Зимние

«Заставил бы сборников учить английский». Если бы Губерниев стал президентом СБР

16просмотров

«Заставил бы сборников учить английский». Если бы Губерниев стал президентом СБР

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

«Матч ТВ» вручает штурвал от российского биатлона его главной звезде.

«Матч ТВ» вручает штурвал от российского биатлона его главной звезде.

В конце июня состоятся выборы президента Союза биатлонистов России. Кандидатов двое — Виктор Майгуров и Алексей Нуждов. Каждый раз при обсуждении этого вида спорта возникает разговор о возможном выдвижении на пост «голоса биатлона» Дмитрия Губерниева. «Матч ТВ» узнал у самого комментатора, что он мог бы предложить стране в новой для себя роли.

— Когда речь заходит о кандидатах в президенты СБР, часто обсуждают вашу кандидатуру на пост главы федерации. У вас были реальные предложения?

— Это всплывает не только тогда, когда речь идет о биатлоне. А еще когда касается лыж и гребли. Предложения реально были. Но я к ним отношусь умозрительно. Потому что мне кажется, где родился, там и пригодился. Я очень люблю свою работу, люблю комментировать, дарить людям праздник. Все-таки работа президента СБР — это работа чиновника, пусть и спортивного. Я готов помогать, обращать внимание, критиковать.

— То есть приходили влиятельные люди и предлагали финансовую поддержку?

— Не скажу, влиятельные или невлиятельные. Но в свое время мне предлагали. Это касалось четырех федераций: гребного спорта, гребли на байдарках и каноэ, лыжных гонок и биатлона. Причем в первый раз подобное предложение было довольно давно — лет двенадцать назад.

«Заставил бы сборников учить английский». Если бы Губерниев стал президентом СБР

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Давайте представим, что вы — президент СБР…

— Сложно представить. Но допустим.

— Ваши первые шаги на этом посту?

— Во-первых, дабы не было бардака, нужно упорядочить документы, чтобы не было никаких вопросов у соответствующих органов и структур. Надо провести ревизию.

Необходимо добиться полного взаимопонимания с министерством спорта и Олимпийским комитетом, консолидировать бюджет, найти спонсоров, внимательнейшим образом работать с регионами, выезжать на соревнования, быть в гуще событий — это касается детского и профессионального спорта. 

Разумеется, нужно развивать биатлон в стране. У нас и так проблем непочатый край. Но если говорить про биатлон, есть огромные регионы, которые не могут даже собрать команду на эстафету. Это касается, кстати, Москвы, Свердловской области, Татарстана. Огромные, прекрасные регионы, но с точки зрения развития биатлона там некий застой.

Нужно быть максимально открытым, не бояться непопулярных шагов, работать со спортсменами. В медийном плане надо, чтобы федерация была на слуху, гремела не просто с точки зрения дутого финала, но и в плане реальных результатов.

— Давайте по темам, которые у нас в биатлоне активно обсуждаются. Вы приходите на пост главы СБР, тренеры уже назначены, вам с этим жить. Что будете делать?

— Это странно, что мне с этим жить. Вот первый камень преткновения. Мне кажется, что сначала ты приходишь, а потом назначаются тренеры. Не наоборот! 

Вот как теперь некоторые представители команды Майгурова: «А чего вы говорите на Шашилова? Его назначал Драчев». В итоге — бац! — Шашилов опять тренер сборной. Это отличная отмазка. Какая-то порочная система. Сейчас мы сразу же упираемся в невозможность прийти на пост президента СБР, потому что сформированы тренеры. У меня, например, другой взгляд на вещи. Тут же еще надо бюджет понимать: кто у нас спонсоры, на кого можем рассчитывать, на какие компании, какие взаимоотношения с Минспорта, ОКР и, в конце концов, с администрацией президента. Это тоже очень важно.

«Заставил бы сборников учить английский». Если бы Губерниев стал президентом СБР

Михаил Шашилов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Будете ли менять тренеров или все же с этим жить?

— Если с этим жить, то зачем тогда приходить на пост президента СБР?

— Как смотрите на нынешнюю систему, когда есть у тренеров отдельные группы спортсменов? Две мужские группы — Каминского и Башкирова, две женские — Шашилова и Истомина.

— Она очень симпатичная. Единственное, повторюсь — по мужчинам вопросов нет, но есть вопросы по женщинам. С огромным уважением и пониманием отношусь к вундеркинду Артему Истомину, но может ли он быть руководителем группы? Вот вопрос. При наличии более опытного Норицына, например. Хотя, с другой стороны, молодым везде у нас дорога. Он может справиться. Но шаг рискованный. 

Если говорить про Шашилова, то тут надо внимательнейшим образом разговаривать со спортсменами. Я не уверен, что Светлане Мироновой нужно работать в группе Шашилова. По Казакевич, по Шевченко, по Дербушевой вопросов нет. Они доверяют. По Мироновой особая история. Она регрессировала заметно и не без участия Михаила Шашилова. Как бы то ни было, тренер несет ответственность за результат.

— Допускается ли индивидуальная подготовка?

— Сейчас на самом деле мы говорим об этом абстрактно, а ситуация в высшей степени тяжелая. Потому что никакого международного сезона не будет. И возникают вопросы: нужна ли сборная команда, календарь? Что нужно сделать: найти деньги в бюджете, найти спонсоров, договориться с белорусами, чтобы были совместные соревнования, договориться со стадионами. Теперь многие вопросы, которые обсуждают, не имеют никакого значения, потому что стартов международных не будет. Но продолжать работу в этом направлении, безусловно, надо, потому что иначе мы спорт потеряем. Индивидуальная подготовка — без проблем.

— А сборная нужна?

— Конечно. В противном случае, я боюсь, что мы ее никогда не соберем.

— Насколько необходима фигура главного тренера? Или, как в некоторых федерациях, глава совмещает эту должность?

— Я еще не решил, честно говоря. В некоторых организациях президент федерации является главным тренером для того, чтобы получать зарплату в министерстве спорта, честно говоря. Это называется просто — прибавка к пенсии. При этом, согласитесь, что сложно представить, чтобы президент федерации одновременно еще и тренировал. Мне сейчас расскажут, что тренер — это должность техническая. Но главный тренер по ставке Минспорта получает приличные деньги. Это просто легальный способ помочь финансово. С моей точки зрения, это очень странно. Но как есть, так есть.

— Отбор в команды всегда вызывает споры. Как сделать так, чтобы всех все устроило?

— Это как отмена крепостного права — сделали так, чтобы все были недовольны. Должны быть недовольны крестьяне, должны быть недовольны помещики. Но тем не менее реформы были. Эпоха великих реформ Александра II. Если бы его не убили в тот день, когда он ехал подписывать важный документ, то вообще ход истории мог бы повернуться в другую сторону. Поэтому бояться не нужно. Нужно быть современным. 

Кстати, вот, что бы я сделал. Заставил бы спортсменов, если ты попадаешь в сборную команду России, выучить английский. Может быть, не наказывал за это рублем, но помог бы выезжающим биатлонистам на международные соревнования в изучении языка. Этим занимался Прохоров в свое время.

«Заставил бы сборников учить английский». Если бы Губерниев стал президентом СБР

Михаил Прохоров / Фото: © РИА Новости/Сергей Гунеев

— Если бы за незнание английского штрафовать не стали, то за что бы стали?

— Это известные истории: нарушение режима, этические моменты.

— Допустим, что нам в предстоящем сезоне разрешают выступать на международных стартах…

— Нас не допустят! Давайте сейчас не будем толочь воду в ступе. Нас до стартов не допустят! Я боюсь, что эта канитель продлится еще несколько лет. Нам надо прекратить сейчас возводить воздушные замки. Что-то вдруг произойдет и нас куда-то пустят? Никуда нас не пустят, даже если что-то вдруг произойдет. Но это не значит, что мы должны опускать руки и прекращать борьбу. Надеюсь, безусловно, на чудо, на здравый смысл.

— Как мотивировать спортсменов, чтобы участвовать в российских стартах?

— Есть очень простая история — финансовая. Здесь уже у нового президента СБР или нового старого проявятся его организаторская профессиональная выручка и смекалка. Спортсмены из-за неучастия в международном сезоне потеряют огромное количество денег. Это надо как-то компенсировать. 

Например, в Уфе на Всероссийских стартах, насколько я знаю, не было призовых вообще. В Тюмени победитель получал, по-моему, 15 тысяч рублей. И то это были тюменские деньги. То есть СБР спонсоров не нашел от слова совсем. Это ненормально. Мы должны спортсменов поддержать. Они после Олимпиады не поехали на этапы Кубка мира и понесли большие убытки, несмотря на хорошие призовые медалистов Игр. Поэтому сегодня вознаграждения спортсмена и, кстати говоря, тренера выходят на первый план.

— Как должен складываться календарь сезона в текущей ситуации?

— Все упирается в наличие денег. Если есть статья бюджета и хорошие спонсоры, то вот, пожалуйста, открытые этапы Кубка России с приглашением белорусов. За победу давать деньги, сопоставимые с суммами за победу на этапе Кубка мира. По крайней мере, солидные деньги — несколько сотен тысяч рублей за первое место. Где взять? Вот вопрос.

— Насколько медийно должны быть открыты спортсмены?

— У команды должен быть профессиональный пресс-атташе. Человек, который не сидит в Москве и не просто на месте событий, а обладает всеми аккредитациями, вхож во все микст-зоны. Как мы это видим у немцев, норвежцев, французов. У них абсолютно грамотно выстроенная система взаимоотношений. 

Но нашим спортсменам пресс-атташе уже не нужен. Мы приучили ребят. Они все всё прекрасно понимают. Наши двери открыты и до старта, и после финиша. Тут проблем никаких нет. Здесь, опять же, все упирается в деньги. Почему у нас пресс-атташе не выезжает на этапы? Нет денег. У нас и руководитель биатлона был на этапе Кубка мира в этом сезоне один раз — в Антерсельве. И то это был частный визит.

«Заставил бы сборников учить английский». Если бы Губерниев стал президентом СБР

Виктор Майгуров / Фото: © Союз биатлонистов России

— Президент СБР — должность в России часто критикуемая. Как бы вы относились к этой критике?

— И меня критикуют как комментатора. Не только президентов СБР — президентов стран критикуют. И что? Публичный человек. Это часть нашей профессии. Критика — прекрасна.

— Какой человек нужен у руля российского биатлона?

— Который сделает все то, о чем я сказал. Такие люди есть. Я их знаю. Но это не я!

Источник статьи: matchtv.ru