Зимние

«Завершение тренерской карьеры? Я просто кокетничал». Александр Жулин — об изоляции России и патриотизме

16просмотров

«Завершение тренерской карьеры? Я просто кокетничал». Александр Жулин — об изоляции России и патриотизме

Александр Жулин / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

Полностью потерял интерес к женскому одиночному катанию.

Полностью потерял интерес к женскому одиночному катанию.

Российский тренер Александр Жулин в интервью «Матч ТВ» рассказал о том, когда ожидает решения о карьере олимпийских чемпионов Виктории Синициной и Никиты Кацалапова, как в его группе появилась новая пара, а также о том, почему Запад хочет стереть Россию с карты мира.

— Вы неоднократно говорили, что не смотрите чемпионат мира. Почему? Это же показатель уровня конкуренции и все такое.

— Просто такая ситуация сейчас сложилась, что все русские — изгои. Для меня полностью потерян интерес к женскому одиночному катанию. В танцах я знаю, как все катаются. Не спорю, Пападакис и Сизерон — очень сильные ребята. В парах без наших тоже делать нечего. Поэтому этот чемпионат мира был, ну, скажем, с натяжкой. Что мне там было смотреть?

Плюс ко всему мы находимся в совершенно подвешенном состоянии. Решение Международного союза конькобежцев (ISU) еще не принято, нас могут вообще отлучить от мирового фигурного катания на неопределенное время. Останется ли наша федерация членом ISU… Сегодня самое дурацкое — давать какие-либо прогнозы и о чем-то таком мечтать. Поэтому я просто хожу на работу, делаю программы с теми ребятами, которые у меня есть. Стараемся поддерживать себя в нормальном настроении. Но вообще — ждем вестей с полей, чем закончится эта военная операция. Далекоидущих выводов я бы сейчас не делал.

«Завершение тренерской карьеры? Я просто кокетничал». Александр Жулин — об изоляции России и патриотизме

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Внутренними соревнованиями возможно как-то компенсировать отсутствие международных стартов? Или это все же некий суррогат?

— Только если будут приличные призовые, чтобы как-то людей мотивировать. Если готовишься к чему-то — допустим, к Кубку России — и тебе там вручат грамоту и вымпел, это одна история. Тогда мотивацию найти практически невозможно. А с призовыми люди будут стремиться к тому, чтобы заработать, как это происходит, условно, в профессиональном футболе. Думаю, это единственный способ существовать, пока нас в мире все считают проклятыми русскими.

Насчет перехода в другую страну — я не вижу смысла и объясню почему. Все же знают, что мы русские. И даже сменив флаг, ты остаешься русским, и в мире это осознают. И никакой поддержки зрителей и судей у тебя не будет.

— Но ведь сборная Грузии на том же чемпионате мира целиком состояла из тех, кто раньше катался за Россию.

— Возможно… Но я просто еще читаю, что, если человек будет представлять другую страну, он больше не сможет въехать в Россию. Поэтому эти вещи должны сперва как-то утрястись, устаканиться. Конечно, жаль людей, которые будут кататься просто так, потратив 15-17 лет своей жизни. Это сложный вопрос, неоднозначный. Надо ждать, что будет дальше, как будет развиваться операция и ситуация с санкциями.

Мировое сообщество — нравится оно нам или нет — все-таки существует, и надо какими-то дипломатическими путями решать вопросы. Потому что судьбу Северной Кореи я для нашей страны бы не хотел. Не думаю, что до этого дойдет, но западный мир хочет, чтобы русских не существовало. Я этого не хочу. Поэтому буду стремиться к тому, чтобы быть русским и существовать.

— Не вызовет ли изоляция России массового завершения карьер в нашей фигурке? Условно, той же Анне Щербаковой ради чего кататься?

— Не могу залезть к ребятам в голову, но мотивация — это действительно сложный момент. Если у тебя два серьезных турнира в году — чемпионат России и финал Кубка России — это тяжело. Мы в такой ситуации еще и не были никогда. За мою жизнь такая операция впервые. Поэтому мы все находимся в неведении.

«Завершение тренерской карьеры? Я просто кокетничал». Александр Жулин — об изоляции России и патриотизме

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Верите, что в России удастся создать аналог Гран-при?

— Зависит от того, разрешит ли нам это сделать ISU. Сейчас же мы все-таки под их эгидой все делаем. А поскольку ISU, WADA и МОК одним миром мазаны, нам будет очень непросто.

— То есть вы пессимистичной позиции придерживаетесь?

— У меня нормальная позиция. Я все-таки немного пожил и понимаю, что просто нам не будет. Не могу себе представить, что сейчас все развернутся и скажут: «Ой, какие же русские классные». Не верю я в это. Поэтому нам приходится пребывать в непонятной ситуации.

— Как находить мотивацию? Спортсменам понятно — у них хотя бы шоу. А тренерам?

— Ну, мне доставляет огромное удовольствие ставить программы, дорабатывать их. Я в любом случае буду стремиться к тому, чтобы наши спортсмены были одними из лучших, если не лучшими.

Вот вы сказали, что я пессимист. А я, мне кажется, наоборот, оптимист. Я верю в лучшее — не знаю, как оно будет выглядеть, но все равно. Страна у нас большая, и если мы все замотивируемся делать все самое лучшее — лучшие программы, лучшие машины, лучшие самолеты, — тогда это будет началом новой эпохи России.

— Вы говорили еще до Олимпиады, что планируете завязать с активным тренерством после Пекина, когда Вика Синицына с Никитой Кацалаповым закончат. Помню, ваши слова: «Уеду в США и буду там рыбу ловить».

— (Смеется.) Вы знаете, разговоры такие были. Но с учетом того, как они относятся к нам, уже даже рыбу ловить не хочется. Думаю, она там будет отравленной (смеется). Так что я поменял мнение — патриотизм растет со страшной силой. И это не связано с Украиной, нет. Просто я вижу, что западный мир хочет убрать нас с планеты Земля. А я считаю, что русские люди спасут мир. Потому что они, во-первых, православные. Во-вторых, добрые. И такие нации лучше не трогать, мне кажется.

А рыба… Очень надеюсь, что она будет продаваться в магазинах. И я ее стану просто есть.

— То есть планы отойти от тренерской карьеры…

— Да нет таких планов. Это я кокетничал (смеется).

— И все же карьера Вики с Никитой подходит к концу. Вы видите в них неисчерпанный ресурс? Или максимума они уже достигли?

— Они могут кататься еще лет 128. Другое дело, не устали ли они от всего этого. Находиться каждый день на льду, через боль, через спины и колени — это огромный труд. Посмотрим, как они поступят. Но если они придут ко мне и скажут, мол, Александр Вячеславович, давайте кататься, я, конечно же, их поддержу. Да даже если они просто еще на сезон захотят остаться — замечательно! Ну, а если нет — что ж, они все уже сделали.

Никита — уже дважды олимпийский чемпион, Вика теперь тоже олимпийская чемпионка. Я своих чемпионов очень люблю и готов с ними работать хоть до момента, пока им 60 не стукнет.

«Завершение тренерской карьеры? Я просто кокетничал». Александр Жулин — об изоляции России и патриотизме

Фото: © Matthew Stockman / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— То есть сейчас у них решения еще нет? Просто уже апрель, пора программы ставить.

— Ну, мы обычно ставим программы в мае в любом случае. А нынче с учетом Олимпиады все вообще может затянуться. Ребята опустошены, плюс ситуация в мире не способствует радости. Я буду смотреть на них, наблюдать. Они были сегодня на льду, катались, улыбались. Естественно, без нагрузок, но все равно. Ребята поддерживают форму, а решение они примут, думаю, где-нибудь в июле. Мне кажется, они будут ходить на каток, дальше я сделаю им что-то вроде макета программы, и мы посмотрим, захотят ли они это все катать.

— Новых пар у вас пока не появилось? А то в фанатской среде активно ходят слухи про Дэвис/Смолкина.

— Слушайте, да сейчас вообще непонятно, что происходит. Дэвис/Смолкин, думаю, тоже задумаются, где им кататься. Тренируются они в Америке, но люди-то русские. Они совершенно спокойно могут выступать, например… В общем, не знаю. Думаю, они с Этери Георгиевной сами определят, за кого им кататься.

А у меня очень хорошая пара образовалась — Шанаева/Дрозд. Лиза перешла ко мне, катается уже три недели, отлично смотрятся вместе. Она не каталась недели две по какой-то причине, так что пришла не в очень хорошей форме. Но сейчас нам всем нравится все больше и больше. Там еще есть наметки, но пока не срослось. Как срастется — скажу с удовольствием.

Так что есть с кем работать и что ставить. Это очень интересный, важный процесс — и для них, и для меня. Потому что просто лечь на спину и говорить про то, что происходит, — это не наша история. Мы все равно стараемся, ходим на работу, радуемся и надеемся, что правительство будет тренеров поддерживать.

— Насколько сильно вообще, на ваш взгляд, поменяются танцы на льду в следующем сезоне? Просто у народа по большей части на слуху женская одиночка, но теперь кажется, что именно в танцах изменения будут наиболее глобальные — столько пар уйдет.

— Посмотрим. Хотелось бы, конечно, чтобы русские участвовали в международных соревнованиях, потому что мы всегда давали колорита. Не хочу пока ничего загадывать, потому что не знаю, кто останется, а кто закончит. Да и с нынешней ситуацией не особо понятно, чем все закончится. Одну могу точно сказать — все будут танцевать (смеется).

Источник статьи: matchtv.ru