год.

Причем попасть в список элитных рефери не так легко — там очень серьезный отбор, мощная конкуренция. Потому что профессия арбитра считается престижной, в том числе и в материальном плане.

В Испании нет окладов — у них полупрофессиональное судейство. Но довольно приличные гонорары — порядка 5 тысяч евро за игру + очень серьезные бонусы по итогам сезона. До 100 тысяч евро.

В Германии гонорары — порядка 4,5 тысячи евро за игру. Также есть определенный бонус в конце сезона. Итальянцы получают порядка 3,5-4 тысяч евро за матч. И также имеют ежемесячные поступления на тренировки, оплату зала и так далее.

— Что с медицинской страховкой в этих странах?

— В Англии, конечно, медицинская страховка полностью обеспечена, потому что судейство профессиональное. В других странах заключаются контракты со страховыми компаниями, которые выплачивают какую-то разовую сумму в случае потери трудоспособности арбитра на определенное время.

В России, к сожалению, медицинское страхование пока не осуществлено. Когда Виталий Мутко был президентом РФС, об этом много говорили, Мутко на каждой встрече с судьями обещал, что будет страхование и пенсия. Не знаю, по какой причине вопрос не был решен. 

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

С приходом Ашота Хачатурянца [в судейский комитет и РПЛ] эта тема снова запущена. У РФС есть партнер по реформированию футбольного судейства — «Пикалевская сода». Часть средств от этого контракта пошла в специальный фонд. Из него арбитры РПЛ и женской суперлиги смогут получать компенсацию за лечение в случае травм. На ближайшем исполкоме [РФС] положение о создании этого фонда будет принято.

Уже в ближайшее время Яна Елеференко, арбитр суперлиги, которая получила травму, сможет получить деньги из этого фонда.

Также мы улучшили защищенность инспекторов РПЛ — теперь у них есть полисы ДМС.

— Оплачивается ли судьям в Европе тренажерный зал, персональный тренер для поддержания формы?

— В Европе судьи спокойно могут использовать свои гонорары для аренды зала и физиотерапевта, тренера. Например, я судил в одно время с Пьерлуиджи Коллиной. У него был персональный тренер. Это позволяли те гонорары, которые он получал за судейство и контракты с рекламодателями. Во многих странах у судей есть спонсоры, покрывающие расходы на тренировочный процесс.

Надо отметить, что по сравнению с временами 20-летней давности российские судьи стали намного профессиональнее готовиться. Они все однозначно тренируются минимум 5 раз в неделю, выполняют очень серьезный объем работы, который рекомендует УЕФА для арбитров. Программа тренировок — на неделю, месяц, год — есть в доступе для каждого рефери на сайте УЕФА.

Также есть программа, разрабатываемая бельгийским университетом, — по профилактике травм. Судьи гораздо старше футболистов, им нужна хорошая общая выносливость и быстрое восстановление после повреждений. За счет огромной работы РФС эта программа была адаптирована для условий России. Климат у нас не позволяет тренироваться на улице круглый год, много работы происходит в зале.

Плюс у нас была своя специфика в плане подготовки: каждый год судьи перед сезоном выезжали на двухнедельные сборы и там проделывали очень серьезный объем работы. Тренировались дважды в день. Все-таки у нас паузы между частями сезона дольше, нужно было заново закладывать фундамент физподготовки. С приездом в Россию иностранных руководителей [департамента судейства] пришел и другой подход. Тренировки на сборах стали совсем другой интенсивности. Но понятно, что если в Европе можно круглый год поддерживать форму в хороших условиях, то в России это не так.

Судьи в России сами платят за операции, а после карьеры даже продают квартиры из-за лечения. Неочевидная проблема нашего футбола

Бьорн Кейперс / Фото: © ANP / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— В Европе у судей есть пенсия?

— В Англии — конечно. Потому что там, опять же, судьи профессионалы официально. В других странах с гонораров платятся налоги, что в будущем предоставляет арбитрам пенсию. 

С приходом Ашота Рафаиловича [с конца 2019-го — в судейский комитет] мы сделали огромный шаг вперед в этом направлении. Теперь РФС уплачивает взносы на обязательное пенсионное страхование с гражданско-правовых договоров, заключенных между РФС и судьями, и подает в пенсионный фонд РФ все необходимые документы. В соответствии с законодательством это позволяет включать период работы судьей в страховой стаж для получения в будущем пенсии. Кроме того, судьи могут вступить в систему добровольного пенсионного обеспечения.

— Возможно, что профессиональный статус поможет арбитрам ощущать себя увереннее в стрессовых ситуациях? Они будут понимать, что официально считаются профи и так просто их не выгнать из профессии.

— Профессия судьи, который обслуживает матчи высокого уровня, очень стрессовая. Человек, решивший работать арбитром, должен понимать, что давление всегда будет колоссальным. В Турции, например, какое-то время назад было уже полупрофессиональное судейство. Группа арбитров во главе с Чакыром имела контракты, но в определённый момент потеряла статус, потому что доверие к ним снизилось. И они были выведены из списка судей турецкой федерации футбола. Поэтому давление будет всегда, каждый судья должен уметь с ним справляться.

Другое дело, что профессиональный статус даст арбитру то, что после завершения карьеры он будет каким-то образом обеспечен. С сегодняшним уровнем футбола невозможно трудиться на второй работе. Это наше поколение так могло. Я, скажем, до того как стать арбитром ФИФА, 10 лет работал на заводе, потом — в федерации футбола Санкт-Петербурга, еще позднее — был президентом ассоциации мини-футбола Санкт-Петербурга.

Но сейчас требования к арбитрам топового уровня такие, что они должны быть постоянно готовы тренироваться, а с появлением VAR — еще и два раза в неделю выезжать на игры. Свободного времени практически нет. Восстановление, тренировки, новая игра. Понимаете, не может быть так, что тренеры — профессионалы, футболисты — тоже, а третья важная составляющая футбола, без которой нельзя, просто любители. По нагрузкам, подготовке судьи давно профессионалы, но нет юридического статуса, закрепленного за ними. 

Источник статьи: matchtv.ru