Зимние

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

19просмотров

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев, Денис Гладков / Матч ТВ

И как Канада вела войну против Медведевой, но все равно проиграла.

И как Канада вела войну против Медведевой, но все равно проиграла.

Судьи не просто ставят баллы на соревнованиях, а решают судьбы спортсменов. В то же время судьи — это прежде всего люди со своими сильными и слабыми сторонами, характерами и мнениями, на которые влияет масса обстоятельств.

На соревнованиях многое зависит не только от проката конкретного спортсмена, но и отношения к нему в фигурнокатательном сообществе, психологической обстановки вокруг. Лидеров часто определяют и обезоруживают задолго до выставления оценок. Судья с 20-летним стажем Александр Веденин приоткрыл «Матч ТВ» закулисье судейства в фигурном катании и проанализировал яркие исторические прецеденты со своего профессионального ракурса.

Справка:

Александр Веденин — двукратный чемпион СССР в мужском одиночном катании, в течение 15 лет — старший тренер сборной команды СССР, руководитель Программы развития фигурного катания в СССР.

Судья международной категории, имеет большой опыт судейства одиночных видов на крупных турнирах.

Один из основателей Программы развития в ISU, модератор международных и национальных семинаров в 12 странах мира.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Александр Веденин, Аделина Сотникова, Александр Горшков и Елена Водорезова / Фото: © Личный архив Александра Веденина
«По уровню энергетики Камила Валиева вылетела за пределы тяготения Земли, а Аня Щербакова — за пределы солнечной системы»

— Ваше мнение о результатах художественной гимнастики на минувшей Олимпиаде однозначно отрицательное. Поясните, пожалуйста, как все решила именно политика?

— Я знаю только то, что последние 20 лет Ирина Винер делала самые сложные в мире программы. Как сейчас четверные прыжки у наших фигуристок. Помните, в начале беседы я говорил о психологическом настрое на примере фигуристов А и Б? Важно создать атмосферу, чтобы судьи приняли возможность смещения лидера. Привыкли к тому, что нероссийскую гимнастку можно оценивать на том же уровне. В Токио сделали первый шаг по раскачиванию трона.

А с точки зрения судьи мне трудно рассуждать об оценках без протокола. За какой элемент поставили Дине и Линой сколько баллов? Загадка. Когда в 2002 году ввели новую систему судейства, ввели и протокол, который после соревнований получает каждый спортсмен. Там зафиксировано, что он сделал, сколько баллов получил за каждый элемент, какие оценки за качество элементов и компоненты поставил каждый судья. То есть есть повод для предметного разговора, а не «понравилось / не понравилось». Как я понял, в художественной гимнастике схожая система судейства, но нет документа. Все говорят, что программа Линой была сложнее, но без протокола суда нет.

— Уронить предмет — это как упасть в фигурном катании. Проводя параллель, можно вспомнить сочинское олимпийское золото Юдзуру Ханю с падением на сальхове и победу Анны Щербаковой на чемпионате мира с падением на флипе, в то время как серебряный призер Лиза Туктамышева откатала обе программы чисто. Значит, падение все-таки не мешает победе?

— При нынешней системе победу определяют как раз суммой баллов. Суммой того, что фигурист сделал, а не того, что не сделал. Ведь в программе много элементов и компонентов. Многие претензии к Ане объясняются сравнением с ее выступлением на чемпионате России. Там было на порядок лучше. Просто так, как она каталась в Челябинске, невозможно кататься два раза подряд. По уровню энергетики Камила Валиева вылетела за пределы тяготения Земли, а Аня Щербакова — вообще за пределы солнечной системы. Я имел счастье наблюдать лично. У этих хрупких девушек явно встроен внутри ядерный реактор, и я очень надеюсь, что они смогут продемонстрировать работу своих реакторов на ближайших Олимпийских играх. Что касается сравнения с великолепной Лизой Туктамышевой, то, на мой взгляд, Аня исполнила все элементы более качественно, легко и завершенно, особенно вращения и шаги. По выразительности Аня не катает программу, а проживает ее, как актриса или балерина. Посмотрите на эти прекрасные глаза, когда она провожает взглядом последние движения пальцев в конце короткой программы! Это дорогого стоит: не поставленный жест, а искренние чувства. А у Лизы лучший прокат сезона был на командном чемпионате мира.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Анна Щербакова / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Чего России ждать от судей на ближайшей зимней Олимпиаде?

— Нам надо сильно напрячься. Закулисный процесс пошел — и куда он приведет? Недавно свергли с пьедестала российских художниц, которые казались непобедимыми. Следующие виды спорта — фигурное катание и синхронное плавание. Правда, я пока не вижу девочек, способных одолеть наших звезд. Алиса Лью была супер, но прошлый сезон она провалила. Происходить все начнет задолго до Олимпиады — в начале сезона. Важно отслеживать, против кого развяжут информационную войну, кого будут гнобить за ребра и недокруты, как в свое время Медведеву. Надо внимательно следить, что обсуждают в ISU и судейской коллегии. Что там витает в воздухе? Процесс низвержения лидеров начнется как раз с этого незримого воздуха.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

На семинаре по судейству / Фото: © Личный архив Александра Веденина
«Для тренера неделя национального чемпионата, где его фигурист отбирается в сборную, равна трем годам жизни. Чемпионат мира — как пять лет жизни»

— Как определяется состав судей на главные старты сезона?

— Судейская коллегия делится на техническую бригаду и линейную. Техническая состоит из опытных людей, работающих в фигурном катании. Два технических специалиста — чаще всего тренеры или бывшие спортсмены. Технический контролер — руководитель этой бригады, который чаще всего представляет руководство или технический комитет федерации, проводящей соревнования. Данных людей назначает руководство ISU. Остальные 9 арбитров линейной бригады представляют свои страны. Это обычно опытные и квалифицированные судьи, работающие в любых сферах жизни: адвокаты, бизнесмены, преподаватели и так далее. Попадание того или иного арбитра в бригаду определяется жеребьевкой перед началом турнира. На Олимпийских играх жеребьевку судей проводят как перед короткой, так и произвольной программами.

Техбригада определяет сделанные элементы, их сложность и соответствие требованиям (точное число оборотов в прыжках и позициях вращений и другое). Линейные судьи оценивают качество каждого элемента (от -5 до +5) и артистическую составляющую.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Фото: © Личный архив Александра Веденина

— Как строится работа судейской бригады?

— До начала соревнований рефери (старший судья) проводит закрытое совещание судей, где напоминает об основных правилах, акцентирует внимание на каких-то важных моментах. Рефери никогда не называет фамилии конкретных спортсменов, но может позволить себе намеки, говоря об определенных тенденциях, продвигаемых отдельными спортсменами. Судьи легко улавливают эти намеки. Выходя к пультам на арену соревнований, они не могут обмениваться словами, предметами и даже взглядами. Любое подобное общение во время судейства может привести к дисквалификации. После турнира — совещание судейской бригады, где арбитры обсуждают острые моменты и расхождения мнений. Если оценки какого-то судьи сильно отличаются от остальных, он должен убедительно аргументировать свою позицию.

— Главный критерий профессионализма судьи, на ваш взгляд?

— Судья должен хорошо знать правила на уровне ощущений. Поясню на примере прыжка. Самый высокий прыжок у фигуриста длится 0,7 секунды. За этот миг судья должен определить, что это за элемент и какого он качества. Считать количество оборотов методом «раз-два-три» — неверная стратегия. Элемент важно чувствовать по сложности захода, усилиям при отталкивании, скорости вращения в воздухе, выезду и т. п. Фигурист же вращается на бешеной скорости, и здесь не место математике. Профессиональный арбитр ощущает уровень.

— Сколько зарабатывают судьи?

— Суммы гонораров настолько смешны, что я даже озвучивать не буду. Что-то близкое к суточным в командировке — хватит на бутерброды или поход в местный бар. Заработать на судействе не удастся, но это очень почетная должность, на которую люди рвутся. Тебя же показывают по телевизору, объявляют перед началом соревнований, к которым приковано внимание миллионов зрителей. А еще чисто человеческое чувство тщеславия: ты вершишь судьбы лучших спортсменов планеты! Плюс многие рассматривают эти поездки по миру как престижный туризм: тебя размещают в пятизвездочных отелях и принимают как vip-гостя.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Александр Веденин в Китае / Фото: © Личный архив Александра Веденина

— Как строятся отношения между судьями и тренерами? Думаю, не зря в беседах о закулисье часто фигурируют слова «свой судья».

— Ведущие судьи страны часто ходят на тренировки к ведущим спортсменам сборной и дают советы: здесь элемент не соответствует правилам, эту поддержку лучше начать с другой позиции и так далее. Так арбитры помогают до начала сезона «почистить» программы фигуристов от сомнительных моментов, чтобы все соответствовало действующим правилам и за каждое движение можно было получить максимальные баллы. Конечно, судьи дают обратную связь на контрольных прокатах и всех внутринациональных турнирах. Это обязательное требование в системе подготовки судей. Не только ради помощи тренеру, а чтобы самому впитывать и понимать, что происходит.

— Как формируется политика судейства в фигурном катании мирового уровня? Не секрет, что самые влиятельные федерации — России, Канады и США.

— Да, и между ними идет обычная политическая борьба за результаты спортсменов, общекомандный зачет и т. д. Давление на судей — типичная практика. Ужаснее, когда это чувствуют спортсмены и тренеры. Ведь тренеры, выводящие ученика на лед крупного турнира, часто получают инфаркт. Я могу образно сказать про возраст тренера: неделя национального чемпионата, где твой фигурист отбирается в сборную, равна трем годам жизни. Чемпионат мира — как пять лет жизни. Олимпиада — безумный стресс и нечто страшное для психики.

А что происходит на выборах на руководящие должности в Международном союзе конькобежцев! Могу привести пример 5-летней давности, когда выбирали нового президента ISU. Оттавио Чинкванта просидел там больше 40 лет, дослужился до полного мистера Альцгеймера и Паркинсона. В общем, собрал всех этих английских джентльменов: столько скандалов при нем было! Но продолжал занимать свой пост. Одним из кандидатов был президент французской федерации Дидье Гайаге. Он первый за 100 лет истории ISU пришел на выборы со своей программой работы. Дидье предлагал массу реформ, за что его и не выбрали. Потому что руководители ISU и многих национальных федераций давно хорошо сидят на своих должностях и не хотят шевелиться.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Фото: © Личный архив Александра Веденина

— Практика показывает, что фигуристам из маленьких стран априори сложнее пробиться в лидеры даже при идеальных прокатах. Вспоминаются литовские танцоры Маргарита Дробязко и Повилас Ванагаса. Судьи изначально настроены лишать надбавок за качество и более строго наказывать за помарки?

— Судьи еще вначале знают, что таким-то спортсменам надо ставить больше, а этим — меньше. Причем им не говорят прямо, а создают психологический настрой. Представьте ситуацию: вы знаете, что фигурист А катается на уровне 5,8-5,9, а фигурист Б — на уровне 5,0-5,2. Вдруг фигурист А катается неудачно, и вы ставите ему оценку сильно ниже его обычного уровня: 5,5-5,6. Фигурист Б откатался здорово для себя, и вы ставите больше его обычного уровня: 5,3-5.4. Вы его супер поощрили, но все равно он остался позади спортсмена А, который в этот раз выступил неудачно. Примерно так и происходило с великолепными Маргаритой и Повиласом. Они были прекрасны, интересны и необычны, но не получали медалей чемпионатов мира. За них некому было вступиться. Главную роль играл этот психологический настрой судей, который даже редко кто формулирует конкретными словами.

— В то же время британские танцоры Джейн Торвилл и Кристофер Дин побеждали вопреки своей национальной принадлежности.

— Здесь два важных фактора. Великобритания — родина танцев на льду, диктовавшая моду в течение 20 лет. Плюс в те времена вице-президентом ISU был Лоуренс Демми — чемпион мира и Европы. Его соотечественникам было легче попасть в топ. Но главное, дуэт Торвилл/Дин — уникальное явление. Их танец «Болеро» стал атомным взрывом. Он весь состоял из нарушений правил. Судьи подходили к Демми и недоумевали, а он отвечал: «Вы правы, ставьте 5,6, но на первое место!» Он, как руководитель, понимал, что танец Торвилл и Дина — новое слово в развитии танцев на льду и прорыв в будущее. То, что их танец не соответствовал правилам, было недостатком правил, а не нового стиля англичан. Желая двигать свой спорт вперед, Демми был готов нарушить правила. Позже судьи тоже все поняли, и Торвил/Дин вошли в историю мирового фигурного катания.

«Судейской бригаде дали понять, что при идеальных прокатах обоих лидеров победить должен Брайан Орсер — как символ развития артистического направления»

— Как началась ваша судейская карьера?

— В 1974 году я стал старшим тренером сборной СССР. Это больше работа менеджера: я отвечал за весь процесс подготовки сборной команды вплоть до итоговой оценки выступления судьями. Для этого и надо было освоить судейское ремесло. Сначала я судил национальные чемпионаты, проводил разборы судейства соревнований. Потом международные турниры. Затем я сдал экзамены и стал судьёй ISU, начал судить чемпионаты Европы и мира.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Фото: © Личный архив Александра Веденина

— Вы автор Программы развития фигурного катания в Советском Союзе. Расскажите о ней.

— Это лучшее, что я сделал в своей карьере. Все началось в середине 70-х годов, когда у нас не было выдающихся одиночниц. Как-то у тренера Станислава Жука спросили в интервью причину, и он гордо ответил: «Потому что я еще не брался за этот вид». Вскоре появилось чудо с косичками по имени Лена Водорезова. Девочка была маленькая, а чудо — большое. Жук ее разглядел и начал тренировать. Когда Лена в 1975 году впервые появилась на соревнованиях, все тренеры и журналисты, приехавшие из других стран, забросили прогулки по столице и начали ходить на тренировки к Лене. Ею восхищались и пророчили олимпийское золото. Но, увы, Лена заболела, я возил ее по больницам… Тогда же меня посетила мысль: у нас лишь три тренера, которые ведут национальную сборную на главных турнирах сезона. Жук, Чайковская и Тарасова. Все они тренируют одиночников по остаточному принципу. А вдруг ни одному из них не попадется такой талант, как Лена? Мы с коллегами придумали программу, которую построили на развитии и подготовке молодых тренеров из разных регионов страны. В итоге в 1988 году на Олимпиаду от СССР поехали не 4 тренера, как в 1980 году, а 14. Самым интересным и новым членом команды стала Галина Змиевская, про существование которой вообще никто не знал, когда мы начали программу. В этой программе выросли еще многие прекрасные тренеры, например, популярный сегодня Рафаэль Арутюнян.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Фото: © Личный архив Александра Веденина

— Почему вскоре после успеха вы покинули свою должность и эмигрировали?

— В те годы руководителей спорта интересовал не спорт, а собственное благополучие. Страна рушилась, и людям было не до зрелищ. Меня выжили из спорткомитета как чрезвычайно самостоятельного и неудобного и даже не дали выехать на конгресс ISU, где меня должны были избрать в состав технического комитета. В 1993 году я принял приглашение из Австрии и уехал туда работать тренером. С международным судейством пришлось завязать, ибо тренер клуба, которым я стал, не имеет права судить международные турниры. В 90-х годах работал в европейских странах. Мне удалось создать международную летнюю школу, где трудились бывшие тренеры сборной команды СССР. Мы проводили сборы в Финляндии, Швеции, Норвегии. Там были прекрасные условия, и я организовывал бесплатные приезды ведущих российских спортсменов. Так, летом 1997 года у нас готовились пары Тамары Москвиной к Олимпийским играм в Нагано. А в 2005 году я переехал в США, сдал там экзамен на технического специалиста и судил много национальных соревнований.

— Когда мы договаривались об интервью, вы обещали рассказать про борьбу двух знаменитых Брайанов (Бойтано и Орсера) на Олимпиаде 1988 года.

— Это одна из самых острых ситуаций в моей карьере. Я горжусь тем, как из нее вышел! Брайан Орсер и Брайан Бойтано были тогда ведущими одиночниками, и все понимали, что борьба за победу развернется между ними. Бойтано был идеален по технике — хоть в учебник записывай каждую его позицию в процессе выполнения прыжков. А Орсер был такой эмоциональный и заводной! Международная федерация в те годы как раз приветствовала выразительность и пластичность на льду. Судейской бригаде дали понять, что при идеальных прокатах обоих лидеров победить должен Брайан Орсер — как символ развития артистического направления в фигурном катании. Никто это напрямую не говорил, но вспомните мои слова о психологической работе!

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Брайан Орсер, Брайан Бойтано и Виктор Петренко / Фото: © picture alliance / Contributor / picture alliance / Gettyimages.ru

— В итоге после этапа «обязательные фигуры» Орсер получает баллы явно выше, чем обычно. Эти фигуры как раз были его слабой стороной. Я вижу, что процесс пошел. Затем отсудили короткую программу, и вдруг американская судья на грани обморока. Я к ней подбегаю, а она говорит: «Я сейчас такое натворила, меня дисквалифицируют! Я единственная поставила Бойтано на первое место». А тогда расположение спортсменов друг от друга как раз играло бОльшую роль, чем цифра баллов. Выигрывал тот, кому больше судей дали первое место. Бойтано катался идеально. Может, не так выразительно, как Орсер, но лучше. Я говорю: «Не падай, я тоже дал ему первое место. И вообще, я уверен, он должен победить, потому что катается лучше». Коллеге такая позиция была чревата наказанием за «национальное пристрастие». Ведь она могла оказаться единственной, кто поставил своего соотечественника на первое место. Как выяснилось в тот же день, многие судьи уже поняли, что Бойтано выглядит лучше, но боялись это выразить в оценках из-за гнева руководителей ISU. В произвольной программе фигуристы все, по сути, решили сами: Бойтано прокатался идеально чисто, а Орсер сделал две грубые и явные ошибки. Но только 5 судей из бригады поставили вперед Бойтано. Другие 4 человека не решились пойти наперекор желаниям руководства. Я счастлив, что поступил честно и профессионально. Хотя через пару лет в руководство ISU пришел бывший гендиректор канадской федерации Дэвид Доор, который далее мстил мне за мою позицию в Калгари всю оставшуюся жизнь.

«Свергли с пьедестала гимнасток. На очереди — фигурное катание и синхронное плавание». Судья — о том, как выбирают чемпионов

Фото: © Jamie Squire / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Канадские функционеры вообще умеют все хитро организовывать. В свое время они через прессу боролись с Женей Медведевой, побеждавшей на каждом турнире. Ближе к Олимпиаде у канадцев появилась звезда — Кейтлин Осмонд. Активная, эмоциональная девушка. Тяжеленькая, правда, но так она и летала в соответствии со своим весом. В интернете стали часто как бы невзначай появляться ролики о том, как плохо прыгает Женя — с «недокрутами» и «неправильными ребрами». Сравнивали оценки за качество с Юной Ким, хотя здесь вообще разные эпохи и судьи. То есть зрителю через интернет внедряли мысль, что у Медведевой все хуже. Это заранее продуманная акция, которая в итоге отразилась на оценках Жени. Только эти интриганы не просчитали, что в решающий момент появится Загитова. В результате они придавили Медведеву так, что она проиграла своей же сокоманднице, а Осмонд все равно осталась позади. Такие вот закулисные игры, которые можно выявить, только когда ты в теме.

Источник статьи: matchtv.ru