Зимние

Тотальные санкции и изоляция. Чего хочет ISU от России, и как это может подтолкнуть нас к тому, чтобы взять фигурку в свои руки?

11просмотров

Тотальные санкции и изоляция. Чего хочет ISU от России, и как это может подтолкнуть нас к тому, чтобы взять фигурку в свои руки?

Евгений Плющенко и Этери Тутберидзе / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Есть смысл попробовать создать собственную международную федерацию.

Есть смысл попробовать создать собственную международную федерацию.

Для того, чтобы построить ожидания относительно судьбы российского фигурного катания (а за компанию — и белорусского) в мировой системе координат, надо понять, что вообще сейчас происходит, и на какой стадии мы находимся.

Для этого начнем с основ. На текущий момент мы имеем следующее — «Матч ТВ» стало известно, что ISU намерен серьезно ужесточить санкции против России и Белоруссии. Они разослали национальным федерациям письмо с объявлением о намерении изменить собственную конституцию, а если быть точнее — поправить правило № 104. В него хотят добавить новый, 17-й параграф, в котором идет речь о специальных «защитных мерах», дающих совету право приостанавливать членство национальных федераций и/или накладывать ограничения иного рода, будь то отстранение спортсменов от международных соревнований или любые другие санкции на свое усмотрение.

«Защитные меры» должны применяться к странам, которые стали причиной различных дестабилизирующих ситуаций — естественно, по версии ISU. Не буду перечислять все и остановлюсь на главном — «война (объявленная или нет)». Не нужно быть гением, чтобы понять, что удар хотят нанести по России и Белоруссии. Ну, а если все совсем туго — что ж, в документе с изменениями несколько раз упоминается кризис на Украине, а Россия и Белоруссия указаны как единственные страны, которые будут поражены в правах.

По сути, совет ISU уже принял решение на этот счет, но окончательно утвердить его может только высший орган федерации — конгресс. Для этого нужно поставить соответствующий вопрос в повестку, и так как соответствующее предложение не было вынесено в срок (дедлайн на подобные инициативы истек 1 декабря прошлого года), его можно включить только при помощи так называемого экстренного предложения. Но для него уже недостаточно просто уложиться в требуемые временные рамки — нужно, чтобы за его включение в повестку проголосовали 80% национальных федераций.

Тотальные санкции и изоляция. Чего хочет ISU от России, и как это может подтолкнуть нас к тому, чтобы взять фигурку в свои руки?

Фото: © Christof Koepsel – International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

Именно для этого ISU и запустил опрос по ситуации на Украине. Он завершится 18 апреля, а еще через неделю — 24 числа на заседании совета ISU — его итоги будут разобраны официально. На самом же деле это не то чтобы «опрос», а скорее голосование за включение/невключение предложения об изменении в конституцию в повестку и сбор мнений о том, как можно было бы эти предложения доработать или подкорректировать. Если необходимое количество голосов будет собрано — оно автоматически попадет на конгресс.

Предсказать итоги голосования непросто — слишком большое количество национальных федераций принимает участие в опросе, и мнение каждой из них меняется соразмерно ситуации в мире. Представители трех федераций (все — из Европы) в разговоре со мной выразили сомнение в том, что кворум удастся собрать. По их мнению, в мире все еще остается достаточное количество стран, сочувствующих России, и они будут стараться не допустить предложение до конгресса. Впрочем, эти три федерации уже проголосовали за санкции в отношении России и Белоруссии, так что вероятность того, что большинство поддержит предложения совета, стремится к 100%. Вопрос лишь в том, хватит ли этого большинства.

Если не хватит (то есть менее 80% голосов будет за), тогда у ISU не будет формальных прав приостанавливать членство России и Белоруссии, равно как и лишать спортсменов участвовать в соревнованиях. По ныне действующей конституции сделать это можно только в случае грубых нарушений устава организации, чего, естественно, допущено не было. Поэтому чисто в теории такое отстранение можно легко оспорить в суде — будь то Спортивный арбитражный суд (CAS) или какой повыше.

Кстати, в разосланном в федерации документе с изменениями иск России в CAS приводится как один из аргументов для введения правила о «защитных мерах». Очевидно, у ISU есть сомнения, что дело удастся выиграть — так что подстраховка не повредит.

Ну, а если голосов хватит, и предложение попадет на конгресс (а там его в свою очередь утвердят) — тогда вот вам две ключевые санкции к России и Белоруссии, которые совет ISU уже предложил ввести. Первая — сохранение отстранения наших и белорусских фигуристов и официальных лиц от любых событий под эгидой ISU, в том числе и международных соревнований.

Вторая — лишение права принимать международные соревнования. Отдельно прописано, что совет постановил, в случае вступления изменений в силу, исключить Гран-при России из календаря следующего сезона. Об этом, кстати, «Матч ТВ» сообщал еще в конце марта. Формально и по отстранению фигуристов, и по запрету на проведение соревнований ISU тоже проводит опрос. Но вот вам еще одна небольшая деталь к этой зарисовке — полагаю, ее уже можно озвучить.

Тотальные санкции и изоляция. Чего хочет ISU от России, и как это может подтолкнуть нас к тому, чтобы взять фигурку в свои руки?

Фото: © Oleg Nikishin – International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

По моей информации, после завершения соревновательной части мартовского чемпионата мира в Монпелье президент Федерации фигурного катания Франции Натали Пешала организовала некое совещание с главами ряда национальных федераций — что характерно, без личного участия руководства ISU. На нем обсуждался ряд моментов касательно следующего сезона, в том числе — этапы Гран-при в России и Китае, участие российских и белорусских фигуристов в международных стартах, а также предстоящий конгресс на Пхукете.

И мне говорят, что по итогам этих обсуждений главы федераций были уверены в отмене российского этапа Гран-при «на 100%». На тот момент руководящий состав ISU отрицал даже сам факт того, что тема отмены этапов звучит внутри федерации, но прошла буквально неделя — и вот оно, решение совета о том, что в сезоне-2022/23 российского этапа в календаре быть не должно. Да, формально оно пока еще не действует. Но для того, чтобы оно вступило в силу, нужно, чтобы за него проголосовали… А вот эти же самые федерации, которые данное решение и продавили.

Круг, вроде бы, замкнулся, но еще не совсем. В самом конце письма ISU к национальным федерациям есть приписка о том, что совет получил требование, выдвинутое 21 страной-членом союза, не допустить представителей России и Белоруссии к участию в летнем конгрессе. А заодно — и запретить на нем россиянам с белорусами выдвигать кандидатуры на любые выборные должности. Это чрезвычайно актуально для самого важного представителя России в ISU — действующего вице-президента по фигурному катанию Александра Лакерника, чьи полномочия истекают как раз в этом году.

По нынешним правилам он не может претендовать на переизбрание по возрасту — Александру Рафаиловичу 77 лет, а максимальный порог для претендентов на любой пост в ISU сейчас — 75. Но ранее «Матч ТВ» стало известно, что федерации Латвии, Литвы и Эстонии выдвинули на конгресс предложение повысить максимально допустимую планку возраста для чиновников организации до 80 лет. То есть если бы обстановка в мире была стабильной, решение нашлось бы очень быстро, но сейчас назначению Лакерника на новый срок препятствуют уже два момента — коллективный протест федераций, а также возникшие у Латвии, Литвы и Эстонии сомнения относительно того, что в нынешних условиях их предложение корректно.

Остаться без своего представителя в ISU для нас будет сродни полной потери влияния, и ниже я объясню, почему именно. Впрочем, эти последствия будут долгосрочными, в то время как другие мы можем прочувствовать уже в ближайшее время.

Если нашу и белорусскую федерацию не допустят до конгресса (пока не очень понятно, как это осуществимо юридически, но один из высокопоставленных представителей иностранной федерации сообщил мне, что считает такой вариант «весьма вероятным»), мы лишимся возможности напрямую участвовать в полемике по потенциальным изменениям в правилах. Предложения революционные — поэтапное поднятие возрастного ценза, сокращение количества компонентов, разделение судейских бригад — про них «Матч ТВ» писал довольно подробно еще зимой. Как минимум одно из них — возрастной ценз — России невыгодно категорически, и глава Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Александр Горшков неоднократно и в течение нескольких лет подчеркивал, что мы будем бороться против этой инициативы.

Тотальные санкции и изоляция. Чего хочет ISU от России, и как это может подтолкнуть нас к тому, чтобы взять фигурку в свои руки?

Александр Горшков / Фото: © РИА Новости / Владимир Трефилов

Но если нас не будет на конгрессе… Кто же будет бороться?

Выходит, в худшем из сценариев нашим чиновникам придется экстренно заручиться дополнительной поддержкой у дружественных федераций и держать весь вопрос на дистанционном контроле. Безусловно, это ненадежно, но другого варианта нет. Скорее всего, при таком раскладе наши шансы на отстаивание собственных интересов снизятся до минимума, и невыгодные нам изменения примут без особого сопротивления.

Остается открытым вопрос, что делать с теми предложениями, которые вынесла на конгресс наша федерация. Они поданы в срок и уже включены в предварительную повестку — то есть особых причин для их исключения нет. С другой стороны, без личного участия в конгрессе вряд ли возможно из презентовать и обосновать, поэтому, вероятно, в случае нашего отстранения их постараются вычеркнуть.

В таком случае мы будем единственной крупной страной в фигурном катании, которая на четырехлетний цикл не имеет вообще никакого влияния на формирование действующего свода правил — в том числе, в своих интересах. А с учетом того, что в рамках ISU образовалась мощная коалиция явно недружественно настроенных к нам национальных федераций, а также с тем, что как минимум на два года мы можем остаться без своего представителя в руководстве, это сделает нас полноценной страной-изгоем. И даже если потенциальные санкции, введенные по новым правилам, будут длиться недолго (в документе есть приписка, что их надлежит отменить частично или полностью, как только позволят обстоятельства), восстанавливать влияние в ISU нам придется не один год.

И в этой связи возникает вполне логичный вопрос — а настолько ли сильно нужен вообще ISU? Россия — поставщик главных звезд в фигурке как минимум в двух дисциплинах из четырех и очень хороших спортсменов — в двух оставшихся. У нас есть деньги и возможность привлекать спонсоров (по крайней мере пока), а главное — даже с учетом всех обстоятельств наша федерация сохраняет каких-никаких партнеров. Так почему бы нам не взять, да и не создать собственную международную федерацию по фигурному катанию?

Планы на собственную альтернативную серию Гран-при у нас уже есть. «Матч ТВ» писал про них не так давно, и в начале апреля эту информацию подтвердил министр спорта РФ Олег Матыцин. И если этот турнир все же получится организовать, да еще и при участии качественных иностранных сборных, он вполне мог бы стать основой для чего-то большего. Чего-то такого, чего совет ISU своими последними решениями нас постарается лишить.

Во всяком случае сейчас для этого наступает самое лучшее время.

Источник статьи: matchtv.ru