Зимние

«Я шла на тренировку через силу, плакала до и после каждого занятия». Мухаметзянова объясняет, почему завершила карьеру

11просмотров

«Я шла на тренировку через силу, плакала до и после каждого занятия». Мухаметзянова объясняет, почему завершила карьеру

Фото: © Joosep Martinson – International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

Причины и история борьбы фигуристки с коварными природными данными.

Причины и история борьбы фигуристки с коварными природными данными.

Призер Юношеских Олимпийских игр и юниорского финала Гран-при в парном катании Диана Мухаметзянова завершила спортивную карьеру. Об этом недавно объявила мама фигуристки. 

У Дианы было много испытаний после успехов на мировом юниорском поприще, но почти год назад она начала все с чистого листа — в новой тренерской группе, без партнера. Девушка была счастлива кататься под руководством Павла Слюсаренко, потому что тренер верил в нее и вдохновлял на развитие. Однако спустя полгода Диана поняла, что больше не видит себя в спорте. 

«Я прыгала и чувствовала, что не ощущаю никакой радости, как раньше»

— Как складывалась ваша жизнь последние месяцы? Помню, когда беседовали после вашего перехода в группу Павла Слюсаренко, вы были полны энтузиазма, довольны новыми тренерами, прыжки и каскады получались. Оставалось лишь найти нового партнера.

— Да, в ноябре все было по-другому. Я активно работала над своей формой и ждала новых возможностей. Примерно в начале марта (когда сезон подходил к концу) в Пермь приехал Артем Грицаенко. Изначально к другой девочке, которая сама ему написала и позвала на пробы. Но так сложилось, что к моменту приезда Артема девочку уже поставили в пару с другим мальчиком. 

«Я шла на тренировку через силу, плакала до и после каждого занятия». Мухаметзянова объясняет, почему завершила карьеру

Артем Грицаенко / Фото: © Jasmin Walter — International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

— Тренеры логично предложили нам попробоваться вместе. Мы оба сразу согласились и начали скатываться. Делали выбросы и прыжки, придумывали новые поддержки, привыкали друг к другу потихоньку.

— Что же случилось потом?

— В середине апреля вся команда ушла в отпуск почти на месяц. Это был первый в моей жизни такой длительный отдых. Мы с семьей отлично провели время в Сочи, затем вдвоем с папой поехали в Ташкент. Под конец навестили родную Казань (на пару дней), и оттуда я отправилась в Пермь. В поезде поняла, что прежнего энтузиазма уже нет. Возвращаться к тренировкам и вообще заниматься спортом совершенно расхотелось. 

Откаталась дней десять, но было очень тяжело. Я прям шла на тренировку через силу, плакала до и после каждого занятия.

Артем приехал чуть позже, потому что сдавал экзамены, затем мы с ним покатались несколько дней, и я окончательно осознала, что не хочу и не могу. Пришла к Павлу Сергеевичу и сказала, что заканчиваю. Он спросил: «Хорошо ли ты все обдумала? Ты меня устраиваешь как спортсменка». Я ответила, что желание пропало, а без него точно ничего не получится. Тренер сказал, что всегда на связи, если решу вернуться. 

Но я так и не захотела. В итоге в конце мая собрала вещи, освободила квартиру и уехала на родину. Почти все лето провела в Казани, отдыхала, съездила с сестрой в Питер на три дня.

— Все-таки хочется понять причину вашего решения. Желание уйти из спорта, которому вы посвятили много лет, не могло родиться лишь в дороге за несколько часов.

— Во многом повлияло путешествие в Узбекистан. У папы там много знакомых, и он возил меня на разные фабрики, где производят одежду. Давно интересовалась этой сферой и именно там, в Азии, когда увидела красоту вживую, захотела развиваться в данном направлении. Хотя в целом меня больше привлекает ресторанный бизнес.

В любом случае спорт перестал занимать в сердце первое место. Прыгала и чувствовала, что не ощущаю никакой радости, как раньше. С каждым днем становилось тяжелее.

— Ранее вы очень тепло отзывались о Павле Слюсаренко и атмосфере в его группе. Что-то изменилось за месяцы совместной работы?

— Нет, что вы! Все было прекрасно — и программа тренировок, и отношение всех педагогов ко мне, и атмосфера в коллективе. Мой уход никак не связан с последней командой тренеров. Я им только благодарна. 

«Я шла на тренировку через силу, плакала до и после каждого занятия». Мухаметзянова объясняет, почему завершила карьеру

Павел Слюсаренко / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

— Даже когда поправилась после отпуска, мне дали время похудеть. Павел Сергеевич (Слюсаренко) во время прощания спросил: «Это точно не из-за борьбы с весом?» Он готов был подождать, чтобы я похудела в щадящем режиме. Ответила, что дело совсем в другом. Мое решение личное, идет изнутри и не связано с физической формой, навыками, перспективами на соревнованиях и т. д. Просто пропало желание кататься.

— Пытался ли кто-то отговорить вас?

— Павел Сергеевич очень удивился моему объявлению, но — спасибо ему! — адекватно воспринял. Артем тоже. Я ему сразу по приезду сказала, что, скорее всего, закончу. Наверное, ему было неприятно, но он же не может повлиять на мое решение. Партнер лишь просил вовремя сказать ему, какой выбор сделаю, чтобы он понимал. Была с ним честна. Сейчас Артем катается с новой девочкой — Лизой Осокиной. Верю, что у них все получится.

— Как понимаю, завершение карьеры — ваше единоличное решение. Семья его поддержала?

— Когда рассказала маме о своих чувствах вскоре после возвращения в Пермь, она меня отговаривала. Советовала: «Давай ты еще покатаешься, все переосмыслишь! Ты ведь закончишь и передумаешь, будешь потом жалеть». 

Через несколько дней сообщила маме, что уже хорошо подумала и решила. Папа и сестры меня сразу поддержали. Маме тяжелее далось принятие ситуации, но со временем она смирилась.

«Все диетные усилия стали напрасными»

— В прощальном напутствии ваша мама написала про эмоциональное насилие, которого в вашей спортивной жизни было очень много. О чем именно идет речь?

— Все началось, когда мне было шесть лет и я перешла к тренеру, у которой занималась до ухода в пары. Мне постоянно делали замечания, и в следующей тренерской группе — тоже. 

Я всегда была крупненькой, даже в детстве. Это моя беда — что худобой природа не наделила. Но боролась, старалась. Не хочется озвучивать подробности неприятных разговоров и вообще вспоминать их. Это и так было почти всю мою сознательную жизнь. 

Только у Павла Сергеевича (Слюсаренко) не было насилия. Может, потому, что к 18 годам я уже научилась контролировать свой вес и в период тренировок в Перми выглядела хорошо.

— Пытались ли бывшие тренеры, критиковавшие вас, помочь с врачами? Например, с диетологом, эндокринологом? Может, профильные специалисты разрабатывали вам индивидуальную схему питания?

— Такое было в группе Арины Андреевны Ушаковой. Все мы — сборники — проходили медосмотр: проверяли наши рост и вес, индекс тела. В медицинском центре нашли диетолога, благодаря которому я похудела на полтора килограмма. Потом обратились к еще одному диетологу, с ней мы работали почти до отчисления из школы Нины Мозер. 

«Я шла на тренировку через силу, плакала до и после каждого занятия». Мухаметзянова объясняет, почему завершила карьеру

Нина Мозер / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Лечение помогало, но не всегда. Дело в том, что мой организм очень быстро привыкает к еде и мне нельзя кушать одно и то же. А врач рекомендовал именно так. Помню, меня похвалили за похудение, вес какое-то время держался в норме, а потом начал прибавляться. Это был сложный для меня период: вроде делала все, что советовал врач, а результаты на весах говорили, будто ничего не делаю. 

То есть все диетные усилия стали напрасными, и в итоге я рассталась с диетологом. Это одна из причин разногласий с тренерами.

— А как вам помогали держать форму пермские тренеры?

— Они на меня никогда не давили с этим вопросом. Бывало 200-300 лишних граммов, но я быстро все устраняла. Единственное, после отпуска была не в форме — расслабилась за время отдыха. Но сразу начала работать над снижением веса. Меня лишь деликатно направляли, воздействия не было.

— Как вы психологически преодолевали описанные проблемы?

— Мне всегда помогала мама. Она давала ценные советы, поддерживала во всем. Моя мама — спортивный психолог, консультирует фигуристов, гимнастов, прыгунов в воду. Летом она работала с футбольной командой, сейчас взяла хоккейную команду. 

Поэтому, отвечая параллельно на ваш следующий вопрос, объясню суть маминых слов: после опыта со мной она теперь знает, как нельзя поступать со спортсменами. Мама многое поняла именно как профессиональный психолог.

«Думаю, вы увидите меня в новогодних спектаклях»

— Какие у вас планы на жизнь?

— В ближайшее время поеду в Москву. Там учусь в колледже на тренера. Может, позже получу образование и в другой сфере, на которой решу сосредоточиться. Параллельно начну работать, искать себя. 

За лето прекрасно отдохнула, восстановилась и легко отпустила спорт из своей жизни. Абсолютно никакой грусти, не скучаю, как это часто бывает. 

Единственное, как бы еще хотела реализоваться в фигурном катании — ледовые шоу. Ни разу не пробовала, поэтому интересно. Друзья уже рассказали, как подавать заявки продюсерам, как проходят кастинги. Думаю, вы увидите меня в новогодних спектаклях. А может, и раньше куда пригласят. Также буду рада подкаткам, делиться своими знаниями. Но изредка, чтобы это не отнимало много времени.

— Ваша любимая программа из собственного репертуара?

— «Шахматы» и короткая под музыку «Crack of Doom» (сезон-2019/20). Эти программы нам с Ильей ставил Паскуале Камерленго, и с ними мы дебютировали на Гран-при.

— Самое ценное соревнование?

— Финал юниорского Гран-при в Турине, где мы завоевали серебро (декабрь 2019 года. — «Матч ТВ»).

— Кто из людей, встреченных вами на спортивном пути, вызывает самые теплые воспоминания?

— Все тренеры, у которых занималась. Каждый дал мне опыт, внес вклад в мое развитие и медали, которые удалось завоевать. К слову, с Ариной Ушаковой мы нормально расстались: мама звонила и благодарила за все. 

Очень ценю команду Павла Сергеевича Слюсаренко за то, что приняла меня в трудный момент, поверила и создала доброжелательную атмосферу! 

Благодарна всем своим партнерам — даже тем, с которыми просто скатывалась. С Ильей мы завоевали ценные юниорские титулы и по сей день хорошо общаемся. Надеюсь на очную встречу в Москве в ближайшее время.

Источник статьи: matchtv.ru