Единоборства

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

17просмотров

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

Фото: © AMC FIGHT NIGHTS

Также российский боец называет Владимира Минеева бриллиантом, бой с которым он хочет получить.

Также российский боец называет Владимира Минеева бриллиантом, бой с которым он хочет получить.

Российский боец смешанных единоборств Шарабутдин Магомедов (9-0 в ММА), известный под псевдонимом Шара Буллет, 3 декабря в Екатеринбурге на турнире RCC 13 проведет бой с соотечественником Михаилом Рагозиным (21-5).

В преддверии поединка «Матч ТВ» поговорил с Шарой Буллетом. Из интервью можно узнать:

— о спаррингах с бойцами UFC Дарреном Тиллом и Марвином Веттори;

— что отталкивает от сидящего в глубине души желания выступать в UFC;

— что в приоритете — быть звездой в США или России;

— о положительных чертах поп-ММА;

— почему хочется двигаться именно в ММА, а не кикбоксинге;

— о высокой оценке Владимира Минеева;

— о сумме, после которой можно только начинать разговор о выступлении на голых кулаках.

«МНЕ ГОВОРИЛИ, ЧТО Я МАЛЕНЬКИЙ ДЛЯ СРЕДНЕГО ВЕСА, НО ПОСЛЕ РАБОТЫ С ТИЛЛОМ И ВЕТТОРИ ПОНЯЛ ОБРАТНОЕ»

— Начать разговор хотелось бы с темы акклиматизации — вы прилетели в морозный Екатеринбург из Таиланда…

— К холоду я привык. Долгое время жил в Москве, видел холода. Да, небольшой контраст сейчас поймал — из +30 градусов в -20. Наверное, если наоборот, организму было бы тяжелее.

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— Очень многие российские бойцы проводят лагеря в Таиланде. Можете объяснить, почему вам нравится тренироваться именно в этой азиатской стране?

— Это связано с климатом. Обстановка располагает к тренировкам — логистически все удобно. Все находится в пешей доступности, все залы близко. В Москве, например, ты много времени тратишь на дорогу…

— А в Таиланде ты, по сути, живешь в зале.

— Да-да. Там всегда груша перед лицом, ты всегда в тренировочной одежде. А в Москве раньше на дорогу мог потратить час-полтора, и это чтобы попасть на одну тренировку. А во время лагеря таких тренировок же две, поэтому на дорогу мог потратить часа 3-4. Соответственно, на это тоже тратятся силы, причем зря.

В Таиланде такого нет, и в этом большой плюс. Также ты там быстро восстанавливаешься — кокосы, витамины, массажи. И все это очень недорого. А основной плюс проведения сборов в Таиланде — спарринг-партнеры со всего мира. Ты можешь поспарринговать с топами UFC…

— Можете назвать бойцов, с кем вы спарринговали?

— Из UFC это Даррен Тилл, Марвин Веттори. Также там было много ребят из стран СНГ. Например, топовые ребята из Казахстана. Плюс там были Шараф Давлатмуродов, хороший боец-ударник, и Мариф Пираев. И мне интересно было проверить себя против них.

— Оцените себя по спаррингам, например, с теми же Тиллом и Веттори?

— На их фоне меня беспокоило знаете что… Мне говорили, что я дерусь в среднем весе (до 84 кг), что я маленький для этой категории и мне нужно в полусредний (в 77 кг). Но увидел, что не меньше их и в физической силе им не уступаю.

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

Даррен Тилл / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

Считаю, что в стойке у меня не должно быть с ними проблем. Да, это топовые бойцы, у которых есть свои сильные стороны. Но чувствовал себя хорошо во время спаррингов с ними.

— Спарринги и реальный бой — совершенно разные вещи.

— Естественно. На спаррингах ты на всю не включаешься. Бойцы с большим опытом никогда во всю на спаррингах не работают, берегут себя для боя. Могут специально в чем-то уступить, чтобы проверить оппонента. Так что спарринги говорят точно не обо всем.

«ДЛЯ ЧЕГО МНЕ БЫТЬ ИЗВЕСТНЫМ В США, ЕСЛИ СОБИРАЮСЬ ЖИТЬ В РОССИИ?»

— Есть ли у вас желание выступить в UFC? Просто есть люди, которые туда не стремятся.

— Мне кажется, что в глубине души у всех есть мечта туда попасть. Но в данный момент есть сложности у российских бойцов в связи с геополитической ситуацией. Есть сложности с визой. Да и вообще хочется радовать свою публику — быть на виду у своих, а не чужих. Мне не хочется быть известным в Америке. Для чего? Если собираюсь жить в России. Их публика не так важна, как своя.

— Резюмируя ваши слова, вы не сильно стремитесь в UFC?

— На самом деле в глубине души мне хочется зайти в эту клетку. Просто у меня возникает внутри вопрос — как долго там нужно выступать? Ведь много лет нужно потратить, чтобы дойти до финала. Финал — это пояс UFC.

— Есть чемпион UFC в среднем весе бразилец Алекс Перейра с рекордом 7-1…

— Год назад он только дебютировал в UFC, и ему понадобился год для завоевания пояса. Мне это понравилось.

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

Алекс Перейра / Фото: © Jeff Bottari / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Но там сложились обстоятельства — основным фактором была история противостояния в кикбоксинге между Перейрой и Исраэлем Адесаньей.

— Да-да. Не будь этой истории, завоевание пояса могло затянуться на долгие годы. Посмотрите, сколько времени потребовалось Исламу Махачеву. Он сейчас дошел до пояса, но испытал много сложностей и потратил много времени.

Я могу состариться к этому времени и могу быть не таким актуальным и интересным. У самого может отпасть желание. Как у Забита (Магомедшарипова). У него возникли сложности. Он горел желанием завоевать пояс, но все затягивалось-затягивалось… И дошло до того, что мотивация уже была не той. Но если и идти (в UFC), то до конца — до чемпионского пояса.

— Тогда какой вы видите свою карьеру?

— Стать чемпионом основных организаций в России. Победить всех топов, в которых болельщики видят моих конкурентов. И вот если таких интересных историй-противостояний не окажется в России, тогда уже искать что-то за границей.

— У вас отличный рекорд в ММА, при этом вы добиваетесь успехов и в поп-ММА.

— Я просто боец, который любит драться. В ММА считаю себя новичком, а не ветераном. А в поп-ММА у меня начали появляться хорошие истории, там есть противостояния, которые люди хотят увидеть. Это направление развивается.

— Есть и негативные отзывы о поп-ММА.

— У людей разные мнения. В этой индустрии есть новая специфика — трешток. И люди не привыкли этому. Но он (трешток) добавляет узнаваемости спорту. Конор Макгрегор показал это на своем примере, что можно привить интерес к ММА простым людям, которые никогда не увлекались спортом. В итоге ММА уже становятся интереснее бокса, а раньше именно бокс диктовал правила в единоборствах. И в итоге растут гонорары у бойцов, растет интерес.

Думаю, поп-ММА — хорошая возможность для развития. UFC — это такой же поп-ММА. У них же есть конференции и так далее. Вот сейчас у нас была конференция на RCC. Считаю, что это правильно — бойцы поговорили.

— У таких разговоров тоже могут быть две крайности: если прям все деликатно и на уважение, то может показаться скучным, а если дойдет до оскорблений, то это грязь.

— За счет таких конференций раскачивается бой. Люди будут знать об этом поединке. У них сформируется мнение о бойце. А без конференций… Это направление будут развиваться. Думаю, конференция станет обычной практикой перед событиями.

— Были ли у вас предложения по другим видам единоборств? Например, из бокса.

— Вот недавно было предложение выступить по кикбоксингу (18 ноября в одном шоу с Владимиром Минеевым), но там не получилось.

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

Фото: © Михаил Зимин / Матч ТВ

По боксу… Не знаю. Смотря с кем. Давайте будет честными. Если против меня выйдет хороший боксер с регалиями и на пике, то мне тяжело будет с ним конкурировать. А если такой же боец ММА или кикбоксер, то спокойно могу поработать с ним на руках.

Кикбоксинг мне интересен, тайский бокс… Да хоть вольная борьба. Мне интересны состязания.

«МОЙ БОЙ С МИНЕЕВЫМ НУЖЕН НАШЕЙ ИНДУСТРИИ»

— Насколько для вас принципиальна встреча с Владимиром Минеевым? Вы же, скажем так, являетесь обязательным претендентом на пояс AMC Fight Nights в среднем весе.

— На данный момент в этом спорте считаю его бриллиантом, который хочу получить. Бой с ним нужен нашей индустрии. Это противостояние интересно тем, что мы оба ударники, но при этом у нас немного разные стили. Думаю, что людям будет интересно посмотреть — кто из нас сильнее. Мы оба на вершине, и надо определить, кто номер один.

— Из каждого противостояния можно вынести медийность, спортивные достижения, но не надо забывать и про финансовую сторону. Что из этого для вас важнее в поединке с Минеевым?

— Слава, деньги и наследие. То, что ты оказался в одной клетке с ним, уже многого стоит. Но собираюсь не просто оказаться в одной клетке с ним, но и выйти из нее победителем. Чемпионом.

Считаю, что могу добиться победы над Минеевым, я мотивирован. Минеев — хороший боец, знаю его еще с молодости. Я дрался по юниорам и поехал на первый чемпионат России по кикбоксингу, а он уже дрался по мужикам и тогда стал чемпионом России. И уже тогда смотрел на него как на топового бойца. И до сих пор он остается на этих позициях, не просто так он на вершине. Он и в кикбоксинге, и в ММА добился многого.

— А если бой с Минеевым по кикбоксингу?

— Но там же на кону не будет стоять пояс AMC Fight Nights. Это тоже важно. У меня уже все так закрутилось в ММА, что хочется двигаться здесь.

В кикбоксинге я за год провел одиннадцать профессиональных боев. Одиннадцать! Три из которых титульные… И никто обо мне не знал, ни одна группа в социальных сетях не написала об этом. 3-4 поединка в Таиланде, 3-4 — в Китае, 3-4 — в России. Это был год до карантина. И никто об этом не знал. Получается, мог умереть бесславной смертью.

«UFC — это такой же поп-ММА». Шара Буллет рассуждает о топовом американском промоушене

Шарапудин Магомедов / Фото: © AMC FIGHT NIGHTS

А в ММА… Ппровел один бой и вижу, что шум пошел. У меня появился интерес из-за того, что это стало интересно людям. А так… Люди даже не понимали, чем я занимаюсь. Плюс еще и денег не зарабатывал, а просто бился ради интереса, идеи, желания победить и завоевать пояса. А людям это было неинтересно. Я дрался-дрался, а мне говорили: «Чем ты занимаешься? На работу лучше иди».

— Сегодня еще очень популярными стали бои на голых кулаках. Провели бы поединок по «кулачке»? Каким должен быть ваш гонорар за это?

— На кулаках… Думаю, если бы просто ко мне подошли с таким предложением, то 100 тысяч долларов — это просто для того, чтобы начать разговор.

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball