Зимние

В чем нюансы подготовки к этому сезону и при чем здесь Олимпиада-2026. Новая колонка Вероники Степановой

16просмотров

В чем нюансы подготовки к этому сезону и при чем здесь Олимпиада-2026. Новая колонка Вероники Степановой

Фото: © Личный архив Вероники Степановой

Выясняем, что такое работа над «базой».

Выясняем, что такое работа над «базой».

«Как ты сейчас тренируешься, какой у тебя план на сезон? Какие старты для тебя самые главные после решения FIS продлить отстранение российских лыжников от международных соревнований на ближайшее время?..»

Это вопрос норвежского журналиста из VG точно не застал врасплох. До него нечто подобное спрашивали и его коллеги.

Я обещала ответить — в своей колонке.

В который раз повторю: отстранение российских атлетов — дискриминация. Даже президент МОК Томас Бах это признает (я именно так его недавнюю речь поняла), но утверждает, что иначе, дескать, нельзя было. Уверена, что не только можно, но было бы справедливо, но увы. Когда-нибудь мировым спортивным чиновникам будет стыдно за свои действия. Как стыдно им сейчас, что десятилетиями женщин в различные виды спорта не допускали, ссылаясь на такие же примерно «аргументы».

Но для меня лично такой оборот дел — из категории «нет худа без добра». Постараюсь объяснить.

В прошлом сезоне Егор Владимирович Сорин с ювелирной точностью вывел меня на пик формы, причём трижды — на отборах в сборную на Кубок мира, затем на отборах к Олимпиаде и, в третий раз, на самой Олимпиаде. Сорин, я думаю, великий тренер и ещё не одну спортсменку сделает чемпионкой. Но объективно я прыгнула немного выше головы.

В чем нюансы подготовки к этому сезону и при чем здесь Олимпиада-2026. Новая колонка Вероники Степановой

Вероника Степанова / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

Да, мне, похоже, очень повезло с генетикой, спасибо маме с папой.

Да, мне так же повезло с первыми тренерами, которые не гнали меня, а тщательно готовили — технику (конькового хода), например, поставили.

Да, я много и старательно работала все годы моей пока короткой карьеры, всю жизнь подчинив результату.

Но у меня пока нет в достаточной степени того, что абсолютно необходимо в любом циклическом виде спорта, — так называемой «базы». Чтобы не утомлять терминологией, «база» — это то, что закладывается годами определенных тренировок. Наработав её, ты выходишь на определенный уровень — условно, первой десятки Кубка мира — и ниже уже не опускаешься (или опускаешься, но редко). Это то, что было в избытке у Йохауг и что есть у Натальи Непряевой, Татьяны Сориной, Юлии Ступак. А у меня в 21 нет и быть не может, откровенно говоря. Я могу собраться и показать необходимый результат те самые три раза в сезоне. А Наталья доминировала чуть ли не в каждой гонке и, уверена, будет и дальше доминировать. Это уже выйдя на такой уровень, спортсменка решает: уверенная победа в одной-двух гонках и отдыхать или же пытаться выиграть все.

Как вы уже поняли, в подготовительный сезон мы с тренером работали именно над «базой». С самого первого месяца нашей работы прицел был на Олимпиаду-2026. Поэтому возможность не форсировать форму для сегодняшних задач ради успеха в будущем для меня благо.

Далее. Сорин — настоящий тренер-экспериментатор. Казалось бы, четыре девушки из его группы отобрались на Олимпиаду. Больше, чем из любой другой группы! Да и в Пекине никто не провалился, все использовали свой шанс. Путь к успеху найден, продолжаем в этом сезоне так же? А вот и нет!  У нас столько нового в этом году, что целую отдельную колонку можно написать! Что я, естественно, делать не буду. Это — ноу-хау Егора Владимировича, и он расскажет, что и когда посчитает нужным. Или нет.

В чем нюансы подготовки к этому сезону и при чем здесь Олимпиада-2026. Новая колонка Вероники Степановой

Егор Сорин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Мне нововведения в тренировочном процессе откровенно нравятся (когда поймёшь, что и как делать нужно в процессе!). Но на то ведь и эксперимент, как я понимаю: должно сработать, но иногда не работает.

И, наконец, третья причина быть довольной. Мы очень много тренировались раньше за границей, вдали от цивилизации. Тому были абсолютно объективные причины: тренировались там же или рядом с местами, где выступали.

Знаете, это звучит, наверное, неплохо: «из Финляндии в Италию, а потом в Норвегию». Но в реальности это долгие часы в автобусе, бесконечная смена климата, менталитета окружающих людей, пищи… В Ханты-Мансийске же трасса в десяти минутах от аэропорта, а подмосковный Красногорск вообще для многих в получасе езды от дома. И для меня лично ещё одна вещь важна: в каком-нибудь Муонио твой главный «фанат» — северный олень, они там стадами гуляют вокруг лыжной трассы. А в Тюмени, Хантах и так далее ты встречаешь сотни людей, для которых ты, собственно, и бегаешь. И это здорово! Кстати, извините, что не со всеми удаётся поговорить — тренировки именно сейчас очень длинные и тяжёлые.

Типична ли моя ситуация? Понятия не имею, но многие молодые спортсмены, как мне кажется, узнают себя в моих рассказах. Мы обязательно вернемся и на мировую арену, и в телевизионный прайм-тайм. И когда вернемся, будем сильнее!

  • В чем на самом деле проблема с отстранением России от международных стартов. Колонка Вероники Степановой
  • Мы с норвежцами действительно разные, но мы соседи, и никуда нам друг от друга не деться. Колонка Вероники Степановой
  • Что мы можем предложить болельщикам взамен победам на Олимпиадах? Колонка Вероники Степановой

Источник статьи: matchtv.ru/skiing