Зимние

«Желание изучать четверные должно быть. За тройные прыжки никто в ладоши не хлопает». Сергей Добрин — о решении уехать тренировать в Москву

27просмотров

«Желание изучать четверные должно быть. За тройные прыжки никто в ладоши не хлопает». Сергей Добрин — о решении уехать тренировать в Москву

Сергей Добрин / Фото: © Instagram Сергея Добрина

Тренерская конкуренция в фигурном катании может обостриться.

Тренерская конкуренция в фигурном катании может обостриться.

В середине мая стало известно, что тренер Сергей Добрин ведет набор фигуристов от второго спортивного разряда и выше в группу в «Мегаспорте», где будет работать с Жанной Федоровной Громовой. Громова раньше тренировала самого Добрина, а еще она много лет была бессменным наставником Ирины Слуцкой. 

Сергей Добрин последние 7 лет провел в Краснодаре, где с нуля построил систему подготовки фигуристов и вырастил нескольких кандидатов в мастера спорта и мастеров спорта. О том, почему он решил переехать в Москву и чего ждет от нового этапа в жизни, Добрин рассказал в интервью «Матч ТВ».

— Сергей, с чем связаны ваши серьезные перемены в жизни? Переезжаете в Москву, будете работать в паре со своим бывшим тренером.

— Жанна Федоровна действительно мой тренер, второй в карьере, с ней мы прошли долгий путь. Самый результативный для меня. Она дала мне больше, чем кто-либо.

Для меня Краснодар был определенным этапом становления тренерского пути длиной в семь лет. Я воспитал там спортсменов — кандидатов в мастера спорта и мастеров спорта. Начал в 2014 году, когда еще ничего не было, кроме детей с одинарными прыжками. Прошел через радости и разочарования. То есть все было.

Понял, что нужно расти дальше и двигаться вперед, вариться в каше, где есть соревнования каждый день, а люди приходят на тренировку как в последний раз. Это полезно не только сыну моему и спортсменам, которые вместе со мной поедут, а в первую очередь мне. В регионе можно показывать результаты определенного характера, быть первым или вторым на местном уровне, но, приезжая на серьезные на соревнования, этапы кубка, первенства России, быть в десятке — это большой успех.

В регионах руководство интересует две базовые вещи: порядок и отчетность. Результативность и идеология — нет.

Вообще, в Краснодаре нормально жилось. Прекрасная погода и все условия. Но меня тянет в Москву, и даже не потому, что там мама живет, а потому, что нужно реализовать свои амбиции. Я чувствую, что уперся в потолок.

— Рассматривали именно Громову изначально или были еще другие варианты?

— Еще когда я переезжал из Сибири в Москву и искал варианты сотрудничества, я рассматривал в том числе Жанну Федоровну. Тогда в школе был другой директор, и у нас ничего не получилось. Не было возможности туда попасть, как и во все остальные школы. Кроме Этери Георгиевны (Тутберидзе. — «Матч ТВ») — тогда у меня получилось с ней поработать.

А вообще, к Жанне Федоровне меня всегда тянуло, если можно так сказать. Хотелось забыть какие-то старые обиды, связанные с моим переходом к другому тренеру, жить дальше и работать вместе. Не как первый и второй тренер, а как тренер со своей группой. Будет группа, Жанна Федоровна станет помогать мне, когда я поеду на соревнования, а я буду помогать ей в работе с удочкой и теми же самыми поездками на соревнования. Она уже далеко особо не выезжает.

«Желание изучать четверные должно быть. За тройные прыжки никто в ладоши не хлопает». Сергей Добрин — о решении уехать тренировать в Москву

Жанна Громова / Фото: © Viktor Chernov / Russian Look / Global Look Press

— То есть это была в первую очередь ваша инициатива?

— Да, это был мой шаг. Жанна Федоровна отреагировала положительно, все зависело от местного руководства и от того, есть ли на данный момент ставка. Состоялась встреча, после нее было принято решение, что можно набирать группу со второго спортивного разряда и выше. Мне сказали: «Приступайте к работе. Хоть здесь и сейчас с группой от шести человек». Но здесь и сейчас я не мог, считал своей обязанностью довести сезон в Краснодаре до конца. Выполнить поставленные задачи подтверждения разрядов и присвоения новых, тем более у меня там мастер спорта должен был наметиться. Надеюсь, его присвоят в июне. Плюс мои КМС (кандидаты в мастера спорта. — «Матч ТВ»), плюс спортивные разряды, где все дети на год-два опережают свой возраст, опять же с прицелом на Москву. Сын у меня стал чемпионом края, соревнуясь со спортсменами на два года старше.

— Что будет с группой в Краснодаре?

— Я нашел себе на замену второго тренера, с которым сотрудничал до конца сезона. Его зовут Дмитрий Спадынюк. То есть он понял, куда попадает и что работы много. Во-вторых, информация о моем уходе крутилась уже давно, я никого этим особо не шокировал из родителей. И не строил иллюзий по поводу того, что спортсмены поедут вместе со мной. Один-два человека — уже был бы успех. Потому что вопрос сложный со всех сторон. На данный момент со мной собирается один человек. Кто-то из группы собирается перейти в другой вид фигурного катания, пока не буду говорить подробностей раньше времени. Кто-то может вообще закончить. Кто-то перешел в другую команду. Это серьезный вопрос, и второго тренера я настраивал, что после моего отъезда группа может полностью развалиться.

— Как идет набор в новую группу?

— Идет просмотр, без моего участия, правда, потому что я пока не в городе. Жанна Федоровна просматривала спортсменов перед выходом в отпуск. Народ пишет и звонит, нужно теперь всех посмотреть. Плюс у меня спортсменка планирует переезжать вместе со мной. Надеюсь, в июле приступим к работе, как и полагает началу сезона.

— Какие качества вам важно увидеть в своем ученике? Кого с удовольствием возьмете в группу?

— Мне нужно, чтобы для этого человека фигурное катание было номером один, так же как и для меня. Чтобы родители понимали, что фигурное катание в жизни детей — не слишком-то длинный путь и в нем важен каждый день. Важно, чтобы не было элементарных пропусков по неуважительной причине, чтобы мое предложение дополнительной работы было воспринято с пониманием. Если я предлагаю остаться на дополнительный лед или второй час, чтобы человек прибавил в чем-то, и хочу с ним прицельно поработать, мне хотелось бы, чтобы это было воспринято по-спортивному, а не с обидой и не как «у меня были другие планы».

Безусловно, важна комплекция. Понимание, куда человек попал. Соблюдение режима питания, жизни и тренировок — как и когда есть, как и во сколько проснуться и лечь спать. Нормальное восприятие монотонной работы — залог успеха в дальнейшем, потому что, делая одно и то же каждый день, мы не замечаем, как продвигаемся, как тяжело бы это ни было. Ну, и амбиции. Я готов заставлять, особенно мальчиков, понимая, что они мальчики, чтобы они начали включаться в работу. Хочу сделать акцент на мужской половине по определенным известным обстоятельствам. Но изначальное желание изучать четверные должно быть. За тройные прыжки никто в ладоши уже не хлопает. Всех интересуют только квады. Прицел такой, чтобы человек, независимо от того, утро это или вечер, приходил и включался в работу над тройными акселями и четверными прыжками. Но если спортсмен не владеет еще даже тройными, но у него большое желание, я готов с ним работать.

— В Москве бешеная конкуренция даже на уровне юношеских разрядов. Готовы к этому как тренер?

— От этого идет прогресс. Лучше сидеть на попе ровно, понимая, что у меня пока слабые спортсмены, чем ездить со слабыми спортсменами на соревнования. Я бы не переехал из Краснодара в Москву, если бы меня не беспокоил этот момент. Мне надоело занимать шестые места. Есть такой фактор, что спортсмену из региона, если даже он все сделает чисто в прокате, поставят, например, галку (недокрут на прыжке — это снижает стоимость элемента и влияет на оценку. — «Матч ТВ»). Так бы, допустим, человеку чистый каскад помог попасть в сильнейшую разминку. Обидно бывает, когда понимаешь, что спортсмен все сделал, а ему зачем-то эти галки ставят — непонятно зачем. Про компоненты вообще молчу, это для меня отдельная галактика.

— Как жена отнеслась к вашему решению? С двумя детьми из теплого Краснодара в холодную Москву не каждая легко согласится перебраться.

— Мне повезло с супругой. Ей можно поставить памятник уже сейчас, потому что она живет моей жизнью абсолютно и жизнью детей, отдана этому виду спорта. Все семь лет, которые я работал в Краснодаре и вставал в 5 часов утра, она вставала вместе со мной, готовила завтрак и провожала меня на работу. Она хоть и не фигуристка, но ей в принципе фигурное катание нравится. А это даже не всем фигуристам свойственно, понимаете? (Смеется.) В каких-то моментах я черпаю новую информацию больше от нее, чем знаю сам. Я не слежу иногда, не успеваю в связи с работой, а она что-то где-то прочитала, с кем-то пообщалась. Более того, супруга сейчас тренирует нашу дочь Веронику, которой три года, потому что у меня самого нет возможности это делать. Я в свое время Свету поставил на коньки и научил азам, и она сейчас дочь выкатывает, какие-то базовые моменты прорабатывает с ней. Неплохо получается, Вероника на соревнованиях в призах по своему возрасту.

— Чего в первую очередь ждете от нового опыта, новых вызовов, новых условий?

— Я изначально понимал, что если приеду в Москву, не обломаюсь начать с нуля и воспитать новое поколение.

Мне хочется быть в «тусовке». Хочется общаться с профессионалами фигурного катания, которые в нем разбираются. Я соскучился по этому движению — хочется быть его частью, быть ближе к теме. Отдаю себе отчет, куда я попадаю, но мне хочется каждый день расти.

Хочу в команду единомышленников, живущих этим 24 на 7, чтобы с самолета сразу на лед, чтобы ночью можно было позвонить и поделиться своими мыслями, например, по костюму, чтобы выигрывать три старта в один день, находясь в разных местах.

Источник статьи: matchtv.ru