Зимние

«В России с вратарями работают серьезнее, чем в НХЛ. Поэтому наши там в топе». Неожиданный взгляд очевидца

10просмотров

«В России с вратарями работают серьезнее, чем в НХЛ. Поэтому наши там в топе». Неожиданный взгляд очевидца

Илья Коновалов / Фото: © John Woods / Keystone Press Agency / Global Look Press

Известный вратарь Илья Коновалов — о нюансах жизни в Америке, причинах разрыва контракта с «Эдмонтоном» и своем первом месяце в «Динамо».

Известный вратарь Илья Коновалов — о нюансах жизни в Америке, причинах разрыва контракта с «Эдмонтоном» и своем первом месяце в «Динамо».

24-летний вратарь провел полный сезон за океаном, заключив с «Эдмонтоном» контракт на два года, однако нынешним летом принял решение разорвать договор и вернуться в Россию. 

Благодаря позиции нового руководства «Динамо» сделать клуб максимально открытым корреспонденты «Матч ТВ» смогли обстоятельно пообщаться с известным голкипером. Илья объяснил, почему сделал такой шаг, и подробно рассказал о своей жизни в Америке. Также Коновалов поделился впечатлениями от московского клуба, где сейчас готовится к чемпионату КХЛ.

«За еду в США постоянно приходилось доплачивать, суточных не хватало»

— Что тебе в принципе дал год, проведенный за океаном?

— Я проверил свои силы. Можно сказать, что у меня не получилось, поэтому разорвал контракт. Но зато узнал, как там выстроена вертикаль — юниорские лиги, АХЛ, НХЛ. Понял, зачем нужен драфт, насколько важен раунд, в котором тебя выбрали. Всякие бытовые вещи, там же приходится многое делать самостоятельно. Например, в АХЛ на выезд дают суточные.

— Сколько?

— На завтрак 17 долларов, обед общекомандный, а на ужин — еще долларов сорок. Честно говоря, мне этих денег никогда не хватало, чтобы поесть. Приходилось из своего кармана доплачивать. Там же еще везде чаевые надо обязательно оставлять.

— Получается, что ты год провел в системе НХЛ за свой счет?

— Ну, не совсем так. Зарплату все же платят. Пусть в АХЛ она и небольшая. Чего-то все же накопил, я же не жил там на широкую ногу. Плюс подписной бонус.

— Он в АХЛ около ста тысяч долларов?

— 92 тысячи минус налог. На руки сорок пять получаешь.

— Ты упомянул про важность раунда на драфте. Если бы тебя выбрали в первом, карьера в НХЛ могла сложиться иначе?

— Вполне возможно. В лицо говорят, что раунд ни на что не влияет. Но на самом деле влияет и очень сильно. Я это своими глазами наблюдал. Первым номерам драфта сперва гораздо больше доверяют. Пример — Наиль Якупов.

— У тебя был хотя бы небольшой шанс показать себя в НХЛ?

— Нет, мне его просто не дали. Даже и не обещали никогда поднять в основную команду. Это только перед подписанием говорят: «Давай, приезжай, все будет». А по факту оказывается совсем по-другому.

— Хорошо тебе знакомый вратарь Петр Кочетков стал чемпионом АХЛ. Это круто?

— Любой чемпионский титул пригодится для карьеры. Тем более если ты его завоевываешь в первый же год после прихода в лигу. Конечно, АХЛ послабее, чем КХЛ. Но стать там чемпионом все равно престижно.

«В России с вратарями работают серьезнее, чем в НХЛ. Поэтому наши там в топе». Неожиданный взгляд очевидца

Петр Кочетков / Фото: © REUTERS / James Guillory-USA TODAY Sports

— Где находится фарм-клуб «Эдмонтона», за который ты играл?

— В двух часах езды от Лос-Анджелеса. Тихий, спокойный городок. Население тысяч двести. В Эдмонтон оттуда даже прямых рейсов нет. На самолете с пересадкой добираться надо.

— Насколько мы знаем, в Калифорнии очень дорогое жилье.

— Мы с Диманом Саморуковым (защитник, также выступающий в системе «Эдмонтона») пополам дом снимали. 4400 долларов за аренду, плюс надо еще мебель арендовать — еще около 500 долларов в месяц, коммуналку оплатить — примерно тысяча. В сумме получается шесть тысяч долларов в месяц на двоих. Можно конечно, и поскромнее было найти жилье. Дом у нас был неплохой, с огороженным участком.

«Макдэвид на льду крутой, а в раздевалке скромный»

— Ты пересекался с Макдэвидом?

— Да, в летнем лагере, там собирается вся команда. Тренировались вместе. Ну и когда меня брали вторым вратарем на матчи, мы были в одной раздевалке. Там я почувствовал атмосферу клуба НХЛ. Провел в «Эдмонтоне» три матча в роли запасного вратаря. Мы играли с «Айлендерс», где была русская бригада голкиперов. Потом с «Рейнджерс» и с «Флоридой».

— Когда тебя поднимали в основу, первым номером был хорошо известный в КХЛ Микко Коскинен. Его в Канаде жестко критиковали. Неужели нельзя было никак его «подвинуть»?

— Во-первых, у него был односторонний контракт на 4,5 миллиона. Хотели обменять, но никто не взял. А в АХЛ его за такие деньги никто не пошлет. Так что это бизнес. Смит вообще считается основным и здорово играет, несмотря на то что ему сорок лет уже. Он и за питанием следит, и массаж делает постоянно. Профессионал с большой буквы.

— У Макдэвида в раздевалке золотой шкафчик?

— Нет, самый обычный. Почему все думают, что Макдэвид в клубе на особом положении? Он крутой на льду, а в быту как все, достаточно скромный. Я, по крайней мере, не заметил, что Конор чем-то выделяется. Он больше доказывает лидерство своими действиями на площадке, а не словами в раздевалке. Когда они с Драйзайтлем в атаку вдвоем летят, это вообще ужас — стопроцентный гол.

— Что ты чувствовал, когда на тренировках против них играл?

— Шансов нет, — улыбается Илья. — Нет, на самом деле играешь спокойно, как всегда. Ну что ж, теперь заранее сдаться и из ворот убежать, если против тебя Макдэвид вышел?

— Недавно на тренировке одному из лидеров «Динамо» Андрею Миронову в лицо залепили тортом. А в «Коламбусе» с Макдэвидом могут такое сделать?

— Запросто. Вообще, у американцев юмор довольно своеобразный, скорее черный. Я не всегда понимал, в чем там суть.

«В России с вратарями работают серьезнее, чем в НХЛ. Поэтому наши там в топе». Неожиданный взгляд очевидца

Андрей Миронов / Фото: © ХК «Динамо»

— Кого в КХЛ можно с Макдэвидом по скорости сравнить?

— Помню, Порядин играл в «Нефтехимике», быстрый парень. В «Локомотиве» — Юртайкин, тоже всегда на скорости. Когда по борту бежал, всех обыгрывал. Но одной скорости мало, Макдэвид все с головой делает. Он игру вратарей и защитников очень подробно разбирает. Например, вратарь ногу опустил, клюшка в сторону ушла, сразу идет бросок между ног. И вот из таких мелочей и складывается классная игра. В России мало кто так дотошно действия соперников анализирует.

— Есть Макдэвид в нападении, есть Макар, которого называют Макдэвидом в защите. Кто Макдэвид в воротах?

— Для меня такого нет. Мне многие вратари нравятся. И я у каждого беру какие-то полезные для себя моменты. Например, за Саросом, который тоже невысокий, я наблюдаю — как далеко он выкатывается из ворот под бросок. А Смит классно играет клюшкой. Бобровский здорово двигается и контактирует с защитниками…

— Сейчас болельщики ставят на первое место Василевского и Шестеркина. В чем их уникальность?

— Вася постоянно кайфует от игры, всегда максимально заряжен, отдается до конца, борется за каждую шайбу. Игорь более спокоен, но у него сказывается хорошая техническая база. Он в России поработал и с Рашидом Давыдовым, и с другими квалифицированными тренерами. И благодаря этому получил огромную уверенность. Ребята из «Рейнджерс» ее чувствуют.

«Еще год просидеть запасным в АХЛ я точно не собирался»

— Мы знаем, что в НХЛ ужин новичка обходится игроку в пять-шесть тысяч долларов. А сколько он стоит в АХЛ?

— Мне повезло в том плане, что новичков в команде было двенадцать человек. Поэтому дешево отделался — мы по 800 долларов скинулись. Тоже было много шуток. На стул вставали, надо было сценку какую-то придумать, одеться посмешнее…

— И какой наряд ты выбрал?

— Мы оделись в гангстеров и зачитали рэп. Я, правда, только в конце там добавлял несколько слов.

— Достаточная безобидная прописка.

— У нас была безобидная, а в других командах бывало и пожестче. Например, у генменеджера был один любимчик в команде, а у главного тренера — другой. И вот ребята переоделись в генменеджера и тренера, сделали ринг и устроили шуточный бокс между ними. Тоже посмеялись, конечно.

— Как созрело решение разорвать контракт с «Эдмонтоном»? Чья была инициатива?

— Полностью моя, никто меня это делать не заставлял. Я посоветовался с семьей, со своим агентом и так решил. В прошлом сезоне были моменты, когда я целый месяц не играл и мне никто ничего не объяснял. Все тебя хлопают по плечу, говорят: «Будь позитивным». А как им быть, если ты только тренируешься и себя не показываешь? Это же бред. 

«В России с вратарями работают серьезнее, чем в НХЛ. Поэтому наши там в топе». Неожиданный взгляд очевидца

Илья Коновалов / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Плюс я понимал, что у меня совсем небольшие перспективы и в следующем сезоне в НХЛ заиграть. «Эдмонтон» же сейчас подписал вратаря из «Торонто» на пять лет. Смит остался в команде,  а еще есть молодой Скиннер, это как бы мой основной конкурент. Но его явно тянули, потому что он уже четыре года провел в системе клуба, пора уж парню шансы давать. 

Ну и куда мне? Опять четвертым вратарем, в АХЛ на лавке сидеть? Лучше вернуться в Россию и получать удовольствие от игры в хоккей, чем за океаном мучиться, играя раз в месяц. При таком графике как себя проявишь? Поэтому я подписал контракт с «Динамо» на два года и хочу сфокусироваться полностью на своей игре здесь, вернуть себе уверенность и позитивные эмоции.

— Как «Эдмонтон» отреагировал на твое решение разорвать контракт?

— Это не происходило как-то неожиданно и жестко. Все идет через агента. Он звонит в клуб, спрашивает: «Почему мой клиент не играет? Он недоволен. Что будем делать?» Так постепенно накапливается. А после сезона обязательное общекомандное собрание. Там меня спросили: «Ты хочешь уехать?» Я ответил: «Да». — «Ну раз ты сам так решил — пожалуйста, мы тебя отпускаем».

«В «Динамо» индивидуальные вратарские тренировки почти каждый день»

— Для тебя стало шоком известие, что возвращаться из НХЛ придется не в родной Ярославль, а в Москву?

— Обмен — это часть карьеры. Не «Локомотив», так «Динамо». Опять же, неплохо, что недалеко от дома. Пробки в столице, конечно, жуткие и все далеко. В Ярославле-то город можно за час объехать, а тут пока непривычно все. Живу на базе в Новогорске, но собираюсь переехать поближе к дворцу. А так отличный коллектив, прекрасный тренерский штаб, все в наших руках.

— На «Локомотив» обид не осталось?

— Никаких. Я знал, что в Ярославле рассматриваются несколько кандидатур на вратарскую позицию. В списке изначально были и я, и Иван Бочаров, и другие ребята. В итоге выбрали Бочу. Тем более что «Динамо» было не против его отпустить. А взамен московский клуб получил права на меня. Это говорит о том, что «Динамо» было заинтересовано во мне.

— Но для тебя матчи против «Локомотива» с Иваном Бочаровым в воротах будут чем-то особенным?

— Нет, для меня на первом месте всегда общекомандные задачи. Мы должны двигаться вверх по турнирной таблице.

«В России с вратарями работают серьезнее, чем в НХЛ. Поэтому наши там в топе». Неожиданный взгляд очевидца

Илья Коновалов / Фото: © ХК «Динамо»

— Успел обжиться в новой команде за две недели сборов?

— Я начал раньше — с лагеря развития. Поверьте, ничто так не объединяет, как три тренировки в день. Пока все складывается хорошо.

— Сильно летняя подготовка вратарей отличается в НХЛ и в России?

— У нас сборы гораздо серьезнее. Тяжелая земля, много работы в зале, большой объем на льду. Плюс в «Динамо» индивидуальные вратарские тренировки почти каждый день. За океаном все это гораздо реже. На вратарских тренировках в основном разминка.

— То есть в КХЛ вратарей готовят к сезону более кропотливо?

— В России тренер вратарей гораздо больше углубляется в детали. Мы разбираем моменты, видео смотрим, анализируем. В НХЛ такого нет. Это ведь не случайно, что российские вратари за океаном сейчас в топе. Наша вратарская школа реально одна из лучших в мире. В каждом российском клубе есть хороший тренер голкиперов. Вот ребята и выходят на высокий уровень. Да, за океаном нужно время на адаптацию. Но если тебе дают играть, наши превосходят северо-американцев и финнов.

— Для тебя важно быть в «Динамо» первым номером, чтобы получать больше практики?

— Практика важна для любого вратаря. Но главное — приносить пользу команде. Мы с Костей Волковым хорошо общаемся, дружим. Не хочу, чтобы между нами возникали негативные моменты из-за конкуренции. Мы с ним делаем одно дело на благо «Динамо».

— У любого вратаря самая культовая вещь в амуниции — это шлем. Что будет у тебя на нем в динамовском варианте?

— Уже отдал его в работу, шлем красится. Наверное, через неделю будет готов. Но там ничего такого. Просто бело-голубые цвета. Мне важно, чтобы шлем издалека, с трибуны хорошо смотрелся. Ничего личного туда не наношу. Главное ведь не красивый шлем, а какую пользу команде приносишь. 

Источник статьи: matchtv.ru