Единоборства

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

36просмотров

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

Игорь Кокоев / Фото: © Arena FC

Как Игорь Кокоев из Владикавказа стал тренером топовых бойцов ММА.

Как Игорь Кокоев из Владикавказа стал тренером топовых бойцов ММА.

В этом интервью вступление заменит первый вопрос. Задаем его Игорю Кокоеву, человеку с мощными плечами и такой же бородой.

— Перечислим: за последние полгода вы секундировали и/или готовили кулачных бойцов Лендруша и Стхански — к боям на голых кулаках. Чемпиона Fight Nights Вагаба Вагабова к бою по правилам бокса. Александра Емельяненко — к боям на голых кулаках и в перчатках для ММА. Марифа Пираева — перед его боем с Моряком в перчатках для ММА. Плюс еще около 10 бойцов. При этом с вами пока нет ни одного интервью на YouTube, а по инстаграму можно отследить только, что вы раньше работали в Санкт-Петербурге.

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

Игорь Кокоев / Фото: © Личный архив Игоря Кокоева

— Да, в 2017 году переехал в Петербург из Владикавказа, работать на стройке. Молодой пацан, себя искал, уехал за четыре часа, просто мне позвонили — и я уже в Петербурге. Потом с товарищем, кто меня позвал, испортились отношения, и я пошел в фитнес-клуб тренировать. Тем более я вообще не строитель: видно же, что я дрель от молотка не отличаю. Мы стекла ставили в Девяткино: я одно стекло ставил, два ломал, так и работал.

— Люди с вашим спортивным опытом и комплекцией часто в охрану идут работать.

— В один момент, когда депрессия была, я даже пошел курьером устраиваться в доставку еды. Но меня увидели, сказали: «Нет, спасибо». Ну, прикинь, тебе такой человек пиццу принесет, ты же подумаешь, только бы он ее себе не забрал. Работал в охране в ночном клубе в субботу-воскресенье. «Скотный двор», всем, кто помнит, привет, я там нет-нет да и зажигал. Конфликт, чтобы дошло до физической силы, у меня только один раз был за все время, я в довольно цивильном заведении работал — наших туда не пускали.

Потом в тренерском деле стал понемногу раскручиваться, меня заметил один состоятельный человек и предложил сделать несколько профессиональных боев для имени и открыть зал. И уже все было готово, но мне на медкомиссии запретили даже на первый бой выйти. Стали возникать кое-какие проблемы, не хотел бы говорить. В общем, удары в голову пропускать нельзя. Я, конечно, себя накрутил сначала, надумал всякого, а потом отпустил и стал развиваться как тренер. Начал ездить по залам, по сборам, смотрел, учился.

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

Игорь Кокоев / Фото: © Вадим Тихомиров / Матч ТВ

— Я слышал и про осетинскую борьбу, и про осетинских боксеров. Как вы выбирали для себя?

— В детстве занимался греко-римской борьбой, был призером всероссийских турниров. Потом меня дисквалифицировали на турнире в Махачкале, возникло недопонимание с тренером, и я ушел. В бокс пришел лет в 17, попал к такому известному в Осетии тренеру Батику Баскаеву, мне кажется, это вообще самый недооцененный талант в Осетии, занимался у него. Но в любительском стиле мне было очень тяжело боксировать. У нас еще тренер-легковес, и он соответствующую тактику ставил: челнок там, все дела. А я пришел после борьбы, такой маргарин, 90 кг.

— Вы пересекались с Муратом Гассиевым?

— Владикавказ не очень большой город, в принципе, все всех знают. Я как раз и в Москву перебрался, когда этим летом приехал туда, впервые за пять лет. Меня позвали в один зал, там проходил подготовку Арсен Азиев, там же тренировался Мурат Гассиев. Пришел подержать лапы, Арсену понравилось работать со мной, он приехал ко мне в Питер на тренировки, и в этот момент мне позвонил Вели Мамедов, который и Арсена тренировал, и вел многих кулачных бойцов в Москве. Он набрал, сказал, что хотел бы, чтобы я помог подготовиться Лендрушу [Акопяну] и Дауду [Кельбиханову] к их боям. Я за день собрался, оставил все, что было в Питере, и приехал в Москве.

— Вы до этого не были знакомы с Вели?

— Нет. От кого он обо мне услышал, я, честно, сих пор не знаю. Сам я был на него подписан, следил за тем, как он тренирует. Он позвонил, предложил подготовить Лендруша и Дауда.

Собрался — приехал. Сначала жил у товарища, потом неделю жил у другого. И эту неделю я пытался снять квартиру и нормально так помучался. Посмотрел 3-4 варианта, и в некоторых мне давали понять, что не очень мне будут рады. Я говорил: «Ну, я что, не похож на славянина? Думал уже кокошник надевать». В итоге снял, сейчас живу в районе Митино, неподалеку от пацанов. К пробкам пока не могу привыкнуть. Очень долго добираться.

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

Игорь Кокоев / Фото: © Личный архив Игоря Кокоева

— Большая разница, когда после бокса начинаешь тренировать кулачных бойцов?

— Достаточно быстро втянулся. Вели Мамедов мне дал пару-тройку дружеских советов, сказал, что нужно изменить, и я все понял. Главная разница между кулачкой и боксом — другой тайминг, другие углы ударов. Если в боксе джеб может где-то застрять, то в кулачке вы им проткнете, он всегда пролезет. Если в боксе ты можешь походить, посмотреть, потолкаться, то в кулачке такого нет: они сразу начинают жестко. По сути, тебе просто надо точно попасть. И, я думаю, наличие хорошего удара здесь играет большую роль.

Плюс психология: голыми кулаками спортсмены не всегда бьют так же, как в перчатках. Вам сложно заставить себя так же бросить руку. Когда у вас тейпы и перчатки, вы себя чувствуете поувереннее, а голым кулаком нужно быть готовым жестко ударить.

— Дауд Стхански при вас проиграл довольно важный бой Сослану Асбарову. Они оба из Дагестана и говорили, что не очень хотят проводить реванш. А вы себе представляете второй бой?

— Мне в принципе интересно смотреть за Асбаровым, очень сильный боец, поэтому нет-нет, я что-то смотрю о нем в ютубе. Он же еще в любителях был хорош. Что касается реванша, как тренеру мне бы это было интересно, но опять же, я знаю, какие у них были гонорары в первом бою. Мне кажется, они должны драться за другие деньги. Хотите хорошее шоу, платите достойно.

— Летом у вас начал тренироваться возрождающийся Александр Емельяненко. Удивились, что случилось с ним поработать?

— Сказать, что прямо удивился — нет, но мне было приятно, что такой человек пришел ко мне, пусть и не в лучшей своей форме.

— Многие стесняются это проговаривать, поэтому давайте проговорю я. А вы, если посчитаете нужным, дополните. Александр провел три боя начиная с сентября, но, кажется, он в очень посредственной форме. Вы держали ему лапы — можете сказать, что у него вообще осталось?

— Опыт. И, наверное, все. У него есть определенное чувство, определенный тайминг, удары. У него остается хороший правый прямой. Но это все с годами уходит, особенно когда вы над этим не то что не работаете, а работаете в другую сторону. Не развивая, а, скорее, даже наоборот идя в обратном направлении, это сказывается.

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

Игорь Кокоев / Фото: © Личный архив Игоря Кокоева

— У него было два боя с очень специфическими соперниками: Артемом Тарасовым, который больше известен как блогер весом 80 кг. И Джеффом Монсоном, которому исполнился 51 год. Вы пробовали под них предложить Александру какую-то тактику?

— Тут все просто: Джеффа Монсона нужно встречать. А за Тарасовым нужно бегать. Это разные работы: один настигает, а другой убегает. Монсона надо ловить на отходах, Тарасова — прижимать и бить. Но я так скажу — очень большая сложность, чтобы человек такого уровня пришел без своего эго. Ты можешь говорить и тактику, и все, что угодно, но спортсмены с таким эго, они делают все по-своему. Александр же сказал в интервью: «Я сам тренировался и выбирал свою подготовку сам».

— Когда вы сейчас слышите разговоры про бой Емельяненко с Сергеем Харитоновым, какие у вас мысли?

— Если вам интересно лично мое мнение и если меня спросят как тренера, выпустить Александра или нет, я скажу «нет». Когда-то они были на одном уровне и Саша его побеждал. Но Сергей остался на том уровне, а Саша — нет. Если мы берем сейчас ситуацию и смотрим, что кто-то пытается раскрутить этот бой, я в нем конкуренции не вижу. Пока.

— У вас тренируются два очень фактурных тяжеловеса — Вагаб Вагабов и Гаджи «Автомат». Можете их сравнить?

— Давайте не забывать, что Вагаб — это базовый боксер. А Гаджи …

— …10 лет играл в футбол?

— Гаджи, безусловно, природный кулачный боец, но у Вагаба именно бокс поставленный. Гаджи — это трудолюбивый атлет. Вагаб — один из самых дисциплинированных спортсменов, кого я встречал. Есть люди, которые собрали 10 000 подписчиков и думают, что на тренировке они могут делать, что хотят. Вагаб придет на тренировку, ты скажешь ему сделать 1000 прямых, и он их сделает. Это действительно профессиональный спортсмен, и я считаю его одним из лучших бойцов ММА в России.

— Вам 29 лет, Вагабу — 36. Не сложно быть тренером для человека, который заметно старше?

— Должно быть четкое понимание: пока мы находимся в ринге, я ему могу сказать: «Вагаб, сделай вот так». Мы вышли за ринг, Вагаб становится моим старшим товарищем, и он мне может сказать: «Игорь, сделай вот так». Тем более я понимаю, что мне как тренеру тоже много чему можно и нужно учиться. Даже от тех людей, кто ко мне приходит, я что-то беру. Например, когда Вагаб бьет кросс, у него этот удар очень страшный по силе, очень амплитудный, я ставлю лапу и понимаю его траекторию ударов, как они в принципе выходят на него.

— Им же хотят сделать бой с Дмитрием Кудряшовым.

— У Кудряшова будет преимущество в силе, его «Кувалдой» не просто так назвали, но у Вагаба такая ментальность, что, как мне кажется, он в принципе себе не позволяет думать, что кто-то может быть его сильнее или в чем-то лучше.

«Я устраивался даже в доставку еды». Работал на стройке, а теперь помогает Емельяненко, Исмаилову и Марифу Пираеву

Игорь Кокоев и Мариф Пираев / Фото: © Arena FC

— Вы сейчас готовили Марифа Пираева для довольно громкого реванша с Моряком. У Марифа было много клинча, который решил в этом бою.

— Все, что он сделал в клетке, было тем, над чем мы работали. Многие забывают, что Мариф, во-первых, базовый боксер. Во-вторых, я знал, что очень сильный в клинче. В-третьих, мы понимали, что Моряк захочет встретить дальней рукой, и говорили, что после этого он будет застревать, соответственно, нужно давить, зажимать и бить в клинче. Еще Мариф в этом бою отлично слышал угол, он бы мог и лучше, но у нас там была очень тяжелая весогонка. Был момент, он зашел в хамам, сидел там, вышел и стал даже тяжелее на сто граммов. Просто прибавил от влажности на фоне стресса, в котором у него был организм. Но мы сделали вес, к бою мы набрали где-то 85 кг, и все было нормально.

— На несколько тренировок к вам заходил Магомед Исмаилов. Какое он впечатление оставил?

— Очень шустрый. Даже бой с Дуродолой берем — я понимал, что первые раунды Дуродола в него не попадет. Это 100%. Может быть, в поздних раундах было бы сложнее, но первые два раунда я понимал, что Дуродола не попадет и Мага заберет эти отрезки. Дальше я волновался за его выносливость, но он хорошо подготовился. Мага очень динамичный — может, вам не понять, но человек, который работает с Магой, заметит, что это сверхразвитые динамика и тайминг. Он всегда знает, когда ударить и всегда очень подвижен.

— Чем Александр Шлеменко будет для него опасен?

— Давайте я честно скажу, я не знаю, как дерется Шлеменко. Не буду зря говорить. Я его знаю как бойца, но не знаю, как он дерется, поэтому не хочу просто так говорить.

— Считаете, сколько раундов в неделю вам приходится держать людей на лапах?

— Могу сказать, что в день в среднем 50 раундов. По времени примерно с 8-9 утра до вечера. Почти все — это персональные тренировки, групповые я пока не веду. Из персональных 10% — это не спортсмены, а люди, которым просто хочется тренироваться, заниматься боксом, но и то мы должны найти общий язык, чтобы заниматься.

— Самый сытый месяц в Петербурге сколько вам приносил?

— Думаю, что около 300 тысяч. Я там немало зарабатывал, меня там показывали по местным телеканалам, мы в пандемию какие-то тренировки пробовали проводить на улицах, было неплохо.

— А сейчас сколько вы попросите, если человек к вам придет на персональные тренировки?

— Зависит от того, сколько у него денег, ха-ха-ха. Если серьезно, то есть люди, кто платит и 50 тысяч в месяц. Есть и те, кто 200. Зависит от того, как человек сам подойдет. Если он подойдет и скажет: «Да мне без разницы». Ну, я отвечу: «Полмиллиона». Если он говорит, что ему без разницы, то почему бы не попробовать. 

Источник статьи: matchtv.ru/volleyball